Нападение на защиту

Первой жертвой суда над Саддамом Хусейном стал адвокат

Практически сразу после первых судебных слушаний по делу Саддама Хусейна был похищен и убит один из ведущих юристов, принимающих участие в процессе. Еще до начала суда было известно, что опасности подвергаются все его участники и власти Ирака пошли на беспрецедентные меры для того, чтобы защитить судей и обвинителей от возможной мести сторонников Хусейна. Неприятным сюрпризом для них стало то обстоятельство, что убит был не обвинитель, а адвокат одного из сообщников Хусейна, и расстреляли его люди в форме иракской армии и полиции.

Единственной общей мыслью всей пестрой команды адвокатов, в разное время представлявших интересы бывшего иракского диктатора, была та, что суд над ним должен начаться как можно позже и, желательно, где-нибудь подальше от Ирака - в одной из нейтральных стран, службы безопасности которой могли бы обеспечить защиту и подсудимых, и защиты, и обвинения.

Адвокаты указывали, что за два года, прошедшие после свержения Хусейна, явно нельзя было подготовить все документы, необходимые для доказательства причастности Хусейна к длинному списку инкриминируемых ему деяний, уже подготовленные материалы не были вовремя представлены для ознакомления представителям защиты, а ситуация в стране такова, что безопасность процесса обеспечить просто невозможно.

Ни новое правительство Ирака, ни американо-британская коалиция, разумеется, не были заинтересованы в предлагаемых защитой вариантах. Отдать процесс над Саддамом нейтральной стране (которой, по понятным причинам, не могла бы быть ни Великобритания, ни США), значило бы, во-первых, утратить контроль над ним, а во-вторых, отступиться от знаменитого лозунга Буша о том, что за преступления иракского режима Саддама будут судить его жертвы, то есть сами иракцы, а вовсе не США и не мировое сообщество.

Иракские официальные лица с адвокатами не спорили (трудно спорить с очевидными фактами), но нашли компромиссное решение для каждой проблемы, на которую те указали. Так, дело Саддама разделили на несколько сравнительно небольших дел, по каждому из которых диктатора будут судить отдельно, причем для одного из подобных процессов вся необходимое уже было подготовлено.

Адвокатам пообещали предоставить дополнительное время для изучения документов, а для обеспечения безопасности процесса было решено принять экстренные меры.

Повышенные меры безопасности

Заявив, что суд над Хусейном начнется, и назначив его точную дату, иракские власти постарались сделать все от них зависящее, чтобы обеспечить безопасность всех его участников, которые, по их мнению, подвергались опасности.

О безопасности Саддама, номинально переданного в распоряжение иракского правительства, но находящегося на американской военной базе под усиленной охраной, беспокоиться не приходилось.

Здание, предназначенное для проведения процесса, обезопасить было сравнительно легко - бывшая штаб-квартира саддамовской правящей партии "Баас", специально перестроенная для процесса, находится в сверхохраняемой багдадской "зеленой зоне", которую смело можно назвать самым безопасным местом в сегодняшнем Ираке. Центр Багдада, в котором располагаются здание правительства, а также дипломатические и военные представительства США и Великобритании, отделен от остального Ирака несколькими кордонами охраны, проникнуть за которую злоумышленникам не удавалось ни разу. Максимум, на что были способны боевики до сих пор, это обстреливать "зеленую зону" из минометов, да и то без большого успеха.

Основным объектом защиты, требовавшим, по мнению иракских официальных лиц, повышенного внимания, был Верховный уголовный трибунал Ирака (ранее - особый трибунал), которому, собственно, и надлежало судить Саддама. С самого создания трибунала и до начала процесса вся его деятельность была строго засекречена. Единственное, что о нем сообщалось, это его численность (около 40 судей и государственных обвинителей) и имя председателя.

Вся эта секретность не спасла нескольких членов трибунала, которых, по сведениям иракских средств массовой информации, боевикам удалось вычислить и уничтожить. Известно имя только одного из таких предполагаемых членов трибунала - это судья Барвиз Махмуд Марвани, застреленный в марте 2005 года. По подсчетам журналистов, трибунал лишился таким образом не менее шести своих членов, однако смог сохранить свою функциональность до начала процесса.

Между тем, сосредоточившись на опасностях, которым подвергаются судьи и обвинители Саддама, иракские официальные лица упустили из виду то обстоятельство, что далеко не все иракцы относятся к Саддаму с любовью, и число тех, кто его ненавидит, ничуть не уступает, если не превосходит, число его сторонников. Как выяснилось, защите Саддама требовалось ничуть не меньше внимания, чем его обвинителям и судьям.

Беззащитная защита

19 октября, на первом же заседании суда, процесс над Саддамом был отложен по просьбе защиты. Адвокат Хусейна Халиль Дулайми пояснил, что защита еще не успела знакомиться со всеми документами по процессу, и продолжение суда было перенесено на 28 ноября.

На следующий день, 20 октября, из своего офиса в Багдаде был похищен один из юристов, принимающих участие в процессе над Саддамом Хусейном на стороне защиты. Сначала появились слухи, что пропал адвокат самого Саддама, однако позже стало известно, что похищенный Садун аль-Джанаби защищал одного из сообщников иракского диктатора - Авада Хамада аль-Бандара, возглавлявшего во времена Хусейна Революционный суд Ирака. В пятницу тело аль-Джанаби было обнаружено возле одной из мечетей в восточной части Багдада. Адвокат был убит двумя выстрелами в голову.

Немедленно после гибели юриста 12 членов команды адвокатов, защищающей Хусейна, вновь призвали отложить слушания до того времени, когда властям удастся обеспечить их безопасность, или же проводить заседания вне Ирака, однако вновь получили категорический отказ. Заместитель министра внутренних дел страны генерал Хуссейн Али Камаль повторил привычную мантру о том, что "Саддама должны судить иракцы по иракским законам", и указал, что правительство примет "ряд мер для защиты адвокатов", не уточнив, впрочем, в чем эти меры будут заключаться.

Шииты против суннитов

Сами адвокаты сообщили, что представители МВД Ирака уже связались с ними и предложили обеспечить их защиту, но юристы отказались, так как не верят военным и полиции.

Дело в том, что, как сообщают очевидцы, за похищенным адвокатом явились десять вооруженных мужчин, одетых в полицейскую и военную форму. Аль-Джанаби подчинился требованию проследовать за ними и был убит. Похитители юриста никак не заявили о себе, не обозначили свою принадлежность к той или иной террористической группировке, не выдвинули никаких требований. Складывается впечатление, что речь идет не об акции устрашения, характерной для террористов, но о целенаправленном убийстве.

Адвокаты полагают, что речь идет о продолжении серии загадочных похищений и убийств, произошедших в стране в течение последних месяцев. В каждом случае к будущей жертве являлись люди в военной или полицейской униформе, заявляли, что работают в МВД Ирака, предъявляли какие-то документы и уводили ее с собой. Часть уведенных таким образом людей пропали без вести, часть потом были обнаружены мертвыми. Все жертвы этих похищений - сунниты.

МВД Ирака уверяет, что речь идет о действиях террористов или просто бандитов, которые используют форму для прикрытия, однако сунниты все настойчивее утверждают, что в министерстве, с ведома высокопоставленных официальных лиц, действуют особые шиитские "отряды смерти", уничтожающие влиятельных суннитов.

Вместо того чтобы полагаться на иракские спецслужбы, защитники Хусейна предпочли обратиться к помощи своих родственников, заявив, что доверяют только им. Несколько адвокатов уже призвали иракские власти выдать родственникам лицензию на ношение оружия, чтобы те могли защищать их от возможных опасностей.

Кроме того, адвокаты обратились и к США, попросив, чтобы именно американские следователи нашли убийц аль-Джанаби и обеспечили их безопасность. По некоторым данным, их призыв был услышан: США и Великобритания предложили всем юристам, принимающим участие в суде над Саддамом, убежище, так что теперь перед ними стоит только одна задача: дожить до конца процесса, который, по предположениям наблюдателей, продлится не меньше года.

Михаил Ткаченко