Цензура в российском Интернете: мифы и реальность

Проблема "цензуры в российском Интернете" еще довольно молода, но уже успела навязнуть в зубах у многих

Графика с сайтов Роспечати и Мининформсвязи

Цензура в Российской Федерации запрещена согласно пункту 5 статьи 29 Конституции Российской Федерации, принятой в 1993 году. Статья 29 размещается в главе 2. Глава имеет название "Права и свободы человека и гражданина". Статья гласит:

"1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова.

2. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.

3. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

4. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.

5. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается."

Тем не менее, в адрес государства регулярно слышатся обвинения в том, что оно собирается нарушать основной закон (Конституцию) и применять цензуру в отношении СМИ. Обвиняющие считают, что с помощью цензуры государство хочет манипулировать сознанием населения Российской Федерации, заставлять его голосовать за "нужные" политические объединения, а также не допускать распространения информации, государству неугодной. Государство в ответ заявляет, что цензура запрещена, но должна вестись борьба с информацией, противоречащей действующим законодательным нормам.

Особый смысл этот вопрос приобретает, когда речь заходит об Интернете. Интернет, как известно, некоторое время оставался техногенной разновидностью телекоммуникационной индустрии, на которую обращали внимание только "продвинутые" члены общества, пока вдруг не стал оказывать заметное влияние на общественную жизнь, выполняя функцию масштабного СМИ, автором в котором может стать каждый желающий. Здесь и начались разговоры о "цензуре в Интернете", методах ее возможного внедрения и методах противостояния ей.

Китайский путь

КИТАЙСКИЙ ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЙ ПОРТАЛ www.gov.cn
КИТАЙСКИЙ ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЙ ПОРТАЛ www.gov.cn

В качестве примера эталонного цензурирования Интернета традиционно приводится Китай. Там стоит так называемый "Великий китайский файрвол". Файрвол (firewall - "противопожарная стена") - это специальный сервер или система серверов, которые устанавливаются на интернет-канале между пользователями и поставщиком интернет-соединения и занимаются фильтрацией информации, по каналу передающейся. Файрволы применяются провайдерами для защиты от вирусов и хакеров, но могут быть использованы и для блокирования доступа к определенным сайтам.

Китайское государство, как известно, полагает, что его граждане должны жить в соответствии с нормами, призванными обеспечить успешное построение коммунизма. Эти нормы подразумевают, что к гражданам не должна попадать определенного рода информация, нормам не соответствующая. Если какой-то сайт в Интернете такую информацию содержит - он фильтруется "Великим китайским файрволом", и доступ к нему из Китая становится невозможен. Это относится не только к "антикоммунистическим" сайтам (к таковым относится большинство мировых ресурсов, в том числе народная энциклопедия Wikipedia), но и к порносайтам, а также сайтам, предлагающим азартные игры. Деятельность "цифровых диссидентов" по предоставлению услуг нелегального "нефильтруемого" интернет-доступа строго пресекается - устраиваются полицейские рейды по интернет-кафе. Организаторы незаконных ресурсов внутри Китая преследуются и наказываются - за доносы на организаторов порнографических и игорных ресурсов государство платит гражданам денежные вознаграждения.

Собственно, это и есть настоящая, "эталонная", интернет-цензура. Есть, впрочем, еще Северная Корея, где Интернет для граждан просто недоступен, а власти страны "показывают наружу" только один сайт, рассказывающий об успехах компартии и деятельности вождя нации. У этого сайта, в частности, есть раздел на русском языке.

Российский путь

Китайский путь введения интернет-цензуры в России в настоящее время невозможен по ряду причин - например, из-за той же Конституции. Установить великий файрвол не удастся не только юридически, но и технически, потому что Россия подключена к мировому Интернету множеством независимых каналов. Впрочем, говорят, что цензуру можно осуществлять посредством таинственной системы СОРМ ("система оперативно-розыскных мероприятий"), которая была внедрена ФСБ на мощностях российских провайдеров и при необходимости позволяет проверять ту или иную проходящую по интернет-каналам информацию на предмет содержания в ней каких-либо "противоправных" сведений. С помощью СОРМ, как предполагается, правоохранительные органы могут отслеживать переписку террористов и других преступников. Цензурирование сайтов, критикующих действия власти, с помощью СОРМ технически неосуществимо, так как она лишь производит мониторинг.

Государство, в принципе, высказывается примерно в том духе, что оно и не собирается проводить подобное цензурирование. Пресекать противоправные действия - да, а осуществлять цензуру - нет.

Разумеется, общественность, желающая выяснить, насколько государство честно ведет себя с гражданами, хочет понять, что именно понимается под противоправными действиями. Государство отвечает: под ними понимаются действия, нарушающие законодательство, то есть различного рода криминал или та же пропаганда "социальной, расовой, национальной или религиозной ненависти и вражды", а также различные виды терроризма и экстремизма.

Действия по пресечению этих социально опасных явлений следует называть "регулированием", а не "цензурированием". Эти понятия часто путают. Государство, которое в последнее время уделяет особое внимание информационным технологиям, призывает этого не делать. Высшие государственные лица подчеркивают, что ущемлять свободу слова ни в коей мере не собираются, но и на самотек пускать ситуацию не намерены.

БОЛЬШАЯ ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИЯ ПУТИНА 23 ДЕКАБРЯ 2004 ГОДА, кадр ТК
БОЛЬШАЯ ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИЯ ПУТИНА 23 ДЕКАБРЯ 2004 ГОДА, кадр ТК "Россия"

Самое высокое государственное лицо - президент РФ - на декабрьской "Большой пресс-конференции" описал положение вещей так:

"В известном фильме, в итальянском, у главных героев есть такая фраза: "Настоящий мужчина всегда должен пытаться, настоящая девушка – всегда сопротивляться". То же самое происходит в сфере свободы средств массовой информации и власти. Власть всегда пытается обеспечить свои интересы, уменьшить количество критики в свой адрес и так далее, а пресса и средства массовой информации всегда отыскивают все, что только можно отыскать, для того чтобы обратить внимание властей и общества на какие-то ошибки действующей власти.

Это, собственно говоря, составляет одну из фундаментальных основ демократического общества. В этом смысле мы не лучше и не хуже других стран. Для нас проблема заключается не в политической составляющей, а в экономической.

Повторю еще раз. На мой взгляд, перед нами стоит необходимость и задача обеспечить экономическую базу независимости средств массовой информации. По этому пути нам нужно двигаться.

Что касается Интернета. Мы знаем, это тоже не только наша проблема. Возьмите проблему педофилии в Интернете в западноевропейских странах, другие криминальные проявления. Но одно дело – криминальные проявления, а другое дело – свобода распространения информации. Мне бы очень не хотелось, чтобы под предлогом борьбы с криминалом мы сделали бы какие-то шаги, которые бы ограничили свободу распространения информации в Интернете. Это самый демократический способ распространения информации. Нравится, не нравится, но ты все равно прочитаешь то, что о тебе люди думают. А если ты умный человек, ты всегда поймешь, насколько то или иное мнение является доминирующим.

Поэтому я бы к возможности ограничения распространения информации в Интернете отнесся бы очень аккуратно", - сказал Владимир Путин.

О фильтрации

Впрочем, объективная реальность состоит в том, что работающих законов, призванных Интернет регулировать, у нас в стране пока нет. Интернет как социальное явление совсем недавно попал в поле зрения законодателей, которые еще только разбираются в происходящем. Тем не менее, многие из тех, кто разбирательство проводит, уже вполне неплохо понимают, чем современный Интернет живет и что чувствует. В частности, некоторые депутаты Государственной Думы не хуже других пользователей Интернета страдают от спама и осознают необходимость борьбы с ним. В декабре группа депутатов от "Единой России" внесла на рассмотрение нижней палаты парламента новую редакцию закона о рекламе, в которой предлагала предусмотреть материальную ответственность в виде штрафа за рассылку спама без согласия получателя (в США по свежепринятому антиспамерскому законодательству спамеров штрафуют на миллионы и даже на миллиарды долларов). Поправка была отправлена на доработку после рассмотрения экспертами.

Государство заявляет, что видит свою функцию в том, чтобы ограждать всех желающих от "негативных явлений" в Интернете. В число таковых, по словам министра информационных технологий и связи Леонида Реймана, входят, в частности, пропаганда насилия, распространение порнографии и вредоносных программ. Ему вторит заместитель руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (оно же Роспечать, оно же бывшее Минпечати) Андрей Романченко. Выступая в январе на конференции "Информационная безопасность России в условиях глобального информационного общества", он заявил: "Государственная политика в вопросе контентной фильтрации Интернета заключается в том, чтобы предоставить обществу и личности услугу по защите от вредного и незаконного контента".

"Контентная фильтрация" - это и есть технология, обеспечивающая отсеивание порнографии, вирусов и спама. Одно из основных средств такой фильтрации - те самые файрволы. Фильтрацией занимаются многие коммерческие компании в России и за рубежом - например, часто поисковые системы работают со включенными по умолчанию так называемыми "семейными фильтрами" (при желании их можно отключить). Эти фильтры предотвращают появление в результатах поиска сайтов с элементами порнографии и насилия. Фильтруют контент (англ. content - "содержимое") и работодатели, не желающие, чтобы работники использовали служебный Интернет в неслужебных целях - по этой схеме в российских фирмах с помощью файрволов запрещают, например, службу ICQ, развлекательные и блоггерские сайты. Средства фильтрации включены в браузеры, например в Microsoft Internet Explorer.

ЗАМГЛАВЫ РОСПЕЧАТИ АНДРЕЙ РОМАНЧЕНКО, фото с сайта агентства
ЗАМГЛАВЫ РОСПЕЧАТИ АНДРЕЙ РОМАНЧЕНКО, фото с сайта агентства

Государство, судя по высказываниям представителей управляющего аппарата, в настоящее время пришло к выводу, что интернет-регулирование, которого от него ждут, дожно сводиться к ужесточению наказания за противоправные действия в глобальной сети (сейчас, по словам Реймана, в российской Сети гражданское право практически не действует) и к предоставлению на государственном уровне той самой услуги контентной фильтрации - услуги добровольной и еще пока не разработанной.

Как пояснил Андрей Романченко в январском интервью "Ленте.Ру", речь идет о создании программного средства, с помощью которого российские пользователи на индивидуальном уровне или администраторы локальных сетей могли бы блокировать доступ с подконтрольных им компьютеров к сайтам, на которых содержится информация, вступающая в конфликт с действующим законодательством или противоречащая нормам общественной морали. По словам Романченко, услуга фильтрации нежелательного контента пользуется на Западе популярностью - в частности, среди родителей. Некоторые провайдеры используют наличие у себя подобных средств как маркетинговый инструмент - родители, чьи дети пользуются Интернетом, отдают преимущество тем провайдерам или интернет-кафе, которые предлагают услуги фильтрации.

Ведомство Андрея Романченко обратилось к интернет-сообществу и всем заинтересованным структурам и лицам с предложением поучаствовать в создании аналогичных программных средств для российских условий. Они должны быть регулярно обновляемыми и их работу необходимо координировать по мере изменения информационной обстановки. Чтобы избежать обвинений в адрес государства в попытках насильственного регулирования Интернета, Роспечать выступает за публичное обсуждение данного вопроса и совместный поиск решений. В рамках этого процесса необходимо найти разработчиков, а также спонсоров, так как Роспечать, будучи агентством, а не министерством, не может предложить бюджетное финансирование подобного проекта, отмечает Романченко.

На распутье

Впрочем, пока все эти меры являются не действующими законодательными нормативами, а предложениями различных заинтересованных сторон. Реального регулирования пока нет, хотя о его необходимости в правительстве часто говорят. В последнее время профильные ведомства - Мининформсвязи и Роспечать - проводят коференции с представителями этих сторон и, как заявляется, пытаются определить пути развития на основании изучения общественного мнения.

Так, в декабре Роспечать создала рабочую группу по одной из наиболее актуальных проблем, связанных со свободой слова и Интернетом - проблеме авторского права в применении к популярным в стране электронным библиотекам. Как известно, в таких библиотеках можно бесплатно скачать тексты различных книг (что способствует просвещению населения), но некоторые книги при этом скачиваются незаконно (авторы не давали разрешения на их свободное распространение). Для выработки решения Роспечать привлекла специалистов крупнейших библиотек, юристов, представителей интернет-компаний, создателей онлайновых библиотек (в рабочую группу входит создатель самой популярной русской интернет-библиотеки Lib.Ru Максим Мошков), представителей ЮНЕСКО.

А в минувший четверг государство советовалось по животрепещущему вопросу регулирования Интернета с религиозными объединениями, прежде всего - с Русской православной церковью. Для этого в московском "Президент-отеле" была проведена конференция "Религия и церковь в информационном обществе". Ее организовал фонд "Центр развития информационного общества" ("РИО-Центр") при поддержке Мининформсвязи, администрации президента РФ и Федерального Собрания. В мероприятии участвовали руководители органов государственной власти, лидеры традиционных религиозных объединений России, ученые и представители СМИ.

МИНИСТР ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ И СВЯЗИ ЛЕОНИД РЕЙМАН, кадр
МИНИСТР ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ И СВЯЗИ ЛЕОНИД РЕЙМАН, кадр "Первого канала"

Позицию государства на конференции озвучил Леонид Рейман, который сказал, что при всех преимуществах Интернета у него есть и негативные стороны. Министр снова отметил, что государство обязано заботиться о духовном здоровье граждан, в первую очередь, детей. В свете этого Рейман призвал церковь помочь государству - пропагандировать среди прихожан ту самую добровольную контентную фильтрацию. По словам министра, присутствие религиозных организаций в информационном пространстве в дальнейшем будет иметь очень большое значение. "Религиозные организации могут внести свой вклад в борьбу с распространением противоправной информации", - считает глава Мининформсвязи. "В условиях такой большой и многоконфессиональной страны, как Россия, информационные технологии и связь не на словах, а на деле являются важнейшим фактором объединения людей и стимулирования гражданского общества. Очень важно использовать новые технологии на благо", - цитирует Реймана агентство РИА "Новости".

Однако представлявший РПЦ заместитель председателя отдела внешних связей Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин с министром не согласился. По его словам, "государство и общество смогут победить царящую в интернете бездуховность только если признают сами что-нибудь кроме экономического процветания и материального благополучия".

"Даже если религиозное мировоззрение не считать единственно верным, а считать одним из многих мировоззрений, то тогда и заботу об экономическом процветании надо признать всего лишь одним из мировоззрений, имеющих право на существование. Дело не в том, чтобы вводить в интернете цензуру, дело в том, чтобы ставить на уровне общенациональных СМИ вопрос о смысле жизни человека. Надо выработать не систему запретов, а положительный идеал, ради которого стоило бы жить и работать, иначе мы погибнем, даже если у нас будет самая сильная в мире власть и самая дорогая в мире нефть", - приводит слова Чаплина в пятничном номере газета "Коммерсант".

В конечном итоге, пока мы регулирования в Интернете не имеем, а имеем множество "круглых столов" и конференций, посвященных этому вопросу. Тем не менее, можно с уверенностью сказать, что китайский вариант в нашей стране невозможен, что уже может кому-то дать достаточно оснований для оптимизма.

Сергей Рублёв

подписатьсяОбсудить
Другие материалы
00:01 Сегодня

Знак четырех

Зачем крупнейшие мировые банки создают новую криптовалюту
Где золото моют
Репортаж «Ленты.ру» с золотого прииска в Якутии
Ваши мечты не сбудутся
Почему «Газпром» заставляет ветеранов и многодетных родителей сносить свои дома
Путин в образе
Как партии используют президента в предвыборной кампании
Валерий Газзаев«В спорте, как и в политике, — все специалисты»
Зачем Валерий Газзаев уходит из большого спорта в большую политику
Си Цзиньпин и Владимир ПутинНа пути к союзу?
Как далеко может зайти сближение России и Китая
Итальянский афтершок
Землетрясение в Италии унесло жизни десятков человек
Метамфетаминовая эпидемия
Во все тяжкие пустились страны, о которых вы и не думали
Нелетная погода
Почему Иран разрешил, а потом запретил России использование базы Хамадан
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон