Новости партнеров

Березовский объяснил Риге, за что она его невзлюбила

Текст заявления бывшего российского олигарха для латвийских СМИ

Известный предприниматель и бывший российский олигарх Борис Березовский сделал заявление для СМИ Латвии - страны, недавно объявившей его persona non grata на своей территории. По словам Березовского, это решение официальная Рига приняла под давлением с двух сторон - из Москвы и со стороны структур, связанных с американским финансистом и известным филантропом Джорджем Соросом. Между тем сам бывший российский олигарх не намерен мириться с таким положением дел и планирует оспорить решение латвийского правительства в суде. Lenta.Ru публикует полный текст заявления.

Заявление Президента Фонда гражданских свобод Бориса Березовского для СМИ Латвии

19 октября сего года Совет национальной безопасности Латвии принял решение о признании меня persona non grata.

В этой связи считаю необходимым заявить следующее.

1. В 2000 году я основал Фонд гражданских свобод (ФГС) со штаб-квартирой в Нью-Йорке, а в 2001 году зарегистрировал филиалы Фонда в Москве и Риге. Цель Фонда состоит в поддержке демократии и помощи в строительстве институтов гражданского общества на постсоветском пространстве. За истекшие годы Фонд выделил около 25 миллионов долларов в различные гуманитарные проекты в странах бывшего СССР.

В Латвии ФГС, возглавляемый известной журналисткой Н.Троицкой, реализовал более десятка проектов, направленных прежде всего на интеграцию русских в новую, демократическую Латвию. С 2001 года на эти цели израсходовано около 400 тысяч долларов.

2. В 2003 году Правительство Ее Величества предоставило мне политическое убежище в Великобритании и отклонило запрос России на мою экстрадицию. Это решение Правительства состоялось после того как лондонский суд признал преследование меня политически мотивированным и не основанным на каких-либо фактах нарушения мной законов Российской Федерации.

В соответствии с Женевской конвенцией 1951 года, я получил документ правительства Великобритании.

3. Поэтому в феврале 2005 года, после вступления Латвии в ЕС, я получил, наконец, возможность лично ознакомиться с работой моего Фонда. К сожалению, уже во время моего первого визита в Латвию некоторые СМИ и ряд правительственных чиновников породили многочисленные инсинуации, цель которых состояла в дискредитации работы Фонда и меня лично.

Однако, первыми жертвами этой кампании были избраны не сотрудники Фонда, а официальные лица, с которыми я имел честь встретиться: Председатель Сейма Латвии И.Удре и Министр внутренних дел Латвии г-н Э. Екабсонс.

Заданность этой кампании подчеркивается тем фактом, что до этой поездки в Латвию я даже не был знаком ни с г-ном Екабсонсом, ни с г-жей Удре.

Я особо благодарен г-ну Екабсонсу за его понимание сложностей, связанных с моей личной безопасностью. Он владел информацией, что российские агенты в Великобритании совершили несколько попыток покушения на мою жизнь.

Как я понимаю, это и было побудительным мотивом для встречи г-на Екабсонса со мной.

В мой первый приезд в Латвию официальная позиция правительства по этому поводу была четко сформулирована в ответной ноте МИД. Заместитель госсекретаря МИД Латвии г-н А. Тейкманис заявил: «Так как Соединенное Королевство и Латвия являются членами Европейского Союза, у которого общие ценности и в котором царит высокая степень доверия, у Латвии нет оснований подвергать сомнению мнение Соединенного Королевства, считающего, что Березовского в России могут преследовать по политическим мотивам». Далее г-н Тейкманис добавил, что «его (Березовского) выдача, в особенности России, была бы недопустима».

Мой второй визит, в сентябре этого года, вызвал реакцию, которую нельзя квалифицировать иначе как истерика. Апогеем этого шабаша стали: известное заявление премьер-министра Латвии г-на А.Калвитиса, что я был владельцем «центральных российских средств массовой информации, которые вели пропаганду против Латвии, а также... являлся членом Совета безопасности РФ»; последовавшее за этим решение СНБ, сопроводившиеся «охотой на ведьм» в лучших традициях КГБ СССР.

Г-н Екабсонс не нуждается в защите – он не производит впечатление слабого человека. Но ради установления истины хочу официально заявить, что ни во время моего последнего визита, ни позднее, вплоть до сегодняшнего дня, я не имел никаких контактов с г-ном Екабсонсом. Поэтому сообщения о том, что г-н Екабсонс поведал мне гостайну, заведомо ложны.

Как мне представляется, цель кампании против г-на Екабсонса состоит в том, чтобы отвлечь внимание общественности от истинной причины решения СНБ - отказать мне во въезде в Латвию. Особую пикантность этой ситуации придает, с одной стороны, засекреченность мотивов решения СНБ, а с другой – публичная позиция премьера Калвитиса, срывающего покров тайны и громогласно обвиняющего меня в том, что в бытность мою акционером ОРТ, этот телеканал проводил антилатвийскую кампанию. Выходит, что именно премьер Калвитис, а не г-н Екабсонс разглашает страшную государственную тайну.

4. В чем причины такого резкого изменения позиции официальных властей?

С моей точки зрения, их две.

Первая. Усиливающееся давление со стороны России.

Заявление премьер-министра Латвии не поддается никакой логике и в основе своей является ложным. Его ссылка на то, что якобы ОРТ в мою бытность акционером этого телевизионного канала проводил антилатвийскую кампанию, свидетельствует либо о его некомпетентности, либо об умышленном искажении фактов. Г-ну премьер-министру достаточно сравнить ельцинские программы ОРТ образца 1996-1999 гг с путинскими программами ОРТ периода 2000-2005 гг, чтобы понять, кто в России поддерживал демократию в Латвии, и кто пытается ее разрушить.

К этому необходимо добавить, что за два дня до заседания СНБ Генеральный прокурор Латвии г-н Майзитис (тоже член СНБ) заявил, что не имеет никаких сведений о моей противоправной деятельности.

Вторая. Давление структур, связанных с г-ном Соросом.

Хорошо известно влияние людей, близких к г-ну Соросу на СМИ в Латвии. Поэтому особенно показательна реакция ряда СМИ на активность ФГС и мою лично в Латвии.

Уже после моего первого визита в Латвию г-н П. Винкелис, заместитель исполнительного директора Фонда Сороса в Латвии (который в 2003 году подозревался в шпионаже в пользу России), в одной из латвийских телепередач озвучил идею о моей причастности в пропаганде ОРТ против Латвии. По странному стечению обстоятельств, несколькими месяцами позже эта идея понравилась премьер-министру г-ну Калвитису.

Я лично знаком с г-ном Соросом с начала 90-х годов и хорошо его знаю. В 1995 году г-н Сорос обратился ко мне с просьбой помочь его благотворительному фонду в России, и я выделил 1,5 миллиона долларов на обучение российских студентов за рубежом в рамках программы г-на Сороса.

Но уже в 1997 году г-н Сорос начал крестовый поход по всему миру против так называемых российских олигархов, объявив их грабителями.

Разгадка изменения позиции г-на Сороса по отношению к российскому капиталу очень проста. Г-н Сорос потерпел сокрушительное поражение как бизнесмен в конкуренции с нами. Эту обиду г-н Сорос не может простить нам до сих пор.

Попутно замечу, что я, в отличие от г-на Сороса, никогда не был признан виновным ни одним судом мира. В то же время, известно, что в марте 2005 года французское правосудие оставило в силе «приговор к выплате 2,2 миллионов евро, вынесенный ранее судом более низкой инстанции в отношении американского финансиста, миллиардера Джорджа Сороса. Он обвиняется в использовании в личных целях информации для служебного пользования во время игры на бирже против банка Societe General в 1988 году».

Очень жаль, что методы, которыми г-н Сорос пользуется на бирже, он переносит в благородное дело поддержки институтов гражданского общества в странах с нарождающейся демократией.

Поддерживая развитие гражданских институтов в Латвии, г-н Сорос, безусловно, делает благородное дело, равно как и мой Фонд гражданских свобод. Но важно понимать, что гуманитарная миссия, в отличие от бизнеса, не допускает конкуренции и наоборот – умножает эффект в случае взаимной поддержки.

5. Я глубоко уверен, что демократия в Латвии состоялась, но она испытывает кризис роста.

Я знаю, что ФГС делает нужную Латвии работу и поэтому мы, несмотря ни на что, остаемся в Латвии.

Я обратился к своим адвокатам с просьбой рассмотреть возможность подачи в латвийский суд иска к правительству Латвии по отмене решения о признании меня persona non grata. Я уверен, что открытый судебный процесс по этому вопросу, вне зависимости от его исхода, послужит укреплению самостоятельности и демократии Латвии.

Борис БерезовскийПрезидент Фонда гражданских свобод,Член-корреспондент Российской Академии Наук

Бывший СССР00:01Сегодня

Заря незалежности

Как в 90-е украинские националисты создали партию, церковь и штурмовые отряды