Новости партнеров

Закаев не увидит матерей

Бельгия препятствует организации встречи Комитета солдатских матерей и Ахмеда Закаева

23 ноября в Брюсселе должны состояться переговоры о мирном урегулировании в Чечне. Их инициатором выступил Союз комитетов солдатских матерей России. Чеченских боевиков должен представлять эмиссар "президента Ичкерии" Ахмед Закаев. Но власти Бельгии отказались предоставить Закаеву визу, и одновременно "тянут" с предоставлением виз солдатским матерям. Россия привычно возмущается тем, что на сцене опять появился Закакев, но сорванные таким образом переговоры ее вполне устраивают.

Как заявляют солдатские матери, целью переговоров является выяснение позиции чеченской стороны. После этого комитет намерен довести ее до сведения властей и общественности.

Глава Союза комитетов солдатских матерей России (СКСМР) Валентина Мельникова намерена обсудить со своим визави позицию чеченской стороны по урегулированию конфликта и попытаться прийти к какому-то мирному соглашению. Если это получится, то СКСМР готов вынести результаты переговоров на всеобщее обозрение.

Комитет солдатских матерей решился на проведение подобных переговоров, приурочив их к годовщине начала первой чеченской войны - впрочем, с их точки зрения разделения на первую и вторую войну не было. Война идет постоянно и с каждым годом становится все более ожесточенной. Позиция правозащитной организации (а СКСМР зарегистрирован именно в этом статусе) основывается на том, что власть не может прекратить войну и теракты, и поэтому отвергает любую возможность переговоров.

Исходя из того положения, что военного пути в решении этой проблемы не существует, СКСМР решил взять инициативу в свои руки. Союз комитетов солдатских матерей обратился к чеченским боевикам с предложением встретиться и обсудить, как можно добиться мира в Чечне.

6 ноября 2004 года в Москве прошел учредительный съезд Единой народной партии солдатских матерей. Основной целью партии, как было заявлено, является защита прав призывников и военнослужащих и создание в России профессиональной армии.

О намечающихся переговорах Комитета солдатских матерей с чеченцами стало известно 15 ноября. Содействие Комитету оказал ряд депутатов Европейского парламента. Государственная дума, узнав об этой инициативе, в свою очередь вознамерилась запросить ФСБ и Министерство юстиции, касаемо информации о деятельности Комитета солдатских матерей, связанной с их контактами с чеченскими террористами.

Вести переговоры "президент Ичкерии" Аслан Масхадов уполномочил своего эмиссара Ахмеда Закаева. По словам чеченской стороны, свои полномочия Закаеву делегировали чеченские боевики, продолжающие воевать против федеральных войск. Местом переговоров был выбран Брюссель, как своеобразная "нейтральная территория". Валентина Мельникова, объясняя выбор места, заявила: "Если стороны хотят разговаривать на равных, то место, где они встречаются, не должно давать преимуществ ни одной стороне".

20 ноября депутат Европарламента от группы "зеленых" Даниель Кон-Бендит направил Закаеву письмо с официальным приглашением принять участие в переговорах с Комитетом солдатских матерей. О желании присутствовать на ней заявили представители Европейской народной партии, Европейской социалистической партии, либералы и зеленые. По окончании встречи планировалось устроить пресс-конференцию, на которой огласить "Новый мирный план для Чечни".

Но власти Брюсселя практически моментально объявили о том, что не собираются допускать подобной встречи. Министр внутренних дел Бельгии заявил, выступая по телевидению, что Закаев будет депортирован за пределы Бельгии, поскольку у него нет разрешения на пребывание в Шенгенской зоне. Ранее один из руководителей бельгийского МИДа предупредил, что в случае появления Закаева в Бельгии, тот будет арестован. Уже позже выяснилось, что Ахмед Закаев и не запрашивал въездную визу - об этом сообщило МВД Бельгии.

Параллельно с информации об отказе Ахмеду Закаеву во вьезде, поступили сообщения, что выдача виз представителям СКСМР по неопределенным причинам задерживается и вопрос с визами решается в министерстве внутренних дел Бельгии. Валентина Мельникова отметила, что по ее мнению, "в народную дипломатию вмешалась большая политика", что может серьезно осложнить переговоры.

Инициатива СКСМР о встрече с представителем чеченских боевиков эмиссаром вызвала недоумение у председателя Госсовета Чечни Тауса Джабраилова. По его словам, переговоры с Масхадовым и его окружением должны вести органы прокуратуры, а не общественные организации. Джабраилов высказал удивление тем, что эта организация выступила с инициативой о переговорах, предложив себя в качества посредника, не имея на то полномочий.

Свое мнение озвучило и Министерство иностранных дел РФ. Официальный представитель МИД РФ Александр Яковенко заявил, что Москва выступает против того, чтобы страны Европы предоставляли трибуну для пропагандистской деятельности людей, подобных Закаеву. Дипломат подчеркнул, что Москва будет и дальше призывать другие страны не давать возможности выступать террористам и лицам, которые им содействуют.

Он напомнил, что Закаев - "это человек, который не заботился о судьбах наших солдат и матерей". Вместе с тем Яковенко добавил, что он понимает мотивы встречи, при которых "человек хватается за любую соломинку, чтобы прояснить ситуацию".

Советник президента РФ Асламбек Аслаханов заявил, что Союз комитетов солдатских матерей превышает свои полномочия, добиваясь переговоров с представителями чеченских боевиков за рубежом. Солдатские матери неоднократно подчеркивали, что их миссия - исключительно гуманитарная, но, по словам Аслаханова, в намерении солдатских матерей провести встречу с чеченскими сепаратистами есть политический аспект, поскольку переговоры - это уже политика.

Аслаханов подчеркнул, что Союзу комитетов солдатских матерей следовало бы сконцентрировать внимание на решении правозащитных задач, поскольку вопросы защиты прав военнослужащих, которые решают солдатские матери, оценивается общественностью с благодарностью.

Комментаторы связывают решение бельгийских властей отказать Закаеву в визе и отсрочить выдачу въездных документов делегации, с предстоящим визитом нового министра иностранных дел Бельгии Карела Де Гюхта в декабре в Москву. Вроде бы новый мининдел Бельгии дал понять Сергею Лаврову, что его внешнеполитическая линия, особенно в чеченских вопросах, будет более реалистичной, нежели у его предшественника, что, естественно, выгодно России.

Наиболее радикальные комментаторы высказали предположение, что бельгийское правительство стремится во что бы то ни стало угодить Москве, назвав политику Бельгии "рецидивом европейской болезни 1970-х годов", известной как "финляндизация" (Финляндия в свое время устранилась от идеологической конфронтации с СССР по вопросу прав человека, за что удостоилась ярлыка "соглашателя" от европейских интеллектуальных кругов).

Остается правда несколько вопросов. В Западной Европе для ареста человека, необходимо, чтобы он либо подозревался в преступлении, либо в соответствующих органах на него должен находиться запрос об экстрадиции. Но Закаева вряд ли арестуют, даже если Россия немедленно подаст соотвтетсвующий запрос - после того как Дания и Великобритания отказали России, ожидать ареста Закаева от других европейских стран маловероятно.

Помешать встрече Закаева с солдатскими матерями также невозможно. Поскольку Бельгия входит в Шенгенскую зону, то солдатские матери могут получить визу во Францию или иную страну Шенгенского соглашения, а оттуда уже приехать в Бельгию.

Вопрос, как всегда кроется в терминологии. Для официальной Москвы Масхадов и Закаев - безусловные террористы, и переговоры с ними могут проходить только в кабинете следователя. Россия справедливо считает Масхадова не "президентом Чечни", а человеком, причастным к совершению террористических актов. Но для Европы Масхадов является выразителем интересов чеченского народа, который сопротивляется насилию со стороны российской военной и политической машины. Ну а Закаев, которому лондонский суд предоставил статус беженца, и вовсе в глазах европейских парламентариев выглядит человеком, обладающим полным правом проводить переговоры о мире.

Для Масхадова и Басаева нынешняя война - преступление со стороны России, грубо попирающей все мыслимые права чеченского народа, и прежде чем идти на переговоры, Россия должна прекратить контртеррористическую операцию и отстранить от власти "незаконного" президента Алханова, вернув власть законному правительству Ичкерии.

Поскольку с федеральными частями в Чечне воюют не люди Кадырова или Алханова, а как раз масхадовцы, то вполне логичным выглядит решение Комитета солдатских матерей обратиться к ним в поисках диалога. Но такое решение идет вразрез с политикой российского правительства, считающего, что надо сначала уничтожить, или в крайнем случае захватить террористов, а не вступать с ними в переговоры, тем более после многократно объявленных амнистий. В итоге ни одна из сторон не может прийти не то что к соглашению, а хотя бы к определению, кто есть кто.

Сейчас России, если версия о закулисном давлении на Бельгию верна, удалось расстроить переговоры СКСМР и Закаева. Но в другой раз такое может и не получиться. Вечная чеченская проблема, по поводу которой России предстоит еще не раз удостаиваться упреков от Запада, в основе своей имеет все ту же неопределенность - Россия не имеет четкой политики в отношении Чечни, или, по крайней мере, ее не проводит. А если и имеет, то не доводит ее до сведения обеспокоенной чеченским вопросом Европы. Россия не идет ни на мягкий "переговорный" вариант, не желая разрушать хрупкую вертикаль чеченской власти, ни на жесткий, при котором будет вынуждена залить все огнем. Отсутствие же последовательности сводит на нет любые усилия по нормализации обстановки. В результате только и остается, что ограничиться информационным освещением очередного скандала с Закаевым, что играет явно не на пользу России.

Сергей Карамаев

Другие материалы
Путешествия00:45Сегодня

«Слезь, скотина, мне не видно!»

Этот город сходит с ума и катится в Средневековье. Иногда туда приезжают русские