Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте
Новости партнеров

Кровавая цена андижанского бунта

Недовольство Исламом Каримовым обошлось жителям мятежного узбекского города в сотни человеческих жизней

Некомпетентность силовых структур, паника в охваченном мятежом городе, твердое намерение Ислама Каримова доказать всему миру, что он готов защищать свою власть любыми средствами - любую из этих причин можно привести для объяснения того количества жертв, которое называют СМИ в связи с последними событиями в Андижане. В том, что узбекский президент способен применить силу, не сомневался никто, однако даже если считать выступивших против его власти не революционерами, а мятежниками, методы борьбы с ними, пущенные в ход Каримовым, следует счесть чересчур жестокими.

С погрешностью в несколько сотен

В условиях информационной блокады, в которой оказался Андижан, сложно сказать, во сколько человеческих жизней обошлось Каримову сохранение конституционного строя в стране. Цифры колеблются от вызывающих лишь горькую усмешку официальных 70 человек, до тысячи - именно столько людей, по словам очевидцев, погибло только в одном Андижане. А ведь помимо этого уже говорилось о том, что 11 человек погибли на границе с Киргизией - в городе Ильичевске, где с прошлой субботы продолжаются волнения, и вот в понедельник западные СМИ сообщили о двух сотнях погибших в результате усмирения беспорядков в другом приграничном узбекском городе - Пахтаабаде. Он расположен в 30-ти километрах от Андижана, и там народ также выступил с требованиями отставки Каримова.

Со слов очевидцев, а также благодаря тем редким кадрам, которые удалось сделать фотокорреспондентам и телевизионщикам, всплывает весьма неприглядная картина сегодняшнего Андижана. Часть тел тех, кто погиб от пули из армейского АКМ, уже захоронена, причем не всегда в присутствии родственников. Иногда солдаты, быстро загрузив тела в грузовики (по некоторым данным, только на центральной площади города пришлось использовать шесть-семь таких "катафалков"), свозили их в вырытые на окраине Андижана братские могилы и предавали земле без опознания и прочих необходимых в таких случаях процедур.

Некоторым из тех, кто узнал в погибших своих близких, удалось забрать тела и похоронить их самостоятельно с соблюдением всем мусульманских обычаев - ведь в исламе предание человека земле сопряжено с массой необходимых к выполнению обрядов. Корреспондент газеты "Коммерсант", в прошедшие выходные побывавший, невзирая на предупреждение властей, в Андижане, поразился тому, как много на улице машин - частных или такси, которые перевозят завернутые в белые простыни тела.

Не обошлось без потерь и среди тех, кто подавлял восстание. Вначале Ташкент заявил, что армия и МВД страны потеряли девять человек, однако уже ясно, что эта цифра, мягко говоря, занижена. Впрочем занижение последствий восстания (Ташкент такая формулировка не устраивает - там предпочитают говорить о вылазке "бандитов") уже стало фирменным знаком узбекского руководства. Интересно и то, что сначала Ислам Каримов утверждал, будто главарям бунтовщиков под прикрытием женщин и детей (на самом деле, как утверждают андижанцы, это были члены их собственных семей) удалось скрыться сразу в трех направлениях - в Киргизию, Афганистан и Таджикистан. Однако теперь из Ташкента сообщают, что всех зачинщиков мятежа постигла суровая кара в виде пули из "калашникова".

Морги и больницы Андижана, куда люди приходят разыскивать своих родственников, тщательно охраняются военными, и доступ в них практически закрыт. Один из полицейских, пожелавший остаться неназванным, рассказал журналистам, что видел в морге "десятки убитых". Местный журналист,

которому удалось проникнуть в здание, насчитал 32 человеческих тела. Накануне, сказал он, "около 60 тел уже забрали родственники". По словам очевидцев, в местной школе номер 15 в воскресенье накопилось в общей сложности 500 мертвых тел. Как рассказала в интервью Associated Press одна из врачей, жители Андижана приходили в школу для опознания тел своих родственников, которые рядами лежали на полу. По тем же данным, около 2 тысяч человек в ходе конфликта были ранены.

Свет с востока

Очаг напряженности в последние дни постепенно сместился из Андижана в сторону границы с Киргизией. Оно и понятно - после того, как войска развернули стволы автоматов в сторону мирных граждан, часть из них, осознав, что гнев Ташкента оказался страшнее, чем можно было предположить, попыталась найти спасение в соседней стране, тем более что совсем недавно там произошла смена власти, которую часто сравнивали (оказалось, совсем безосновательно) с узбекским руководством. Навстречу этой аморфной свободе и бросились тысячи жителей Андижана, причем с киргизской стороны никаких возражений не последовало. Это не удивительно, учитывая, что в примыкающей здесь к границе с Узбекистаном Ошской области Киргизии этнические узбеки составляют едва ли не половину населения. Столкнувшись с наплывом беженцев, Киргизия объявила об открытии границы сроком на пять дней и приступила к развертыванию временных лагерей. В районе Джалалабада уже открыт лагерь на 900 мест. Причем многие из тех, кто покинул Узбекистан, намерены просить в Киргизии политического убежища.

Среди тех, кому удалось переправиться в Киргизию через приграничную реку Кара-Суу, а таких набралось около 600, было множество раненых, что лишний раз подтверждает то, что в Ташкенте рассердились не на шутку. А может быть, и испугались. Среди раненых оказался и один гражданин Киргизии - его состояние врачами оценивается как крайне тяжелое. На данный момент это единственный иностранец, пострадавший в конфликте. Правозащитные организации не исключают, что в дальнейшем их будет больше. Все, покинувшие Узбекистан, в многочисленных интервью говорят, что боятся возвращаться на родину - они опасаются, что власти не помилуют никого и андижанская тюрьма, положившая начало беспорядкам, пополнится новыми заключенными.

Бросок беженцев в сторону Киргизии спровоцировал волнения в ряде приграничных населенных пунктов. В Ильичевске события разворачивались практически по андижанскому сценарию - митинг, захват обладмистрации, избиение местного мэра, сожжение отделений милиции и автомобилей. Причем к митингующим здесь местным жителям присоединились и уже вкусившие свободы жители Киргизии. Для этого обе стороны даже восстановили мост через Кара-Суу, демонтированный несколько лет назад по настоянию Ташкента. Закончилось все в Ильичевске так же, как в Андижане - человеческими жертвами. По данным Associated Press, здесь погибли 8 солдат и три пытавшихся прорваться в Киргизию боевика. Что касается событий в другом приграничном городе - Пахтаабаде, то кроме заявления руководителя правозащитного общества "Апелляция" Саиджахона Зайнабитдинова о том, что там в столкновении с войсками погибли 200 человек, другой информации пока не поступало. Лишь в понедельник вечером стало известно, что в районе этого города группы вооруженных людей пытаются прорваться в Киргизию. По мнению местных властей, среди них могут быть и зачинщики мятежа.

Взгляд со стороны

Комментарии западных политиков на события в Ферганской долине пестрят призывами к руководству страны прекратить использовать силовые методы для подавления народных выступлений. Наиболее резко по этому поводу высказался министр иностранных дел Великобритании Джек Стро. Выразив озабоченность тем, что Ташкент применяет оружие для разгона демонстрантов, глава МИД Соединенного Королевства назвал действия узбекских властей словом, которое уже давно вертелось на языках правозащитников всего мира - "репрессиями". Это очень не понравилось команде Каримова, которая отреагировала немедленным заявлением в адрес британского министра. "Почему Джек Стро решил, что правоохранительные органы "открывали огонь по демонстрантам"? Ничего подобного не было", - отрезали в Ташкенте, попутно выразив недоумение тем, что с туманного Альбиона пытаются комментировать события, происходящие в другой части света.

В Вашингтоне официальный представитель Белого дома Скотт Макклеллан в специальном обращении указал на то, что народ Узбекистана вправе желать себе лучшего правительства, однако "это должно быть достигнуто мирными путями, а не через насилие". При этом он, вскользь упомянув о "ситуации с правами человека" в Узбекистане, добавил, что в Штатах опасаются "вспышки насилия, особенно со стороны некоторых участников террористической организации, освобожденных из тюрьмы". То есть в Вашингтоне дали понять, что видится американцам главной узбекской проблемой на данный момент, и таким образом предоставили Каримову карт-бланш, поверив в заявления о причастности исламистов из "Хизб ут-Тахрир" к происходящим в республике беспорядкам. Именно на такой интерпретации событий настаивают и в Ташкенте.

Если уж Каримову поверили в Вашингтоне, то что говорить про то доверие, с каким к его версии о причинах восстания в Андижане отнеслись в Кремле. В своем выступлении глава МИД РФ Сергей Лавров, совершенно не затронув тему адекватности действий узбекских властей, сконцентрировался на том, что захват андижанской тюрьмы, по всей вероятности, был спланирован заранее - и понятное дело, кем. "Здесь налицо участие различных групп, которые находились в том числе в розыске и в террористических списках, из этого региона и из Афганистана. Если мы будем так попустительствовать террористам и применять двойные стандарты по отношению к ним, то поставим на грань кризиса целый регион", - заявил Лавров, и всем сразу стало ясно, что жалобы и обвинения правозащитников, а также ряда западных политиков Москву волнуют в той же степени, что и Ташкент. Министр также сообщил, что Россия ни в коем случае не собирается вмешиваться (и другим не советует) в разрешение конфликта в Ферганской долине, поскольку Узбекистан способен сам справиться с ситуацией.

Первый заместитель Лаврова Валерий Лощинин был более объективен в своей оценке. Среди причин, вызвавших восстание, он назвал не только "активную деятельность экстремистских группировок", но и "сложное социально-экономическое положение населения". Спасибо дипломату за это откровение - ведь если твоя средняя зарплата не превышает 10 долларов в месяц, а именно столько зарабатывают в среднем узбекские крестьяне, трудно не поддаться на провокации "экстремистских группировок".

"Горячие точки" на карте Узбекистана множатся, наблюдатели приводят веские аргументы в пользу мнения, что все это в конечном итоге приведет к падению режима первого и на данный момент последнего президента страны. Но о какой смене власти может идти речь, когда силовые структуры - главный опора любого правителя - беспрекословно выполняют все указания сверху, иногда даже чересчур старательно, на чем настаивают те, кто видел, как солдаты расстреливали митингующих, в руках у которых не было даже намека на оружие? Президент, МВД, Служба национальной безопасности (СНБ), армия в Узбекистане давно слились в некий монолит, который нынешние волнения не смогли не только расколоть, но даже оцарапать.

И пока нет никаких оснований предполагать, что им это удастся.