Серый волк из Тегерана

Против президента Ирана развязана информационная война

Похоже, что звание самого обвиняемого человека на планете этим летом будет прочно удерживать новый иранский президент Махмуд Ахмадинеджад. Его успели обвинить в том, что он участвовал в штурме американского посольства в 1979 году в Иране, в том, что он издевался над заложниками, в том, что он помогал убивать представителей нацменьшинств (курдов), в том, что он недемократичен и прочая, прочая. Обвиняет Ахмадинеджада, конечно, не весь мир - только США и, пока что, Австрия, но информационный шум уже превышает разумные пределы. Скорее всего, список обвинений на этом не закончится - обязательно найдутся другие грехи. В общем, из нового иранского президента старательно лепят очередного врага "свободного мира". Официальный Тегеран сухо отругивается, но продолжает гнуть свою антиамериканскую линию. Информационная война продолжается.

Президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад до лета 2005 года не входил в список ведущих мировых политиков. Более того, он и в Иране-то был не очень известен. Поэтому его победа на президентских выборах для многих наблюдателей за пределами страны явилась неожиданностью. Отчасти нервная реакция США объясняется именно этим - он для них в некотором роде "темная лошадка".

Ахмадинеджад родился в 1956 году в семье кузнеца из города Гармсар. По образованию он инженер - закончил Иранский университет науки и технологии, причем просто высшее образование его не удовлетворило и будущий президент продолжил обучение, получив ученую степень.

В годы ирано-иракской войны 1980-1988 годов Ахмадинеджад состоял в составе "Корпуса стражей исламской революции" (КСИР) - военного формирования, независимого от иранской армии. Поскольку Ахмадинеджад был инженером, его саперные навыки получили должное применение - после курса спецподготовки он участвовал в тайных операциях на территории Ирака. Позже возглавлял инженерную службу 6-й Армии КСИР и являлся начальником штаба КСИР в иранских западных провинциях. После войны Ахмадинеджад был вице-губернатором и губернатором ряда провинций, занимал должность советника министра культуры и исламского развития.

С 2003 года Ахмадинеджад возглавил мэрию Тегерана. Придя на пост главы иранской столицы, он свернул ряд реформ, которые были начаты его предшественниками, придерживавшимися умеренных взглядов. В частности, именно при нем были закрыты западные закусочные "Макдоналдс" и "Бургер кинг". Также, оказавшись на посту мэра, Ахмадинеджад умудрился рассориться с президентом Ирана Хаттами, причем до такой степени, что последний запретил Ахмадинеджаду присутствовать на заседаниях иранского кабинета министров (этой привилегией традиционно пользовались мэры иранской столицы).

Первое заявление, которое сделал Ахмадинеджад после своего избрания президентом встревожило США. "Исламская революция, - сказал он, - произошла благодаря пролитой крови мучеников, которые за одну ночь преодолели расстояние в сто лет, и если будет на то воля Господа, она искоренит несправедливость в мире". США, которые прекрасно помнят исламскую революцию 1979 года и к тому же считают сдерживание "исламской угрозы" одной из своих приоритетных задач, крепко призадумались. Пропустить мимо ушей это заявление, а также другие подобные речи Ахмадинеджада, они не могли. Необходимо было как-то реагировать. И тут, словно по заказу, всплыла история с заложниками.

Борьба с "Большим Сатаной"

Во второй половине 1970-х годов в Иране начало зреть недовольство властями. Иранский шах, прозападно настроенный политик, вызывал у большей части населения неприязнь - с точки зрения среднего правоверного иранца, в стране начался отход от традиционных исламских ценностей, "сверху" внедрялись чуждые настоящему мусульманину западные нормы и обычаи. К тому же в стране активно действовала тайная полиция "САВАК", зорко следившая за недовольными и принимавшая соответствующие меры. Это давало повод различным правозащитным организациям обвинять шаха Мохамеда Резу Пехлеви в авторитаризме и постоянном усилении диктатуры. На фоне жесткого шаха оппозиция, как буржуазная, так и клерикальная, казалась умеренной и вполне приемлемой силой.

В 1979 году разразился правительственный кризис. Шах был вынужден бежать из страны, а на арену вышло мусульманское духовенство во главе с аятоллой Хомейни. Началась "великая исламская революция". Хомейни проповедовал исламский путь развития, противопоставляя его "капитализму и коммунизму, двум лезвиям одних и тех же ножниц, подрезающих общий исламский корень". Но поскольку необходимо было расставить приоритеты, то главным врагом, "Большим сатаной", аятолла провозгласил США. В стране не прекращались антиамериканские демонстрации, а Хомейни не уставал публично обвинять США во всех смертных грехах. На улицах под выкрики "Смерть Америке! Смерть Картеру! Смерть шаху!" сжигали чучела дяди Сэма и американские флаги.

Уже после бегства шаха из Ирана, в феврале 1979 года революционно настроенные студенты напали на здание американского посольства и несколько часов удерживали в плену 70 дипломатов. Акция явилась ответом на решение властей США дать убежище Мохамеду Реза Пехлеви. Тогда в США истерию вокруг инцидента с посольством решили не нагнетать. Президент Джимми Картер, известный своим миролюбием, желал уладить дело миром. Но Иран истолковал позицию США как проявление слабости.

Революция, ты научила нас…

4 ноября 1979 года толпа из нескольких сотен студентов, называвших себя "учениками Хомейни", штурмом взяла ворота посольства, разоружила охрану и захватила в плен 66 человек. В США, как только стало известно о захвате посольства, решили было, что разрешение кризиса - вопрос нескольких часов, максимум дней, но жестоко ошиблись. Аятолла Хомейни, будучи опытным политиком, увидел, что народ поддержал захват посольства, и занял выжидательную позицию. Заложников отпускать не торопились.

Некоторых все же отпустили. В число тех, кому "ученики Хомейни" даровали свободу, вошли неграждане США, негры и женщины. Объяснялось это просто - негров традиционно считали угнетенным меньшинством, а по отношению к женщинам и негражданам проявили благородство - мол, мы честные воины революции, а не какие-то бандиты. Но, тем не менее, в плену осталось 52 человека.

Как только в США стало ясно, что кризис с заложниками - это всерьез и надолго, в стране развернулась самая настоящая истерия. Американцев иранского происхождения увольняли с работы, на улицах люди плевали вслед "лицам иранской национальности" (по сути, всем, кто был похож на араба), в школах подростки травили одноклассников-иранцев. Рок-группа "Стрэй Кэтс" позже даже выпустила песню со словами "Все на штурм иранского посольства, прежде чем они начнут стрелять в нас". По привычке активизировались Ку-Клукс-Клан и другие правые организации с призывами к очередному крестовому походу против небелых. Демонстранты в белых балахонах начали жечь не только кресты, но и портреты Хомейни вкупе с иранскими флагами. ФБР и полиция на всякий случай негласно усилили слежку за иранцами, попавшими в их поле зрения. Выпуски новостей начинались с освещения кризиса с заложниками.

После того как были озвучены требования захватчиков, средний американец ахнул - с его точки зрения, иранцы повели себя предельно нагло. Иран потребовал, чтобы США вернули шаха, которого должен судить народный исламский суд; чтобы американцы немедленно вернули иранскому народу все, что шах успел награбить; принесли официальные извинения за действия американцев в Иране в прошлом; ну и торжественно пообещали не вмешиваться во внутренние дела Ирана в будущем.

На это администрация США пойти не могла. Во-первых, у американцев не было привычки извиняться за содеянное, тем более перед какими-то религиозными фанатиками. Во-вторых, район Ближнего Востока еще до кризиса с заложниками был объявлен "зоной жизненно важных интересов США", и "вмешиваться" в его дела они как раз собирались весьма активно. Ну а в-третьих, обе стороны, как говорится, "закусили удила" и пошли на принцип.

Президент Картер немедленно распорядился заморозить все иранские активы в американских банках. Несмотря на энергетический кризис, было объявлено о введении эмбарго на иранскую нефть, а позже - на полное экономическое эмбарго. Отношения были разорваны, и всем иранским дипломатам было предписано покинуть США в течение 24 часов.

Переговоры об освобождении заложников продолжались. В Белом доме тем временем решили разыграть военную карту. Освобождением пленных должна была заняться недавно созданная контртеррористическая группа "Дельта". Несмотря на то, что шансы спасти заложников были минимальны (пленных разместили в разных зданиях многомиллионного города), президент Картер решил рискнуть.

Неудача "Дельты" и освобождение заложников

24 апреля 1980 года началась секретная операция "Орлиный коготь". С авианосца Nimitz в Аравийском море взлетели восемь вертолетов, на борту которых находились бойцы "Дельты" и спецназ армии США, "зеленые береты". В соответствии с планом десантники должны были высадиться в пустыне за 80 километров от Тегерана и на грузовиках добраться до иранской столицы. Одновременно агентура ЦРУ должна была спровоцировать беспорядки в городе. Далее по плану "Дельта" брала штурмом здания, освобождала заложников и доставляла освобожденных к транспортным самолетам, ждавшим своего часа. На всю операцию отводилось несколько часов.

Но все, словно нарочно, пошло не так. У одного из вертолетов почти сразу отвалилась лопасть, второй рухнул в пустыне. Позже из-за песчаной бури вышли из строя еще три вертолета. При аварии одного из них погибли восемь десантников. Участникам операции пришлось в спешном порядке покинуть территорию Ирана, бросив снаряжение и оставив тела погибших.

На следующий день президент Картер объявил по телевидению о неудаче. В ответ на это официальный Тегеран разразился проклятиями, принял меры по усилению охраны заложников и объявил, что из-за подобного коварства "Большого Сатаны" американских заложников никогда не отпустят. А попытка освобождения заложников и неспособность разрешить кризис, в конечном счете, стоила Картеру проигрыша на президентских выборах 1980 года.

Но во второй половине 1980 года ситуация изменилась. Во-первых, в Египте умер шах. Мохамед Реза Пехлеви был человеком больным, и правительство США терпело его на своей территории до тех пор, пока он не поправил свое здоровье. После чего администрация президента стала вежливо намекать ему, что лучше все же из страны уехать. Со смертью шаха одна из претензий к США отпала сама собой. Во-вторых, в сентябре 1980 года началась война с Ираком, и внимание иранцев переключилось на более близкого врага.

В итоге переговоры, продолжавшиеся все это время, свелись к денежному вопросу. Сначала Иран попросил за освобождение заложников 20 миллиардов долларов, но в конце концов стороны сошлись на 8. Эти деньги выплачивались не из бюджета США, а из тех иранских активов, которые были заморожены. В дополнение к этому США обязались не подвергать судебному преследованию лиц, имевших отношение к захвату посольства. 20 января 1981 года, через несколько минут после того, как новый президент Рональд Рейган официально вступил в должность, заложники были переданы представителям американских властей. Эпопея длиной в 444 дня закончилась.

"Я его сразу узнал!"

Вполне естественно, что многие из тех, кто в ноябрьские дни 1979 года штурмовал посольство в Тегеране, позже стали видными людьми. Один из студенческих лидеров, Мухаммад Мусави Хоейниха, стал редактором популярной умеренной газеты. Аббас Абди, также руководитель одной из групп, возглавил центр социологических исследований. Но, безусловно, выше всех вознесся Махмуд Ахмадинеджад.

Не будь он столь радикальным антиамериканистом, в США, вполне возможно, не стали бы ворошить прошлое. Но ультраконсервативный политик в регионе, который американская администрация фактически считает своим, встал настолько поперек горла Вашингтону, что было решено хоть как-то его приструнить.

В июне 2005 года в ряде СМИ появилась информация, что иранский президент, оказывается, вовсе не безупречен. Несколько человек из числа бывших заложников выступили с обвинениями в адрес Ахмадинеджада. По их словам, он не только участвовал в захвате американского посольства, но и был среди тех, кто держал на мушке АК-47 пленных дипломатов.

Доктор Уильям Догерти, выполнявший в то время задания ЦРУ в Иране, капитан ВМС США в отставке Дональд Шарер, полковник Чарльз Скотт, бывший охранник посольства США в Тегеране Кевин Херменинг и Дэвид Рудер, увидев сообщения о приходе к власти Ахмадинеджада, заинтересовались его личностью и пришли к выводу, что своим заточением они были обязаны в том числе и ему.

"Это тот парень. Нет никаких сомнений. Можете перекрасить его в блондина, выбрить виски, надеть на него сомбреро, но я узнаю его", - заявил полковник запаса Чак Скотт. "Он был не просто одним из тех, кто штурмовал посольство. Он присутствовал на моих допросах", - подтвердил Рудер. "Его поведение, манера отдавать приказы - все указывало на то, что он - один из лидеров банды", - припомнил Догерти. "Он был очень жесток", - добавил Шарер. То же самое заявил и Херменинг: "Он неплохо говорил по-английски. Всегда четко, запугивал, был очень недружелюбен". Он также добавил, что сразу после захвата здания Ахмадинеджад допрашивал его, желая узнать комбинации шифров в сейфах посольства.

Однако другие заложники либо выразили сомнение по этому поводу, либо открыто сказали, что, поскольку лица захвативших посольство были скрыты, они не могут их вспомнить. Полковник ВВС в отставке Томас Шайфер признал, что не может точно сказать, был ли Ахмадинеджад одним из захватчиков. Сомнения выразил и Барри Розен, который в 1979 году являлся пресс-атташе посольства США в Тегеране и был не только захвачен в заложники, но и осужден за шпионаж.

Сомневающихся поддержал ряд психологов и экспертов. По их мнению, по прошествии четверти века очень сложно опознать человека другой расы. К тому же есть еще один фактор, хорошо известный специалистам, изучающим стрессовые ситуации - так называемая "ложная память", когда человек под влиянием какой-то новости, имеющей отношение к тем событиям, которые он пережил, "вспоминает" о том, что это было "именно так".

Белый дом, стараясь соблюдать положенные формулировки, дал понять, что "хотя ничего определенного утверждать нельзя", но новоизбранный президент Ирана негласно будет считаться террористом до тех пор, пока не будет доказано обратное. "Учитывая природу режима и его (Ахмадинеджада) собственное прошлое, не думаю, что стоит удивляться, если это окажется правдой", - заявил официальный представитель Белого дома Скотт Макклеллан.

Оставьте нашего лидера в покое!

Официальный Тегеран, выждав паузу, выступил с опровежением. Президент Ахмадинеджад, заявил МИД Ирана, не имеет никакого отношения к тем событиям. Помощник нового президента Мейсан Роухани категорически заявил, что отрицает факт участия Ахмадинеджада в захвате заложников. В интервью Associated Press он сказал, что во время недавних частных встреч ему уже задавали вопрос о том, играл ли Ахмадинеджад какую-либо роль в событиях 25-летней давности, на что он ответил категорическим "нет".

Позже к официальным речам добавились многочисленные интервью участников тех событий, порой вносящие некоторую сумятицу. Так, трое бывших студентов дали интервью иранскому агентству IRNA. По их словам, Ахмадинеджад в 1979 году учился в Иранском университете науки и технологии, а представителей этого учебного заведения среди участников штурма не было. "Там были студенты Тегеранского университета, Шарифского технологического университета, Политехнического университета и Национального университета. Больше никого мы с собой не брали", - так заявил Абдул Хусейн Рухуламини.

Немного позже Иран подтвердил, что Ахмадинеджад был членом фракции радикальной группировки, которая захватила посольство, но сам будущий президент автоматом не размахивал и американцев не бил. Более того, сторонники Ахмадинеджада заявили, что в то время он считал главным врагом страны не США, а СССР. Когда обсуждалась идея захвата американского посольства, Ахмадинеджад предложил провести аналогичную акцию в отношении советского посольства, которое он называл "шпионским логовом". Поскольку студент Ахмадинеджад был известен своими антикоммунистическими взглядами, то США для него выглядели в некотором роде предпочтительнее СССР: американцы, конечно, негодяи, но, в отличие от русских безбожников, хотя бы пророка Ису (так мусульмане называют Иисуса Христа) признают.

Кстати, против обострения отношений с СССР в то время выступал аятолла Хомейни. Не питавший симпатий к Стране Советов, он, тем не менее, понимал, что на том этапе откровенный антиамериканизм ему более выгоден, чем антисоветизм. Нападки Ирана на США волей-неволей вынуждали СССР вставать на сторону "освободительного движения иранского народа против американского империализма". А это означало, по крайней мере, ослабление позиций США в регионе и снижало риск открытой конфронтации между США и Ираном.

Венская скрипка

В начале июля 2005 года обвинения американцев подхватила Европа. Депутат австрийского парламента от партии "зеленых" Петер Пильц заявил, что Ахмадинеджад, дескать, причастен к убийству в Вене руководителя движения иранских курдов Абдул Рахмана Гасемлу и двух его помощников. Они были убиты выстрелами в голову на венской квартире иранскими боевиками 13 июля 1989 года. Четвертый потерпевший выжил и смог предупредить австрийские власти. До сих пор считалось, что убийство оппозиционеров - дело рук иранских спецслужб. По словам Пильца, как раз одним из сотрудников спецслужб и был Ахмадинеджад, на руках которого - кровь курдов.

Правда, при ближайшем рассмотрении утверждения Пильца вызывают некоторые сомнения. Так, ему стало известно о том, что Ахмадинежад - убийца и злодей, со слов некоего иранского журналиста, живущего во Франции. Как рассказал Пильцу журналист, Ахмадинеджад, тогда занимавший высокий пост в иранской революционной гвардии, за несколько дней до убийств посетил столицу Австрии и, предположительно, доставил оружие боевикам, которые затем убили курдов.

Пильц также заявил, что упомянутый журналист встречался в 2001 году с одним из боевиков, который, правда, вскоре утонул, но информация, которую он успел передать при этой встрече, содержит такие детали места преступления, о которых могло быть известно лишь тому, кто там был.

Цепочка, таким образом, выглядит довольно странной и грешит натяжками. Известно, что Ахмадинеджад был офицером спецслужб и выполнял различные тайные задания, но считается, что основным приложением его деятельности являлся иракский фронт. Не исключено, конечно, что он и в самом деле мог быть причастен к венской операции, но, во-первых, настораживает тот факт, что эта информация появилась именно сейчас, а во-вторых, степень надежности источников депутата Пильца вызвала сомнения даже у его коллег.

Власти Ирана незамедлительно и крайне резко отреагировали на слова Пильца. Австрийский посол в Тегеране был вызван в Министерство иностранных дел, где от него потребовали объяснений. МИД Ирана также выступил с заявлением, в котором говорилось, что "не следует позволять обвинениям, исходящим от сионистских элементов, ставить под удар добрые отношения между двумя странами". Ну а сам президент категорически отверг любую возможность своей причастности к каким бы то ни было политическим убийствам.

То ли он убил, то ли его убили - но виноват сильно…

Показания бывших заложников и неожиданное обвинение Ахмадинеджада в причастности к убийству пока что свидетельствуют только об одном - на нового президента Ирана, как говорится, "пошел накат". А значит, риторика Ахмадинеджада по-настоящему задевает Белый дом. В конце концов, в мире всегда хватало политических лидеров, чья биография изобилует куда более подозрительными кульбитами. В 1970-х ЦРУ поддерживало одного из ангольских лидеров Холдена Роберто, который в 1960-х устраивал террор по отношению к белым в Анголе - среди его жертв были и американские граждане. В 1980-х годах администрация США считала Роберта Мугабе, президента Зимбабве, вполне респектабельным политиком, закрывая глаза на то, что от рук его боевиков в свое время погибли в том числе и американцы, воевавшие в Родезии.

Помимо ультраконсервативной позиции Ахмадинеджада и его откровенного антиамериканизма Вашингтон тревожит еще одно обстоятельство - атомная программа Ирана. Россия строит АЭС в Бушере, которая очень сильно нужна Тегерану - и завершения этого строительства Вашингтон крайне не хочет. Иран уверяет весь мир, что намерен использовать только мирный атом. Но при развитых технологиях от мирного атома до боевого - не такой уж далекий путь. И сейчас для президента Буша слова "ядерные технологии Ирана", похоже, являются сущим кошмаром. Если в стране, лидер которой открыто угрожает США, появится ядерное оружие, то для Америки это будет сокрушительным ударом. К тому же баланс сил в регионе радикально изменится. А это может привести к полному провалу плана по установлению демократии на Ближнем Востоке, а в перспективе - и к изменению политического расклада в мировом масштабе.

Поэтому, согласно поговорке all is fair in love and war ("в любви и на войне все средства хороши"), Вашингтон приступил к информационной войне. Свидетельства заложников - это первый "вброс". В дальнейшем могут появиться и другие факты, демонстрирующие американскому народу, что правитель Ирана - сущий злодей, по сравнению с которым Саддам Хусейн выглядит мелким хулиганом. Причем неважно, насколько обвинения будут подкреплены фактами - важен принцип "вы лейте - авось что-нибудь прилипнет". Пока интересно только одно - надолго ли хватит желания США бодаться с упрямым иранским президентом?

Сергей Карамаев