Новости партнеров

Вирус терроризма в мобильных сетях

Телефонный след из Беслана привел к 16-летней студентке из Нальчика

Сотрудники следственной бригады, изучающей обстоятельства захвата заложников в Беслане, задержали 16-летнюю студентку строительного колледжа по подозрению в пособничестве террористами. Основания для подобных подозрений у следствия вполне серьезные: номер сотового телефона девушки был в записной книжке одного из убитых в школе экстремистов. Складывается впечатление, что правоохранители пошли по уже проторенному после "Норд-Оста" пути, когда единственным осужденным по этому делу стал человек, общавшийся с кем-то из террористов по мобильной связи.

Напомним, что в июне 2003 года 25-летний уроженец Чечни Заурбек Талхигов был приговорен Мосгорсудом к восьми годам и шести месяцам заключения за помощь боевикам, захватившим здание театрального центра "Норд-Ост" в октябре 2002 года. По утверждению следствия, Талхигов связывался по мобильному телефону с террористами и передавал им сведения о местонахождении снайперов и бронетехники в районе театрального центра. Сам подозреваемый категорически отрицал свою связь с боевиками Мовсара Бараева и настаивал на том, что он лишь выполнял просьбу родных заложников, а также депутата Госдумы Асланбека Аслаханова, просивших его посодействовать в установлении контактов с террористами. Тем не менее, суд счел доводы обвинения весомыми для вынесения соответствующего приговора.

Что касается задержанной студентки, то представители правоохранительных органов уверены, что она неоднократно говорила по телефону с участником захвата бесланской школы 35-летним Мусой Цечоевым, и это уже является основанием для ее ареста. 16-летняя ингушка Марина Коригова оказалась в следственном изоляторе Владикавказа еще две недели назад, однако об этом стало известно лишь накануне, после того, как родственники занялись ее поисками.

На сайте издания "Газета" утверждается, что Коригова родилась и всю жизнь прожила в селении Сагопши Малгобекского района Ингушетии. Коригова выросла в простой ингушской семье, никак не связанной с ваххабитами. В июле этого года в перестрелке с боевиками в Малгобеке погиб ее дядя - подполковник Куриш Коригов, начальник службы криминальной милиции местного РОВД. Летом она стала студенткой строительного колледжа в Нальчике и поселилась в общежитии ВУЗа. Именно там она и была задержана 3 ноября сотрудниками следственной группы, занимающейся расследованием теракта в Беслане.

Родственники девушки наняли адвоката Шарипа Тепсаева, который сообщил журналистам некоторые детали расследования. По его словам, Коригова и не отрицает свое знакомство c Цечоевым, он был ее соседом в родном селе, однако никаких переговоров между ними не было. Ведь, согласно местным обычаям, незамужней девушке не пристало общаться с женатым мужчиной. Тем не менее, следователи настаивают, что между ними существовала связь, пусть даже виртуальная, и правоохранительные органы хотели бы знать, о чем именно говорили студентка и матерый террорист.

Адвокат Тепсаев утверждает, что сотрудники правоохранительных органов ведут себя вполне корректно, однако постоянно дают понять задержанной, что если она будет молчать, ей могут предъявить обвинение в пособничестве террористам. По словам адвоката, в деле "абсолютно нет ясности". До сих пор он даже не смог ознакомиться с постановлением суда об аресте подзащитной. На каком основании Коригова находится под стражей, тоже неясно, поскольку десять суток, на которые может осуществляться задержание до предъявления обвинения, уже истекли. Вероятнее всего, в отношении Кориговой были применены поправки к УПК, внесенные весной этого года, по которым разрешен арест до 30 суток "в связи с подозрением в совершении таких преступлений, как терроризм, вовлечение в совершение преступлений террористического характера или иное содействие их совершению".

Что касается самого Цечоева, то правоохранительным органам он известен давно. Он был участником июньского нападения на Ингушетию, однако тогда, несмотря на все усилия милиции, ему удалось скрыться. Предполагается, что именно на его грузовой машине группа боевиков и прибыла в Беслан. Однако тут есть одна примечательная деталь. Дело в том, что до сих пор официально не было заявлено об опознании тела Цечоева, идентифицировано было лишь тело его брата - Бей-Алла Цечоева. Таким образом, у следствия нет юридических оснований считать Коригову пособницей террористов, во всяком случае до окончания процесса идентификации всех боевиков, уничтоженных в Беслане.

Тела убитых боевиков. Кадр телеканала ''Россия''
Тела убитых боевиков. Кадр телеканала ''Россия''

К тому же нельзя окончательно исключать и более банальную версию. Вполне вероятно, что между Кориговой и Цечоевым существовала совсем иная, вполне мирная связь, и именно этим объясняется их общение по телефону. Учитывая строгость кавказских обычаев, несложно представить, какой скандал может произойти, если подобная связь откроется. Быть может, именно поэтому девушка столь упорно молчит?

Одновременно со следствием продолжается и работа парламентской комиссии. Ее глава Александр Торшин выступил вчера с заявлением, в котором рекомендовал работникам прокуратуры воздержаться от каких-либо комментариев по данному делу, в частности не объявлять количество боевиков, участвовавших в нападении на Беслан. По утверждению Торшина, многие из них до сих пор не опознаны и, вероятно, не будут опознаны никогда. Напомним, что в прессе уже неоднократно появлялись сведения о том, что в действительности террористов было значительно больше, чем считают следователи. Высказывались версии, что их было не менее 60 и что части из них удалось скрыться. Однако пока все подобные рассуждения можно отнести к категории гипотетических.

Совершенно очевидно одно: власть крайне заинтересована в быстром расследовании этого теракта, дабы граждане не сомневались в эффективности как работы спецслужб, так и самой власти. А зная глубоко укоренившуюся в нашей правоохранительной системе порочную "палочную" систему, когда от количества любыми путями "раскрытых" дел зависит дальнейшая судьба милицейского начальства всех уровней, стоит опасаться, что следствие будет иногда с чрезмерным рвением устанавливать "причастность" тех или иных лиц к этому преступлению.

Чем это рвение иногда заканчивается мы уже знаем на примере забитого до смерти подозреваемого в пособничестве террористам Александра Пумане. Остается лишь надеяться, что корректность, которую проявляют следователи, допрашивая 16-летнюю студентку Марину Коригову, не перейдет в нечто совсем иное даже в том случае, если ее участие в подготовке нападения будет документально доказано. Ведь в конце концов все мы одинаково заинтересованы в том, чтобы хоть кто-то получил сполна за чудовищные события в Беслане и, главное, чтобы хоть на этот раз все не ограничилось людьми, чьи имена значатся в записных книжках террористов.

Андрей Воронцов

Другие материалы