Новости партнеров

Мирный атом для иранской бомбы

Почему Тегеран стремится примкнуть к ядерному клубу

В свое время Вашингтон был не прочь поделиться ядерными технологиями с иранским руководством, теперь же придерживается диаметрально противоположной позиции

На прошлой неделе, 28 марта, в США были обнародованы секретные документы 30-летней давности о планах администрации Джеральда Форда построить в Иране атомную электростанцию и создать в стране так называемый "полный обогащенный ядерный цикл", что давало возможность шаху Пехлеви производить уран для собственной атомной бомбы. Сегодня же американцы действуют в точности наоборот - грозят войной Тегерану из-за его ядерной программы, помощь в осуществлении которой оказывает Москва.

"Мы им не доверяем"

В свое время, пишет The Washington Post, вице-президент США Дик Чейни, глава Пентагона Дональд Рамсфелд и его бывший заместитель Пол Вулфовиц являлись инициаторами ядерной программы Ирана. Они, занимая в администрации Форда важные государственные посты, участвовали в подготовке Меморандума № 292 "О сотрудничестве между США и Ираном в области ядерных исследований", подписанного в 1975 году тогдашним госсекретарем США Генри Киссинджером.

Уже на следующий год президент Форд издал директиву, по которой Тегерану предлагалось приобрести у американцев оборудование для извлечения плутония из урана. Планировалась крупная сделка, которая должна была принести американским корпорациям 6,4 миллиарда долларов за поставку от 6 до 8 ядерных реакторов и оборудования к ним. Кроме того, Тегеран должен был приобрести за 1 миллиард долларов 20 процентов акций завода по производству ядерного топлива. Исламская революция 1979 года помешала осуществлению "чисто коммерческого проекта со страной-союзником".

"У них полно нефти и газа. Никто не может понять, зачем им еще требуются ядерные энергетические мощности", - заявляет ныне Дик Чейни. Что же касается Киссинджера, то, согласно его нынешним взглядам, "для такой крупной нефтедобывающей страны, как Иран, ядерная энергетика является пустой тратой ресурсов". "Шах убедительно доказывал, что рано или поздно у Ирана иссякнут газ и нефть и тогда эта страна с ее растущим населением столкнется с потребностью в новых источниках энергии. Муллы выдвигают те же аргументы, но мы им не доверяем", - объясняет изменение позиции Вашингтона видный американский эксперт в вопросах контроля над вооружениями Гэри Сик.

Костюм без портного не сошьешь

Если отбросить некоторые формальные отличия, то Россия сегодня следует в точности по американской "тропинке". Но выйти на нее было довольно непросто. Отношения между Москвой и Тегераном не всегда были безоблачными. В эпоху аятоллы Хомейни они были откровенно плохими, хотя Леонид Брежнев неоднократно делал попытку объединиться с местными фундаменталистами на антиамериканской и антиизраильской платформе. Безбожный СССР считался в Тегеране "северным шайтаном", которого надлежало уничтожить вслед за Ираком и "большим шайтаном" - Америкой.

После смерти великого аятоллы дело, как говорится, пошло на поправку. Борис Ельцин еще в канун первой чеченской кампании передал президенту Рафсанджани пакет предложений по военно-техническому сотрудничеству, а также, что самое главное, сотрудничеству в осуществлении иранской ядерной программы (контракт на завершение строительства Бушерской АЭС на сумму 800 миллионов долларов). К последней сразу подключились ряд российских НИИ. Кстати, не остались в стороне Китай, Пакистан и Северная Корея. Уже через несколько лет Иран смог получить первые миллиграммы высококачественного оружейного плутония.

В Москве об этом, естественно, узнали первыми. Но предпочли придерживаться принципа: для того чтобы сшить костюм, одного материала недостаточно, - у Ирана нет ни портных, ни иголок, ни даже ниток. Но Америка и Израиль были в шоке. Началось беспрецедентное давление на российского президента. Ельцин не устоял и поручил премьеру Черномырдину подписать с вице-президентом США Гором секретный меморандум о постепенном свертывании "опасного" сотрудничества с Ираном после 31 декабря 1999 года. В ходе предвыборных баталий в США республиканцы обнародовали этот конфиденциальный документ, что задело за живое Владимира Путина. "Неджентльменский" поступок Америки дал российскому президенту моральное право без особых эмоций аннулировать меморандум и вывести российско-иранские отношения на новый, более высокий уровень взаимной выгоды.

Прежде всего, началось осуществление программы перевооружения иранской армии, на которую Тегеран выделил 7 миллиардов долларов. Москва уже выполняет свои ранее взятые обязательства по модернизации морально устаревшей техники, в основном бронетанковой. Уже почти готовы к подписанию договоренности о поставках в Иран зенитно-ракетных систем С-300ПМУ-1 и С-300ПМУ-2 "Фаворит", необходимых для защиты АЭС в Бушере и других стратегических объектов. Иран также интересуется зенитно-ракетными комплексами "Бук-М1" и "Тор-М1", модернизацией самолетов МиГ-29 и Су-27, поставками ракетных, десантных и патрульных катеров. Успешно осуществляется контракт стоимостью 100 миллионов долларов на поставку 550 боевых машин пехоты БМП-3. Особое беспокойство в Вашингтоне вызывает перспектива скорого появления у Ирана сверхзвуковой крылатой ракеты "Яхонт" и оперативно-тактического ракетного комплекса "Искандер-Э". Их появление в Иране будет означать, что страна сможет надежно блокировать проход танкеров через Ормузский пролив - это по сути "право вето" на экспорт львиной доли ближневосточной нефти.

Иран - непростой компаньон. В Кремле это поняли в самом начале двустороннего сотрудничества. Но большие деньги и радужные перспективы зачастую брали верх над здравым смыслом и разумной логикой, хотя Иран явно перегибал палку, портя международный имидж российской власти. Тегеран периодически закрывал доступ экспертам МАГАТЭ на свои ядерные объекты, начал скрывать собственные достижения в освоении атома и от российских специалистов, его агентурная сеть развернула бурную деятельность в Индии и Пакистане, которые не так давно сами стали членами "ядерного клуба". Иранский меджлис (парламент) стал обвинять Москву в "необоснованно низких темпах" строительства Бушерской АЭС, в "плясках" под дудочку Иерусалима и Вашингтона, в "нездоровом" беспокойстве о судьбе проданного урана.

Ирану - российский уран

Поставленный в страну российский уран с самого начала воспринимался в Тегеране в качестве гарантии того, что Москва не испугается международного давления и не уйдет из Ирана, не достроив станцию. Это - во-первых. Во-вторых, наличие обогащенного урана на ядерном объекте практически "защищает" его от возможного удара вероятного противника, так как это может привести к экологической катастрофе мирового масштаба. По энергоемкости одна тонна обогащенного урана равна 100 миллионам тонн нефти.

Изначально Иран придерживался такой позиции: покупая у России топливо, он получает на него все права, а значит и ядерными отходами (понимай: сырьем для плутония) имеет право распоряжаться по своему усмотрению. Но плутоний означает ядерную бомбу, так как для иных целей этот элемент таблицы Менделеева почти не пригоден.

Позже Иран "смягчил" свою позицию, предложив Кремлю… платить за возврат отходов. Беспрецедентный случай, учитывая, что любое государство (конечно, без ядерных амбиций) готово давать большие деньги (до 1 тысячи долларов за килограмм) той стране, которая согласится убрать с его территории опасные радиоактивные отходы. Лишь 27 февраля глава Росатома Александр Румянцев и руководитель иранской ядерной программы Агазаде подписали два протокола о поставках 100 тонн ядерного топлива в Иран, начиная с 2006 года, и о возврате отработанного топлива в Россию.

От ракет до космических войск

В начале марта министр обороны РФ Сергей Иванов заявил, что Россия будет делать все возможное, чтобы удержать Иран от обладания собственным ядерным оружием. "Иран будет в ближайшей перспективе одной из важнейших международных проблем, но военный сценарий носит чисто спекулятивный характер", - сказал он на встрече с иностранными журналистами.

Министр заявил, что Россия "однозначно не заинтересована и будет делать все возможное для того, чтобы не допустить обладания Ираном ядерным оружием". Потенциально проблема Ирана гораздо опаснее для России, чем для США. У Ирана уже есть ракеты, которые достигают Самары, тогда как и через десять лет у Ирана не будет ракет, способных долететь до Америки. При этом Иран хочет развивать свою мирную ядерную энергетику. С другой стороны, никто не хочет, чтобы Иран мог обогащать уран самостоятельно даже для собственных атомных станций. На благо самого Ирана "согласиться с тем, чтобы топливо для своих станций получать из-за рубежа", - особо подчеркнул глава российского военного ведомства.

В настоящее время Иран имеет один из самых больших арсеналов ракетного оружия на Ближнем и Среднем Востоке. Это около 40 пусковых установок оперативно-тактических ракет "Скад", смонтированных на базе китайского тягача при помощи северокорейских специалистов. Дальность стрельбы - от 300 до 550 км, забрасываемый вес - от 700 до 1000 килограммов.

В июле 2001 года Корпус стражей исламской революции получил на вооружение три мобильные пусковые установки с ракетами "Шехаб-3", некий "гибрид" "Скада" и северокорейской ракеты "Нодонг" с дальностью пуска до 1300 километров. С точностью попадания около 2 километров "Падающие звезды" (так переводится название ракеты на русский язык) могут поражать цели почти во всех точках Ближнего Востока, включая Израиль, а также южные районы России.

По данным разведки, все ракеты монтируются таким образом, чтобы в случае необходимости можно было без труда заменить обычную боеголовку на головку с неконвенционным боезарядом. До недавнего времени велись интенсивные разработки собственных баллистических ракет "Шехаб-4" и "Шехаб-5" с дальностью стрельбы 2000 и 4000 километров соответственно. Сегодня иранский "межконтинентальный проект" заморожен. Вместо него начались интенсивные работы по созданию спутников, в том числе военного назначения.

Эксперты в Минобороны РФ считают, что Иран, безусловно, продолжит создание ракетно-космической техники. И это вопрос не только престижа. Ведь Америка (как, впрочем, и Россия) не отказываются от ядерного удара по неядерным странам - в случае угрозы для своей безопасности. Создание ракет большой дальности, в перспективе оснащенных ядерными зарядами, становится для иранских властей эффективным средством сдерживания других стран, в первую очередь США и Израиля, от вмешательства в дела Тегерана и его союзников. Россия же на первых порах сможет получить солидные финансовые дивиденды в случае коммерческих запусков иранских спутников. Специальное соглашение уже подписано.

Израиль - Иран: опасное непонимание

Особое беспокойство у иранского руководства вызывает Израиль, в арсеналах которого, как считают некоторые российские эксперты, может находиться до 200 ядерных боеголовок и который входит в число стран, способных запускать ракеты с земли, воздуха и моря. Для этого могут быть использованы имеющиеся на вооружении ЦАХАЛ (Армии обороны Израиля) современные самолеты F-15 и F-16, суперсовременные подводные лодки класса "Дельфин" немецкого производства (их в Израиле три), а также ракетные комплексы наземного базирования "Иерихон-1" и "Иерихон-2". В последнее время израильтянам удалось модернизировать более ста американских противокорабельных ракет "Гарпун", увеличив радиус их действия и оснастив их ядерными боеголовками. Достигнута договоренность с Америкой о поставках Израилю высокоточных бомб, в том числе и тех, которые предназначены для поражения бетонных укрытий и бункеров.

При этом американцы довольно лояльно относятся к ядерной программе Израиля, сознательно не включая еврейское государство в различные доклады о странах, обладающих опасным оружием, или странах, где ведутся работы в этом направлении. К тому же Израиль упорно не желает подписывать Договор о нераспространении ядерного оружия, уклоняется от арабской инициативы о провозглашении Ближнего Востока "безъядерной зоной".
Одновременно Иерусалим вот уже более 10 лет ведет четко спланированную пропагандистскую кампанию против Ирана, обвиняя последний в секретных разработках ядерного оружия. Израильские спецслужбы даже разработали операцию по уничтожению "подозрительных объектов на территории Ирана". А это - дюжина предприятий "мирного атома", большинство из которых возводится при помощи Российской Федерации.

Опасность ситуации в том, что у израильтян уже есть опыт ликвидации чужих ядерных объектов. 7 июня 1981 года их самолеты разбомбили иракский ядерный центр в пригородах Багдада. Тогда это сошло с рук израильскому руководству. Поэтому и сегодня оно уверено в том, что "иранская операция" тоже обойдется без серьезных последствий. Ведь нынешняя американская администрация ни на йоту не отходит от лозунга бывшего госсекретаря Александра Хейга, который однажды прямо заявил: "Если Израиль нанесет упреждающий удар по Ирану, то мир будет избавлен от большого количества проблем". К тому же в случае чего Вашингтон сможет заблокировать любую осуждающую Израиль резолюцию Совета Безопасности ООН.

Вопрос о том, готовят ли американцы (совместно с израильтянами) войну против Ирана, может вызывать споры повсюду, но только не в Иране, отмечает известный российский политолог и обозреватель Леонид Ганкин. Иранцы не сомневаются в том, что в Вашингтоне замыслили недоброе. Они уверены, что договориться с врагом нереально - США наверняка выставят унизительные условия, которые для Ирана будут равнозначны капитуляции.
Из этого иранцы делают вывод: надо так подготовиться к грядущей войне, чтобы американцы, взвесив возможные потери, отказались бы от идеи нападать на их страну. Значит, пока единственный выход для Ирана - юлить и лавировать, избегая открытой конфронтации с Западом, а тем временем "тайно работать над созданием смертоносного оружия, чтобы однажды объявить о своем вхождении в клуб ядерных государств".

Центрифуги и ЕС-3

В настоящее время на обогатительном комбинате в Натанзе находятся в рабочем состоянии около 160 центрифуг и еще около 1000 - в несобранном виде на строящемся соседнем объекте. Всего на предприятии, основные помещения которого находятся глубоко под землей, планируется разместить 5000 установок по превращению "негорючего" природного урана в "горючий".

Теоретически, подобное количество центрифуг позволяет выработать в течение года такое количество высокообогащенного урана, которого хватило бы для создания нескольких ядерных взрывных устройств, отметили эксперты МАГАТЭ после недавнего посещения Ирана. Чуть повышенный радиационный фон вблизи некоторых центрифуг иранцы объяснили отнюдь не "злым умыслом" местных физиков, а "халатностью или недобросовестностью" поставщиков (то ли итальянцев, то ли французов, то ли немцев, то ли пакистанцев). Тегеранские газеты не исключают и обычную провокацию с их стороны - дескать, поставили "грязные" установки. Но скорее всего, иранские ядерщики чуть-чуть "пошалили", запустив в качестве эксперимента пару центрифуг с низкопробным ураном из местных рудников.

Заметный сдвиг в иранском "ядерном вопросе" произошел в октябре 2003 года после встречи в Тегеране министров иностранных дел Франции, Великобритании и Германии (ЕC-3) с секретарем Высшего совета безопасности Ирана Хасаном Рохани. Был достигнут уникальный компромисс: Иран выполнит все требования МАГАТЭ с условием, что Европа не будет ставить палки в колеса ирано-российскому сотрудничеству в "мирном освоении атома" и окончательно закроет иранское "ядерное досье".

В ноябре 2004 года генеральный директор Международного агентства Мухаммед эль-Барадеи заявил: "Мы делаем успехи. Вначале было трудно, но с декабря 2003-го мы наблюдаем значительный прогресс в области сотрудничества, допуска к объектам и к информации". Иран временно заморозил свою программу по обогащению урана и публично извинился за былые "огрехи" в ядерной сфере, отметив при этом, что в ходе 20-летнего периода ядерной деятельности "некоторые ошибки и нарушения случались". В марте 2005 года, после долгих колебаний и подчас противоречивших друг другу заявлений Соединенные Штаты приняли решение об "ограниченном присоединении" к усилиям "европейской тройки".

Повторится ли "иракский эксперимент"?

Мы поддерживаем попытки наших европейских друзей убедить Иран отказаться от своих ядерных амбиций. Мы ведем с ними переговоры о том, как лучше продвигаться вперед, чтобы укрепить их дипломатические усилия

Скотт Макклеллан, пресс-секретарь Белого дома

Россия выступает "категорически против расширения клуба ядерных государств, в том числе и за счет включения в него Ирана" - так сформулировал Владимир Путин позицию Кремля по отношению к Тегерану. Здесь позиции Вашингтона и Москвы совпадают - никто не заинтересован в появлении у иранских мулл ядерного оружия. Разница только в том, что если для России Иран - перспективный рынок сбыта ядерных технологий, то для США иранский режим - заноза, доставляющая изрядное беспокойство.

Большинство американских экспертов считает, что лучший способ избавиться от призрака иранской ядерной бомбы - заменить клерикальный иранский режим на некое подобие западной демократии. Но решится ли президент США на повторение "иракского эксперимента"? Во многом это будет зависеть от того, как пойдут дела на двух других фронтах "глобальной войны с терроризмом", которую ведут американцы, - в Ираке и Афганистане. А там пока все складывается не в пользу Вашингтона.

При этом американскую и мировую общественность будут убеждать, что пока у власти в Тегеране находятся "религиозные экстремисты", практически невозможно закрепить успех на антитеррористическом поприще в Афганистане и Ираке. Воистину, получается порочный круг.

При этом, пожалуй, в не меньшей степени американцев волнует другое. А именно то, что при нынешних тегеранских властях они не смогут получить выгодные коммерческие контракты. По словам сотрудника МАГАТЭ, известного американского эксперта в области оборота ядерных технологий Джеймса Трауба, Россия исходно обсуждала с Ираном строительство 4 атомных энергоблоков. По самым консервативным оценкам, это эквивалентно дополнительным 3 миллиардам долларов (кроме "Бушера-1").

Правительство Касьянова поставило задачу добиться заказов уже на 5 блоков. Сегодня Иран предлагает России построить половину от намеченных 20 атомных энергоблоков - то есть в российскую казну должны поступить как минимум 9 миллиардов долларов сверх "Бушера-1". И это не считая космоса, поставок обычного вооружения и других технологических рынков. "Не забывайте, что практически все российские технологии конкурентоспособны в Иране", - особо отмечает независимый эксперт.

Не исключено, что около 10 атомных реакторов будут строить в Иране европейские фирмы. Как стало известно 5 апреля, этот вопрос будет обсуждаться 10 мая в ходе саммита Россия - ЕС.

Также во вторник, 5 апреля, Иран отверг предложенные главой МАГАТЭ поправки к договору о нераспространении ядерного оружия, которые предполагали ввести глобальный пятилетний мораторий на строительство сооружений по обогащению урана и переработке плутония. Примечательно, что поддержать предложение МАГАТЭ отказались и американцы. Фактически впервые США и Иран стали союзниками в ядерной области.

При этом американцы выступили с оригинальным предложение - они поддержат мораторий лишь в том случае, если его действие не будет распространяться на США. Все это лишь подтверждает, что в иранском "ядерном досье" еще рано ставить точки над "i".

Владимир Левин

Другие материалы