Семь лет за отсутствие рвения

Милиционер признан виновным по делу о подрыве самолетов

30 июня Домодедовский горсуд вынес приговор по делу о взрывах на самолетах Ту-134 и Ту-154 летом 2004 года. Суд признал виновным сотрудника ЛОВД аэропорта "Домодедово" капитана милиции Михаила Артамонова. Виновен же милиционер, по заключению суда, был в халатности, повлекшей за собой гибель почти 90 человек.

Двойной удар

Самолеты Ту-154 авиакомпании "Сибирь", выполнявший рейс 1047 (Москва-Сочи), и Ту-134 компании "Волга-Авиаэкспресс", летевший рейсом 1303 (Москва-Волгоград), исчезли с экранов радаров диспетчерских служб почти одновременно, поздним вечером 24 августа. Оба самолета вылетели из аэропорта "Домодедово", и, как установило следствие, оба были взорваны в воздухе. В результате погибли все, кто находился на борту обоих самолетов, - 89 человек.

По версии прокуратуры, взрывные устройства привели в действие террористки-смертницы. Следствие считает, что террористками были чеченки Сацита Джебирханова и Аманта Нагаева. Это утверждение до сих пор не было доказано, так что женщины, как прочие пассажиры самолетов, проходят по делу как потерпевшие. В сущности, Джебирханова навлекла на себя подозрения лишь тем, что поменяла свой билет. Она должна была лететь в Сочи утром 25 августа, однако сдала билет и приобрела другой, на вечерный рейс 24 августа.

Помогали с обменом билета некие Армен Арутюнян, которого следствие считает обычным спекулянтом, и сотрудник авиакомпании "Сибирь" Николай Коренков. Домодедовский городской суд счел, что предполагаемая террористка попала в самолет по их вине, и 15 апреля 2005 года приговорил обоих за содействие предполагаемой преступнице к полутора годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Разящий меч Фемиды

Однако не могут же спекулянт или недобросовестный сотрудник авиакомпании быть единственными наказанными по делу о терактах! Чтобы торжество справедливости стало наглядным, необходимы и другие персонажи. И если установить личность заказчиков терактов пока не удается, да и с исполнителями ясности нет, то нужно обнаружить хотя бы помощников этих исполнителей. Лучше всего, конечно, действовавших сознательно. Но на крайний случай сойдут и помощники невольные. Так в число фигурантов дела попал и капитан милиции Михаил Артамонов.

По версии следствия, в день теракта капитан Артамонов входил в спецгруппу, обязанную производить в аэропорту досмотр пассажиров рейсов, прибывающих с Северного Кавказа. Артамонов не отрицал, что патрульные показали ему двух мужчин и двух женщин чеченской национальности, прилетевших из Махачкалы. Проверив их документы (а женщины, в частности, путешествовали без вещей), милиционер счел, что чеченок можно отпустить. После чего они, как утверждало обвинение, сели в самолеты и привели в действие взрывные устройства.

"Многочисленные указы, приказы, должностные инструкции и телеграммы предписывали Артамонову тщательно проверять всех лиц, прибывающих с Северного Кавказа. Поэтому он должен был доставить Джебирханову и Нагаеву в дежурную часть, внимательно их досмотреть, взять объяснительные о цели прилета. Имея почти десятилетний опыт работы, он обязан был оценить их поведение в отделении милиции, их реакцию на свои оперативные действия", - цитирует ежедневная газета "Время новостей" решение суда.

Недовольные приговором

.title ДОСЬЕ Vip.Lenta.Ru
Гибель самолетов Ту-134 и Ту-154
Суд признал, что капитан не являлся сотрудником отдела по борьбе с терроризмом (хотя обвинение настаивало на этом). Действительно, Артамонов входил в отдел по борьбе с распространением наркотиков. Однако, по мнению суда, это не могло помешать милиционеру обнаружить предполагаемых террористов. Высказанные же обвиняемым доводы о том, что милиция не имеет права насильно доставлять всех без разбору жителей Северного Кавказа в дежурную часть, суд счел необоснованными.

Он заключил, что Артамонов халатно отнесся к своим обязанностям. "Его недобросовестное отношение к службе привело к непредотвращению акта терроризма", - приводит "ГАЗЕТА" отрывок из приговора. В результате вместо шести лет лишения свободы, на которых настаивало обвинение, Артамонов получил семь. Сторону обвинения это вполне устроило. Между тем не только сам милиционер, но и многие из пришедших в зал суда потерпевших остались недовольны приговором.

"В какой-то степени он, конечно, виноват, но не только он. Почему в Махачкале не было никакого досмотра пассажиров, почему не привлекли никого из администрации аэропорта? Я бы вообще его оправдала, его просто подставили, сделали из него козла отпущения", - заявила журналистам издания "ГАЗЕТА" Любовь Бездушная, дочь которой погибла в результате теракта 24 августа.

Причинно-следственная связь

На вопрос подсудимого, почему в приговоре все-таки не была указана причинно-следственная связь между его действиями и случившимися терактами, судья Наталья Мишина ответила: "Уши надо чистить". Этот лаконичный совет не вразумил адвоката Артамонова Сергея Казимирова. Он по-прежнему настаивает на том, что приговор не имеет под собой фактической основы, так как опирается на недоказанные предположения.

Адвокат подчеркивает, что доказательств того, что прилетевшие из Махачкалы женщины и есть взорвавшие самолеты террористки, ни у кого нет. Более того, ни его подзащитный, ни ранее осужденный перекупщик билетов Арутюнян, ни свидетельница - коллега Артамонова - не опознали в показанных им фотографиях Джебирхановой и Нагаевой тех женщин, что проверял 24 августа Артамонов в аэропорту. Однако суд во внимание эти факты не принял и показания свидетелей в приговор не включил.

По словам Казимирова, его подзащитный будет обжаловать приговор Домодедовского суда в Мособлсуде и даже готов дойти до Страсбургского суда.

Сам же Михаил Артамонов считает, что "спектакль с возбуждением уголовного дела" в его отношении был нужен для того, чтобы "не привлекать к ответственности истинных виновников трагедии". Виновником происшедшего он считает службу авиационной безопасности ЗАО "Ист-лайн". "Если взрывное устройство попало на борт самолета, значит, досмотр был организован ненадлежащим образом", - объясняет он в письме, которое его адвокат передал газете "Коммерсант".

Впрочем, милиционер не рассчитывает, что сможет легко доказать свою невиновность. "У меня складывается впечатление, что я живу в 30-е годы прошлого столетия, когда на человека могли показать пальцем и его "закрывали"",– написал Артамонов.