С 1 апреля, мистер Березовский!

Россиянам рассказали о том, как Березовский пытался себя убить

Прибытие в Лондон бригады российских следователей по делу Литвиненко произвело изрядную ажитацию среди эмигрантского бомонда во главе с предпринимателем Борисом Березовским и не только у них. Для пиарщиков, подвизавшихся на освещении расследования этого глубокозамороженного дела, появившийся информационный повод стал манной небесной.

Обе стороны разом приняли боевые стойки и с новым запалом принялись за обличения потенциальных заказчиков убийства отставного чекиста. Поскольку количество поименно названных подозреваемых исчисляется всего двумя - Владимиром Путиным и Борисом Березовским - именно по этим целям был открыт огонь.

Впрочем, следует отметить, что если в антипутинском лагере публичным изложением своих подозрений занялся непосредственно Борис Абрамович при помощи своего приятеля Ахмеда Закаева, то с российской стороны была задействована еженедельная аналитическая программа "Вести недели", выходящая на государственном телеканале "Россия".

Политический обозреватель Андрей Медведев представил телезрителям таинственного гостя по имени "Петр", который, по его словам, с лета 2006 года находится под защитой британских и российских правоохранительных органов. Непосредственно к смерти Литвиненко "Петр", как выяснилось, отношения не имел. Однако его показания оказались увесистым булыжником в огород Березовского, так как он, по крайней мере, сформулировал мотив, по которому бизнесмен, именуемый рядом СМИ "опальным олигархом", мог иметь зуб на своего помощника.

Выступая в лучших традициях тайных свидетелей (темный силуэт со спины, измененный голос), "Петр" поведал душераздирающую историю, произошедшую с ним, тогда начинающим политэмигрантом, в Лондоне в 2003 году. По словам свидетеля, в тот период он обивал пороги лондонских судов, рассчитывая на получение статуса политического беженца. Тут с его стороны следует первое, но не последнее умолчание: "Петр" посчитал ненужным вдаваться в подробности того, чем он прогневил российские власти до такой степени, что ему пришлось искать защиты и благосклонности у английской королевы.

В качестве правового ликбеза "Петр" решил ознакомиться с процессом об экстрадиции Березовского, которого возжелали видеть на родине по делу о вроде бы не совсем законных финансовых операциях, осуществлявшихся им в 1990-е годы. Борис Абрамович строил свою линию защиты на том, что его преследование ведется по сугубо политическим мотивам, а уголовные обвинения являются для этого лишь прикрытием.

И вот в ходе наблюдения за судебными баталиями судьба свела "Петра" с соратниками Березовского, один из которых представился как "Саша Литвиненко". Чтобы укрепить завязавшееся знакомство, "Литвиненко" назвал "Петра" полковником ФСБ, который приехал с тайным заданием убить Березовского. По крайней мере, так говорил "Петр".

Несмотря на попытки "Петра" объяснить новому знакомцу, что тот, похоже, обознался, "Литвиненко" назвал это обстоятельство несущественным и предложил гостю студии два миллиона фунтов только за признание в том, что он получил задание убить Березовского отравленной авторучкой. Это свидетельство якобы должно было подкрепить позиции адвокатов предпринимателя на суде по поводу его экстрадиции. По крайней мере, так говорил "Петр".

Хотя эта затея "Петру" и не понравилась, он продолжал встречаться с "Литвиненко", пока сумма гонорара не выросла до сорока миллионов фунтов. Несмотря на то, что в ходе торгов "Петру" удалось поднять цену на свои услуги в 20 (!) раз, по-видимому, у него все же возникли сомнения в моральной стороне вопроса, поэтому он ответил "Литвиненко" недвусмысленным отказом.

Как и следовало ожидать по логике сюжета, "Петр" своей неуступчивостью нажил себе крупные неприятности, подвигнув "Литвиненко" со товарищи к решительным действиям. Предательски заманив "Петра" в суши-бар, "Литвиненко" дал испить ему кофе, от которого "Петр" испытал головокружение. В таком состоянии он был доставлен к адвокату якобы для консультаций, где подробно изложил суть переговоров с Литвиненко. По крайней мере, так говорил "Петр".

Далее в программе "Петр" изложил уже собственные выводы из произошедшего. Проявив недюжинные аналитические способности, он предположил, что в кофе ему был подмешан некий психотропный препарат, а его беседа с адвокатами была записана на видео, которое позднее было предъявлено в суде Березовским в качестве доказательства готовившегося на него покушения. По крайней мере, так говорил "Петр".

Когда голова у "Петра" перестала кружиться, а британская фемида отказалась отдать Березовского фемиде российской, "раскаявшийся убийца" был приглашен в офис предпринимателя, где ему была выражена благодарность и предложено повторить удачный эксперимент с признанием в подготовке покушения на этот раз применительно к Литвиненко и Юлию Дубову. Последний вместе с Березовским работал в "Логовазе" генеральным директором и обвиняется Генпрокуратурой в хищении крупных денежных сумм.

Шестое чувство подсказало "Петру", что ему стоит отказаться от этого заманчивого предложения и вообще больше не встречаться с беспокойными представителями лондонской эмиграции. Однако Березовский и его окружение с такой постановкой вопроса не согласились. "Петр" начал получать угрозы, замечать за собой слежку и, в конце концов, обратился за защитой в органы.

Анализ всех этих событий подвиг "Петра" к выводу о том, что Литвиненко, возможно, был ликвидирован как один из немногих людей, которые были осведомлены об обстоятельствах получения Березовским статуса политического беженца. А придя к такому выводу, "Петр" понял, что следующей жертвой может оказаться он сам. По крайней мере, так говорил "Петр".

На личность "Петра" попытался было пролить свет сподвижник Березовского и руководитель созданного и финансируемого им Фонда гражданских свобод Александр Гольдфарб. Он опознал в собеседнике Медведева некоего Владимира Теплюка, который, по словам Гольдфарба, ранее неоднократно рассказывал, что его наняли убить Березовского. Однако в Скотланд-Ярде заявления Теплюка не сочли заслуживающими внимания. По крайней мере, так говорит Гольдфарб.

Отметим ради справедливости, что чуть ранее Березовский рассказал подробности своей встречи с российскими следователями и как всегда убедительно обличил настоящих убийц Литвиненко. "У меня есть аргументы, почему Путин заказал это преступление, почему Луговой был исполнителем. Это факты, а не рассуждения на тему", - заявил предприниматель слушателям радиостанции "Эхо Москвы".

Правда, проинформировав о том, что у него есть "аргументы" и "факты", Березовский, как обычно, этим и ограничился. По его словам, он три с половиной часа беседовал со следователем Отводовым, которого он, кстати, считает "соучастником убийства Литвиненко" и которому он также привел доказательства указанного тезиса.

Предпринимателя, судя по его словам, расстроило, что разговор большей частью велся о бизнесе самого Березовского, бизнесе его знакомых и партнеров, бизнесе покойного Литвиненко и прочих скучных материях. Например, о том, каково было финансовое состояние Литвиненко, сколько денег было у того на счете, и кто является наследником оставшихся богатств, если таковые имеются.

Будучи неудовлетворенным содержательной частью учиненного ему допроса, Березовский квалифицировал действия следователя как попытку скрыть настоящих преступников - Путина и Лугового - и назвал дознавательную процедуру "фарсом". Напоследок следователю были вручены переписка с военной прокуратурой России, датированная 1998 годом, и переписка Литвиненко, относящаяся к периоду, когда тот получил приказ убить Березовского от руководства ФСБ. По крайней мере, так говорит Березовский.

На этом очередной трагикомический эпизод в деле Литвиненко можно считать завершенным. Дополнительную пикантность ему придает то, что шпионская история вышла в эфир телеканала "Россия" аккурат во всемирный день розыгрышей 1 апреля. Для этого дня вполне подходящими бы оказались и прочие версии гибели Литвиненко, высказанные ранее: дело "ЮКОСа", месть чеченских боевиков, а также контрабанда наркотиков и радиоактивных веществ, компромат на итальянских политиков и российских олигархов и прочее, прочее, прочее.

Между тем молчание официальных органов говорит в пользу только двух версий: либо никаких стоящих вариантов у британских и российских следователей нет, либо для того, чтобы раскрыть наработанные материалы, необходимо политическое решение, принятое на самом высоком уровне.