Только важное и интересное — в нашем Facebook
Новости партнеров

Ради красного словца...

Политики ругаются так же, как и простые смертные

17 октября 2005 года президент африканского государства Зимбабве Роберт Мугабе, выступая в Риме на заседании одной из структур ООН, сравнил президента США Джорджа Буша и премьер-министра Великобритании Тони Блэра с Гитлером и Муссолини. Заклейменные невоздержанным на язык президентом лидеры держав оставили высказывания Мугабе без внимания. Можно даже предположить, что они в сердцах подумали, вот, мол, негодяй, ну да что с него взять, нецивилизованный, невоспитанный дикарь. Но, как оказывается, крепкие выражения, слетающие с уст политических деятелей, - явление интернациональное и имеющее давние традиции.

Экий ты, брат, невоспитанный...

Люди начали оскорблять друг друга с той поры, как в языке появились бранные слова. Политики в этом плане исключения не составляют. Правда, что уместно в устах подвыпившего слесаря, громко рассуждающего о личностных качествах директора завода, не всегда уместно для государственного мужа. Увы, порой политики об этом забывают.

В случае с африканским диктатором это еще как-то объяснимо. Мугабе, хотя и является человеком образованным (в свое время сдал экзамены на должность школьного учителя), вежливостью по отношению к другим главам государств и политическим деятелям никогда не страдал. После того, как он возглавил правительство страны на выборах в 1980 году, Мугабе постоянно отпускал крепкие словечки в адрес своих оппонентов. Выкинув из кабинета министров в 1983 году своего соратника по революционной борьбе, Джошуа Нкомо, Мугабе публично назвал его "трусливым толстым бабуином, злобно лающим на льва". (Нкомо и в самом деле был непомерно толст, что и послужило причиной его смерти в 1999 году от ожирения).

Как истинный африканец, белых Мугабе не любил, и о лидерах Европы и Америки также отзывался, не выбирая выражений. Руководство СССР, которое поддерживало конкурирующую фракцию во времена национально-освободительной борьбы черных партизан в Родезии, Мугабе обзывал "коммунистическими расистами-империалистами". Доставалось от него и Маргарет Тэтчер - уже после того, как она ушла из политики, президент страны, долгое время находившейся под протекторатом Британии, обозвал ее "империалистической хищницей".
box#2083876

Надо отметить, что Великобританию Мугабе не любит особо и не устает лишний раз пнуть гордого британского льва. Тони Блэру Мугабе как-то пообещал могилу в благодатной почве Зимбабве, а в феврале 2005 года, обозвал английского премьера лжецом за то, что тот "лжет всей Европе о репрессиях в Зимбабве".

Кондолиззу Райс, госсекретаря США, бранчливый президент заклеймил, как "потомка рабов, послушно повторяющего слова своего белого хозяина". Мугабе имел в виду выступление Райс, в котором она назвала Иран, Северную Корею, Кубу, Зимбабве, Мьянму и Белоруссию "форпостами тирании", препятствующими мировому торжеству демократии. "Что с нее взять, - сказал Мугабе.
box#2083877

- Белый человек - ее владелец. Она говорит, что Зимбабве - один из форпостов тирании. Понятное дело, она должна повторять то, что говорит ей хозяин".

Теперь Мугабе дошел и до "нечестивого" Буша, сравнив последнего с Адольфом Гитлером. Кстати, сам Мугабе достаточно спокойно относился к тому, что и его в свое время сравнивали с канцлером III Рейха. По воспоминаниям одного из ветеранов партизанской борьбы, Мугабе не считал, что "желание немцев править другими племенами" (речь идет о Второй мировой войне) - это плохо. Злые языки, из стана оппозиции Мугабе, даже поговаривают, что свои тоненькие усики над верхней губой Мугабе отрастил, вдохновляясь вполне понятным примером.

Чопорные бритты и пуритане-янки

Но, как говорится, Бог с ней, с Африкой. Главы форпостов демократии и светочей цивилизации порой допускали высказывания не лучше. Бенджамин Дизраэли, премьер-министр Великобритании, будучи парламентарием, так отозвался о своем основном сопернике, Уильяме Гладстоне: "Если он свалится в Темзу, то это будет несчастье, но если его вытащат оттуда - это будет трагедия". Образец английской выдержки и хладнокровия Уинстон Черчилль, вбешенный однажды упрямством президента Франции Шарля де Голля, обратился на переговорах к переводчику: "Как будет по-французски антоним фразы "Да здравствует Франция"?"

Нынешний британский премьер Тони Блэр также успел отличиться - правда его инвективы были направлены не на политических лидеров, а в адрес валлийцев. Он неоднократно называл их нецензурным прилагательным, начинающимся на букву "F".

Если посмотреть на государственных мужей по другую сторону Атлантического океана, то со вздохом придется констатировать, что культура оскорблений ближнего своего, особенно тех, кто занимал государственную должность, в США процветала едва ли не с момента появления страны на карте мира. Например, говоря о своем президенте, будущий второй президент США Джон Адамс назвал Вашингтона "безграмотным, необразованным и не соответствующим своей должности".

Американские сенаторы также не отличались кротостью выражений. В 1856 году сенатор Чарльз Самнер в своей речи назвал своих коллег Стивена Дугласа и Эндрю Батлера "Дон Кихотом и Санчо Пансой, выступающими в защиту не прекрасной дамы, но шлюхи, именуемой рабством". Надо сказать, что за эти слова Самнер поплатился - через пару дней после этой речи племянник Батлера Престон Брукс, также сенатор, избил Самнера прямо в сенате своей тростью, да так, что Самнер потом три года не мог присутствовать на заседаниях. Ну а военным отпускать крепкие словечки, как говорится, сам Бог велел. Так, во время Гражданской войны 1861-1865 генерал Федеральных войск Макклеллан обозвал своего главнокомандующего президента Линкольна "здоровенной обезьяной". К чести Линкольна, надо отметить, что тот никак не отреагировал на хамство генерала.

Новое время - новые идеи

В XX веке американские государственные деятели также радовали публику своими нелестными высказываниями в адрес конкурентов и лиц, власть имущих.
box#2083879

Президент Гарри Трумен однажды презрительно отозвался о Дуайте Эйзенхауэре, сказав, что последний "разбирается в политике как свинья в апельсинах". Не отставал от него и другой политик, уроженец Техаса Линдон Джонсон. Поскольку за техасцами с давних пор тянется закрепилась репутация людей прямых и грубых, то Джонсон, похоже, старался ей соответствовать. Вот, например, о ком Джонсон сказал следующие слова: "Смазливый племянничек, который поет сладкие ирландские баллады для всей компании, но сматывается, как только приходит пора убирать со стола и мыть посуду"? О Джоне Кеннеди, своем начальнике. О другом политике, Джеральде Форде, бывшего вице-президентом при Ричарде Никсоне, Джонсон флегматично заметил: "Неплохой парень, только слишком долго играл в американский футбол без шлема на голове".

Кстати, сам Никсон, как выяснилось недавно, совершенно не стеснялся в выражениях - правда в узком кругу.
box#2083880

В ноябре 1971 года президент Никсон и госсекретарь США Киссинджер в ходе приватных обсуждений прошедших переговоров с премьер-министром Индии, характеризовали ее в совершенно непарламентских выражениях. Индира Ганди удостоилась от президента США прозвища "старая ведьма". Госсекретарь пошел дальше и обозвал Ганди "той еще стервой", добавив, что "индусы - они вообще все сволочи". Когда запись этой неофициальной беседы была опубликована летом 2005 года, 82-летнему Киссинджеру пришлось публично извиняться перед индусами.

А вот Рональд Рейган в ругательствах по адресу коллег-политиков замечен не был. Он, конечно, любил пошутить, порой переходя границу разумного, как это было, например, с его знаменитым объявлением о бомбежке СССР в 1983 году, но до ругани старался не опускаться. Хотя, в 1986 году он назвал Клинта Иствуда, который решил избраться на пост мэра калифорнийского городка Кармель, "стареющим посредственным актером, у которого нет будущего в политике". Зато самого Рейгана прикладывали, как говорится, от души. Политик из Новой Зеландии Джонатан Хант однажды язвительно сострил: дескать, в США случилось несчастье - сгорела президентская библиотека Рейгана, целых две книжки, одну из которых он так и не успел раскрасить.

Нынешний президент США, Джордж Буш не устает обличать тиранов и диктаторов по всему свету, но старается делать это аккуратно. Может он и называет приватно кого-либо из глав стран, входящих в "ось зла" "безумным маньяком", но на публике старается подбирать более обтекаемые формулировки. Зато самого Буша его критики клеймят с усердием. Так, бывший губернатор штата Вермонт Говард Дин, считавшийся одним из кандидатов в президенты США от Демократической партии, обвинил главу американской администрации в "тупоголовости". По его словам, войне в Ираке американцы обязаны именно этому свойству недюжинного ума президента.

"Скоро всей вашей Америке кирдык..."

Но пожалуй самое изощренное оскорбление в адрес Буша, правда отца, а не сына, было сделано Саддамом Хусейном. После Войны в Заливе иракский диктатор приказал выложить на полу самой фешенебельной гостиницы Багдада "Аль-Рашид" огромный мозаичный портрет американского президента.
Все 12 лет, прошедшие после войны 1990-1991 годов, постояльцы и посетители отеля вынуждены были ходить по портрету бывшего главы американской администрации, отдавшего приказ о "Буре в пустыне". Внизу портрета стояла подпись: "Буш - преступник". Hи в западной, ни в восточной культурах прикосновение обуви к лицу не рассматривается как комплиментарный жест. У арабов это вообще считается худшим из возможных оскорблений.

Вряд ли случайным было то, что сразу же после занятия Багдада американскими войсками, специальная команда саперов выломала мозаичное изображение экс-президента США.

В адрес Буша не устает и высказываться президент Венесуэлы Уго Чавес. Бывший военный, привыкший говорить без экивоков, называет "страну свободы и землю героев" "террористическим государством", а главу Белого дома - "злодеем", вынашивающим "зловещие планы покорения Венесуэлы". Правда Чавес не упускает случая обрушиться с бранью на любого, кто вздумает подвергнуть его критике. Венесуэльского кардинала, Розалио Кастильо, назвавшего Чавеса "диктатором-параноиком", к которому необходимо "применить процедуру изгнания дьявола", бравый десантник в ответ охарактеризовал как "бандита, душу которого заполучили бесы". Наблюдатели отмечают, что конца перебранке между иерархами светской и духовной властей Венесуэлы пока не предвидится.

В Испании, например, дело решили просто. В 2004 году провинциальный суд Уэльвы, что в Андалусии, отказался рассмотреть иск бывшего мэра города Алахара Хосе Бардальо против муниципального советника Сантьяго Ральо по "оскорблению чести" и "клевете". Советник, не скупясь на неприличные выражения, обвинил мэра в том, что тот в бытность приходским священником на исповеди получал информацию о гражданах, которую затем использовал для укрепления своей власти. В ответ мэр, используя не менее крепкие выражения, назвал советника "свиньей" и "подлой политической крысой". В итоге суд постановил, что "самые яростные оскорбления и необоснованные обвинения стали составной частью споров между политиками", и поэтому они давно всеми гражданами "воспринимаются как привычные и нормальные".

"Буде же кто браниться злым лаем матерным..."

В России высокое искусство "отвешивать комплименты" было заложено, по-видимому, Иваном Грозным. В письме к английской королеве, написанном им в 1570 году, он обратился к тей так: "А ты пребываешь в своем девическом чину, как есть пошлая девица". По тем временам это было серьезным оскорблением. Аналогично, Иван Васильевич не стеснялся в выражениях, посылая письмо своему "политическому оппоненту" Андрею Курбскому. Отдельные представители династии Романовых крепкие слова употребляли, но не в адрес других венценосных особ - а по отношению к нижестоящим, это бранью вроде как и не считалось.

Основатель первого в мире государства рабочих и крестьян Ульянов-Ленин также не чурался резких выражений, правда употреблял он их, в основном, в адрес партийных оппонентов, а не государственных деятелей других стран. В словаре Владимир Ильича встречались такие слова как "балбес", "гад", "гнилое яйцо", "грязный натуришка", "идиоты", "мерзавец", "мещанская сволочь", "олух", "поганое стойло", "тупица", "шуты гороховые", в чем можно убедиться, открыв собрание сочинений.

Говорят, что и Сталин также употреблял порой слова, которые не стоит произносить публично. Но вот с другим советским лидером, позволявшим себе непосредственно высказываться в адрес иностранных деятелей, пожалуй, мало кто может сравниться. В своей речи в ООН от 12 октября 1960 года, Никита Сергеевич назвал министра обороны Заира Джозефа Мобуту "отщепенцем-изменником конголезского народа". А позже, после выступления представителя Филиппин, Хрущев в гневе обозвал последнего "холуем американского империализма". Многие утверждают, что Хрущев в запальчивости даже стучал ботинком по трибуне ООН, хотя сын бывшего главы СССР опровергает эту версию.

Что касается Михаила Горбачева, то, говорят, он не брезговал "русским устным", хотя старался этого не показывать. Любопытно, что в сознании миллионов современников конец эпохи Горбачева совпал с двумя публичными матерными высказываниями Михаила Сергеевича. 21 августа 1991 года он назвал членов ГКЧП "м...ми" и рассказал по ТВ, как в Форосе "он послал их куда русские люди посылают". После этого, на протяжении всего 1992 года слова Горбачева "Ну что, доигрались, м...?" стала расхожим штампом в написании политических обзоров.

Когда премьер-министром России был назначен Виктор Черномырдин, то в интервью "Литературной газете", Горбачев так ответил на сетования корреспондента, что, дескать, новый премьер "как одно из своих положительных деловых качеств отметил умение крепко и громко ругаться на подчиненных": "Это он сам отметил? Ну да, он строитель, на ветру оно так доходчивее".

По словам людей, близко знавших первого президента России, Борис Ельцин был человеком тяжелым и громил подчиненных так, что мало не казалось, но до матерных ругательств не опускался и мата в своем пристутствии не терпел.

Любит ли облегчать свою душу словами, которые не принято произносить при дамах Владимир Путин, неизвестно. Но у него есть другая склонность - употреблять просторечные и вульгарные обороты, которые моментально расходятся на цитаты. Это и знаменитое "и в сортире замочим", и "уши от мертвого осла", и "нашли дураков", и "хватит сопли жевать", не говоря уже про "приглашение на обрезание", высказанное иностранному журналисту.

В постсоветской России человеком, который безусловно занял первое место по "критичности" высказываний в адрес иностранных лидеров, стал парламентарий Владимир Жириновский.

Осенью 2002 года в Багдаде Владимир Вольфович (или по крайней мере, человек, очень похожий на него), используя ненормативную лексику, откровенно высказался в адрес президента Буша, его папы, Кондолиззы Райс и вообще всей политики США в отношении Ирака. Любопытно, что грозных требований извиниться со стороны США не последовало.

Все вышесказанное подтверждает старую истину: политики - тоже люди, и им хочется порой отвести душу и сказать что-нибудь "неласковое" о своих коллегах. По крайней мере, одну категорию людей подобные эмоциональные выплески обеспечивают работой - это дипломатов, которым потом приходится отписываться, заявляя, что скорее всего главу государства "просто не так поняли".

Сергей Карамаев

Из жизни00:0414 сентября
In this Sept. 18, 2013 file photo, law enforcement officials from multiple agencies examine the two cars pulled from Foss Lake, in Foss, Okla. The state medical examiner released autopsy reports identifying two of the bodies as 16-year-old Jimmy Allen Williams and 42-year-old Cleburn Hammack. They were among the remains of six bodies found the in two cars

«Это безумно пугает»

На дне озер иногда скрываются страшные тайны. Их раскрывают случайные люди