Живописный залог

Компания Noga не смогла арестовать в Швейцарии картины из собрания ГМИИ имени Пушкина

Картины из Музея изобразительных искусств имени Пушкина, находившиеся в Швейцарии, оказались арестованы по иску компании Noga. Усилиями российских дипломатов и швейцарского правительства 54 полотна крупнейших французских живописцев XVII-XX веков, привезенных на выставку, удалось вызволить и отправить на родину.

Выставка

17 июня в городе Мартиньи в швейцарском кантоне Вале открылась представительная выставка французской живописи из собрания ГМИИ имени Пушкина. 54 полотна крупнейших художников XVII-XX веков разместились в музее Фонда Пьера Джианнада. В числе экспонатов на выставке в Мартиньи находились такие картины, как "Ринальдо и Армида" Никола Пуссена, "Юпитер и Калисто" Франсуа Буше, "Скала в Этрете" и "Сирень на солнце" Клода Моне, "Мороз в Лувесьене" Альфреда Сислея, "Танцовщицы на репетиции" и "Балерины" Эдгара Дега, "Портрет актрисы Жанны Самари" Огюста Ренуара, "Берега Марны" и "Курильщик" Поля Сезанна, "Кабачок" Эдуара Мане, "Волна" Гюстава Курбе, "А, ты ревнуешь?" Поля Гогена. Также в Мартиньи были привезены известные полотна Анри Матисса, Анри Руссо, Пабло Пикассо. Страховая стоимость картин оценивается в миллиард долларов.

Официально выставка закрывалась 13 ноября, а на следующий день четыре грузовика с картинами должны были отправиться обратно в Россию. Но еще 11 ноября судебные органы кантона Вале санкционировали арест картин по иску фирмы Noga. В течение следующих четырех дней российским дипломатам при содействии правительства Швейцарии удалось опротестовать арест. Грузовики двинулись к пограничным таможенным постам, где 15 ноября были арестованы повторно, уже по новому иску Noga.

Нужно отметить, что компания Noga судится с Россией много лет, но впервые ей удалось задержать российское имущество на территории Швейцарии. Для разъяснения сути спора требуется небольшой экскурс в историю вопроса.

Старая проблема

В начале 1991 года правительство РСФСР заключило со швейцарской компанией Noga SA договор о выделении кредитов российской стороне для закупки потребительских товаров и продовольствия. Noga должна была получать в обмен дизельное топливо и мазут. За год, прошедший после подписания соглашения, Noga собрала у западных банков кредитов почти на полтора миллиарда долларов, а в России сменилось правительство. Владелец швейцарской компании Нессим Гаон уведомил главу нового кабинета Виктора Черномырдина, что Россия преждевременно прекратила поставки нефтепродуктов Noga, в результате чего образовалась задолженность в 300 миллионов долларов. Гаон намеревался подать на Россию в суд.

Оказалось, что заключенный с Noga договор позволял рассматривать РФ в качестве обычной договорной стороны, отвечающей своим имуществом по долгам. Если бы предшественники Черномырдина заключали соглашение с участием посредников, то такой казус был бы невозможен.

Правительство РФ договорилось с Гаоном о выплате ему 30 миллионов долларов в обмен на отказ от иска. Гаон деньги взял, но иск в Стокгольмский арбитраж еще на 650 миллионов долларов подал. Арбитражный институт торговой палаты Стокгольма в 1993 году принял иск к рассмотрению, но в результате длительного процесса, уже в январе 1997 года, не признал правоту Noga, обязав Россию выплатить ей лишь 27,3 миллиона долларов в качестве наказания за нарушение графиков поставки нефти. Спустя еще несколько лет юристы швейцарской компании каким-то образом сумели переубедить судей Стокгольмского арбитража и на основании их нового решения о задолженности Российской Федерации на сумму в 60 миллионов долларов приступили к аресту российского имущества за рубежом. Особенно громкими акциями стали аресты счетов Банка России и Внешэкономбанка во Франции в 1999 году и задержание во французском порту Брест российского учебного барка "Седов". Далее Noga намеревалась арестовать российские парусные суда, прибывшие на регату в Нидерланды, самолет президента Путина, военные самолеты МиГ-АТ и Су-30МК, участвовавшие в авиасалоне в Ле-Бурже. Ни одна из этих угроз не была реализована, а швейцарская компания даже выплачивала компенсации нескольким российским организациям и ведомствам.

В 2002 году суд Нью-Йорка отказал компании Noga в возможности арестовывать российские активы в США. Годом позже, в декабре 2003 кассационный суд Парижа запретил арестовывать собственность РФ на территории Франции. Однако Россия не отказывалась от долга перед Нессимом Гаоном и его компанией. Но если глава Noga говорит о сумме в 800 миллионов долларов, то российская сторона - примерно о 55 миллионах плюс проценты.

Нужно отметить, что Гаон не получил даже тех денег, о которых говорит российская сторона. Представители Минфина РФ настаивают на внесудебном урегулировании задолженности и переоформлении части долга в еврооблигации. Их погашение могло бы состояться в 2010 и 2030 годах.

Новая головная боль

Повторный арест выставки Пушкинского музея оказался полной неожиданностью для российской стороны. Самым тревожным обстоятельством стало то, что у представителей музея, сопровождавших картины, были отобраны паспорта и сотовые телефоны, а водители лишились ключей от автомобилей. Как сообщила позже Ирина Антонова, директор ГМИИ, из-за этого отключились системы поддержания благоприятного для живописных полотен микроклимата. Однако к середине дня 16 ноября дипломатам из российского посольства удалось убедить швейцарскую сторону отогнать грузовики, остановленные в Базеле, в теплый гараж и включить системы кондиционирования.

После того как информация о втором аресте выставки из Пушкинского музея достигла России, заинтересованные ведомства начали комментировать произошедшее в весьма разнообразных тонах. Так, Федеральное агентство по культуре и кинематографии обратилось к правительству Швейцарии с "требованием остановить беспредел по отношению к уникальным культурным ценностям". Адвокат Анатолий Кучерена назвал действия фирмы Noga "непозволительными", а другой известный юрист Павел Астахов отметил, что произошедшее с выставкой "противоречит сути культурного обмена" между странами. Представитель правительства РФ в высших судах Михаил Барщевский назвал ситуацию "странной".

Самые сдержанные сообщения следовали из МИДа, который обещал всемерно содействовать скорейшему "разблокированию" ситуации с картинами.

Самые обнадеживающие комментарии принадлежали Анатолию Вилкову, главе Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Он сообщил, что его ведомство получило гарантии от кантона Валэ, что этот регион Швейцарской конфедерации обязуется защищать российские полотна от судебных претензий третьих лиц. Без таких гарантий Росохранкультура не разрешила бы вывезти картины за границу.

Большинство наблюдателей в своих комментариях исходили из того, что после проигранного в 2003 году иска Noga прекратила тяжбу с Россией. Однако министр финансов Алексей Кудрин в интервью РИА Новости напомнил, что судебное разбирательство со швейцарской компанией продолжается.

Это обстоятельство специально оговорил президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин. Он подчеркнул, что ситуация с компанией Noga действительно осложнена невыплатой Гаону назначенной в 1997 году Стокгольмским судом суммы. Вовремя выполненные обязательства не дали бы Noga возможности манипулировать экспонатами Пушкинского музея.

Тем временем российские музеи получили указания от Роскультуры прекратить всякие переговоры со своими партнерами относительно проведения в будущем выставок на территории Швейцарии. Михаил Пиотровский предположил, что в случае осложнения ситуации с экспонатами ГМИИ предметы из собрания Эрмитажа, находящиеся в Цюрихе, будут отозваны с выставки и переправлены скорейшим образом в Россию.

Счастливый финал

К вечеру 16 ноября одна из четырех машин с картинами, находившаяся в Женеве, была разгружена, а девять полотен в присутствии сотрудников консульства и московского музея были опечатаны и помещены в специальное хранилище. Остальные три машины, стоявшие последние сутки в Базеле, были отправлены в Женеву.

Тем временем правительство Швейцарии собралось на специальное заседание, и около 19 часов вечера по московскому времени стало известно, что картинам из Пушкинского музея разрешено покинуть территорию страны.

Директор Пушкинского музея Ирина Антонова предложила создать специальную международную конвенцию, которая бы запретила использовать музейные экспонаты в качестве заложников в политических или экономических конфликтах. Создание такого документа - необходимый, но долгий процесс.

Итоги этой яркой истории предстоит подводить многим ведомствам. Неурегулированные отношения РФ с компанией Noga чреваты новыми неприятными сюрпризами.

Юлия Штутина