Только важное и интересное — в нашем Twitter
Новости партнеров

Зачем нам сеть государственных правозащитников?

Российская власть приступает к "мягкой" зачистке общественного правозащитного движения

Президент ежедневно подписывает десятки указов и неустанно борется с мировым терроризмом. Недавно Комиссия по правам человека предложила президенту создать Международный правозащитный центр. Владимир Путин решил, что эта мера может содействовать дальнейшему становлению гражданского общества в России, а заодно расширить взаимодействие между общественными и государственными институтами, и указ подписал. Так что теперь у нас будут свои собственные официальные правозащитники. Целая сеть.

Чего хочет государство

Наши "органы" недвусмысленно предлагают нам свою любовь. Действующий президент подписывает указ "О дополнительных мерах государственной поддержки правозащитного движения в Российской Федерации". Почему "дополнительного"? Потому что 13 июня 1996 года другой президент подписывал другой указ, только меры поддержки тогда были "некоторые". А дальше, как говаривал еще один президент, "нАчать мы нАчали, теперь надо углУбить". "И укрепить", - резюмирует наш президент. В сообщении пресс-службы президента России от 27 сентября сего года говорится: "Цель Указа - способствовать развитию правозащитного движения и более тесного сотрудничества с органами государственной власти в интересах защиты прав российских граждан".

Практика убедительно показывает, что просто слов для защиты наших прав недостаточно. Законы и документы у нас уже есть, но их либо не читают, либо трактуют по-своему. Пора дело делать.

Те, кто это понимает, активно поддерживают президента. Элла Памфилова, председатель Комиссии по правам человека, которая и выступила с инициативой создания сети карманных правозащитников, в интервью радиостанции "Эхо Москвы" заявила, что во всех нормальных демократических странах государство оказывает определенную помощь общественным организациям. Вот мы и создаем государственный правозащитный институт. Член экспертного совета Уполномоченного по правам человека в России Анатолий Божков отметил, что раз международный терроризм является сетевой структурой, то общество для борьбы с ним должно создать аналогичную сетевую структуру. А советник нашего президента Асламбек Аслаханов пошел еще дальше и назвал инициативу создания общественного антитеррористического движения "великолепной".

Знай и люби свои права

В отношении предмета разговора - понятия права - необходимо определиться. У человека, как известно, есть множество прав - на отдых, на труд, на гражданство, на религию, на жизнь, в конце концов. Но в нашей стране, кажется, все больше обращаются к определениям советским, четким и однозначным, простым и понятным, удобным для верхов и навязанным низам.

Откроем замечательную пухлую книгу под названием "Большая советская энциклопедия". Там толкование права дается, без преувеличения, просто гениально: "Право - совокупность общеобязательных правил поведения (норм), установленных или санкционированных государством. Право носит всегда классовый характер: с помощью права господствующий класс закрепляет порядок отношений, соответствующий его интересам. В этом смысле право - возведенная в закон воля господствующего класса".

Если подумать, кто у нас нынче за господствующий класс, то все сходится: этому классу приспичило создать правозащитные институты, подконтрольные государству. Чтобы мы могли сплотиться, создать сеть и противостоять терроризму под наблюдением и с высочайшего одобрения.

Читаем дальше: "Характерная особенность права - соблюдение его норм - обеспечивается принудительной силой государства". Вот так. Партия сказала: надо защищать права и бороться с террором. А то раньше вы только баловались и нападали на государство. А оно и само хочет права защищать. Это красиво. Это модно, в конце концов. Так все в мире делают. А из тысяч действовавших до сих пор гражданских правозащитных объединений и союзов далеко не все, как считает президент, были ориентированы на отстаивание реальных интересов людей. Ну, это же без смеха сквозь слезы слышать нельзя. Действительно, кто ж их отстоит, реальные интересы людей, как не родное государство? Не сами же люди, в самом деле. Люди только грозят небу кулаком или сопли размазывают.

А государство сильное и крепкое, оно может что угодно от чего угодно защитить. Правда, до сих пор и у него, родного, не очень-то получалось...

Чего хотят правозащитники

Впрочем, государство считает, что это у общественных организаций ничего не получается. А между тем правозащитники пишут письма в адрес Специального представителя Генерального секретаря ООН и жалуются на свое тяжелое положение. В письме они рассказывают о том, как их преследует государство и препятствует их деятельности.

В отношении неправительственных некоммерческих организаций принимается "репрессивное законодательство", ведется административное преследование и оказывается давление со стороны властей. Общественным правозащитным организациям отказывают в перерегистрации, их ликвидируют, им угрожают. У Фонда защиты гласности, у правозащитного центра "Мемориал", у Движения "Солдатские матери России", у общественных организаций "Горячая линия" и "Гражданское содействие" и многих других власти требовали исключить из названий и устава слова "защита прав человека" и "защита прав граждан".

Аргумент был удивительно простым: защита прав человека входит в компетенцию государства. Общество же вправе только содействовать и помогать. Ябедничать, иными словами, друг на друга, сообщать, кто у нас тут враг. И тихо сидеть, не рыпаться. И тогда государство активизирует свои усилия и всех нас защитит. А заграница в лице мирового сообщества нам поможет, потому что теперь у нас будет международный центр.

Пока еще можно, некоторые граждане выступают против. Член "Комитета-2008: Свободный выбор" Ирина Хакамада отрицательно относится к любой инициативе сотрудничества правозащитников с государством, потому что "их роль - противостоять официальной власти". Исполнительный директор общероссийского общественного движения "За права человека" Лев Пономарев считает, что новый "правозащитный" указ - это часть пиара Путина, который озабочен своим имиджем на Западе и критикой в его адрес по поводу зажима демократии. "Независимых правозащитников наш президент не любит, - уверен Пономарев, - поэтому он выстраивает государственное правозащитное движение, одомашненное и прикормленное, которое критиковать его не будет. Я вижу желание власти расколоть правозащитное движение".

До указа

Вообще-то, до сих пор мы как-то справлялись. Худо ли, хорошо, но права человека и их защита гарантировались, между прочим, нашей Конституцией. Про права и свободы человека и гражданина там написана целая вторая глава.
Кроме того, в нашем государстве есть президентская Комиссия по правам человека, работает целый Институт Уполномоченного по правам человека и официально защищает наши права Московская Хельсинская группа. Мало того, в стране действуют, по меткому выражению президента, тысячи гражданских объединений и союзов. В их числе - Институт прав человека, Московский исследовательский центр по правам человека, Фонд защиты гласности, правозащитный центр "Мемориал", общественная организация "Гражданское содействие", движение "Солдатские матери России", Комитет содействия международной защите…

Нужно ли говорить, что на защите прав человека в России также стоят вышеупомянутая Конституция, российское законодательство, целый ряд международных документов и, в конце концов, Всеобщая декларация прав человека, которую мы приняли и которую пока еще никто не отменял.

Совершенствованием правозащитной работы в стране призван заниматься Институт Уполномоченного по правам человека в России. Уполномоченный - это такой специальный человек, который обнаруживает наши недостатки и указывает на имеющиеся проблемы, содействует реализации прав граждан перед лицом бюрократических структур. Он также рассматривает жалобы и передает их куда следует, анализирует и совершенствует законодательство, развивает международное сотрудничество, занимается просветительской деятельностью и регулярно докладывает о своих успехах широкой общественности, правительству, депутатам, судьям, прокурору и самому президенту.

Уполномоченному можно позвонить и написать письмо, так что он в курсе постоянных и грубейших нарушений прав граждан, а самое главное - призван "способствовать укреплению авторитета государственной власти". Если надо - приедет и лично разберется. По-свойски. А еще Уполномоченный регулярно контактирует с десятками неправительственных правозащитных организаций. Целый список у него есть.

После указа

Для государства сегодня важнее всего - не защита наших прав, а защита вообще от мирового терроризма в частности. Вот и Всеобщая декларация прав человека, казалось бы, гласит: "Воля народа должна быть основой власти правительства". Может, стоит спросить у народа, желает ли он создания нового правозащитного центра или желает, чтобы не мешали работать уже действующим центрам и обществам, которые он же, народ, и создал?

Представитель народа и президент Центра развития демократии и прав человека Юрий Джибладзе полагает, что Международный правозащитный центр будет работать в тесном взаимодействии с Комиссией по правам человека при Президенте РФ, а все члены комиссии - входить в попечительский совет центра. Джибладзе уверен, что указ президента поддержит общественные правозащитные организации и поможет сделать взаимодействие с властью более эффективным.

А председатель Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева более осторожна в прогнозах. "Я считаю, что этот указ будет во благо, - сказала она в интервью Первому телеканалу, - но самое главное для меня - остановить несправедливые нападки на правозащитное движение". И честно призналась: "Я не знаю, что имел в виду президент, подписывая указ о создании Международного правозащитного центра. Как и прежде, мы должны придерживаться принципа: на наш роток не надевай платок".

Благими намерениями...

Угрожали нам раньше происки мирового империализма, потом еще досаждал мировой сионизм, а теперь и международный терроризм добавился. А у нас на него найдется управа - крепкое государственное регулирование. Раз можно для экономики, то почему бы не применить к политике? Крепкая и длинная рука власти, разумеется, ни в какое сравнение не идет со слезами солдатских матерей, редкими жалобами общественников и тявканьем продажной прессы, мнящей себя свободной. Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем. И мировой терроризм задушим.

Раз президент решил создать правозащитный центр, там непременно дадут защищать права. Кому надо, дадут. Потом догонят и еще дадут. Газета "Русский курьер" написала по этому поводу так: "Похоже, вся эта бутафория с созданием новых общественных структур типа Международного правозащитного центра служит не только встраиванию правозащитников в вертикаль власти, но и способствует "мягкой" зачистке старого правозащитного движения".

Возможно, подписывая указ о дополнительных мерах государственной поддержки правозащитного движения в России, президент думал и о своих собственных правах. Наверное, он читал на ночь Конституцию и как раз дошел до статьи 45, где в пункте два ясно сказано: "Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом". А президента то и дело пытаются обвинить в нарушении то закона, то самой Конституции. Но нарушать права президента ни у кого теперь не получится. Он защитит себя и тех, кого его душа пожелает, сам.

Таким образом, правозащитное движение выходит на новый виток. Поддержка будет приходить свыше. Грядущее наше будет светлым. Мы создадим легальную сеть стукачей и радостно противопоставим ее сети мирового террора. Мы будем "закладывать" друг друга на государственном уровне. Павлик Морозов может отдыхать.

А следующим указом президента наверняка должна стать национализация сети Интернет. Нужно срочно что-то придумать, чтобы оправдать цензуру какими-нибудь благими намерениями. А вообще, все это уже было в нашей жизни. И так вольно дышал человек, и сын за отца не отвечал. Мы тогда сложили анекдот про надпись на дверях КГБ: "Стучите!" Мы старались ради светлого будущего всего человечества.

Мария Кингисепп

Другие материалы
Бывший СССР00:02Сегодня

Формула мира

До Донбасса Штайнмайер пытался помирить Грузию и Абхазию. Тогда все закончилось войной