Только важное и интересное — в нашем Twitter
Новости партнеров

Перемена целей

"Лента.ру" публикует перевод статьи американского журналиста Сеймура Херша

На этой неделе американский журнал The New Yorker публикует статью известного журналиста Сеймура Херша (Seymour M. Hersh), посвященную исследованию наиболее актуального вопроса текущей международной политики: нападут ли США на Иран? Вдумчивый аналитик и строгий критик официальных американских структур, Херш не в первый раз берется предугадать замыслы Белого дома. На этот раз в центре его внимания оказался новый стратегический план, разрабатываемый Пентагоном. Lenta.ru предлагает читателям полный перевод статьи "Shifting targets" на русский язык.

В ряде публичных заявлений, прозвучавших за последние месяцы, президент Буш и члены его администрации, высказываясь все более настойчиво, переименовали войну с Ираком в стратегическое сражение между США и Ираном. "Шиитские экстремисты, поддерживаемые Ираном, обучают иракцев способам нападения на наших солдат и на простых жителей страны, - заявил Буш в августе на общенациональном съезде Американского легиона. - Случаи нападений на наши военные базы и военнослужащих с помощью доставленных из Ирана боеприпасов участились... Иранский режим должен прекратить подобные действия. А до тех пор, пока он не прекратит, я приму все необходимые меры, чтобы защитить американские войска". И закончил под аплодисменты присутствующих: "Я приказал нашему военному командованию в Ираке дать отпор кровожадным действиям Тегерана".

Позиция президента и следующий из нее вывод - раз ответственность за американские неудачи в Ираке лежит на Тегеране, то исправить их можно, дав отпор Ирану - пользуются прочной поддержкой в недрах его администрации. По словам бывших официальных лиц и правительственных консультантов, этим летом Белый дом, побуждаемый окружением вице-президента Дика Чейни, распорядился, чтобы Объединенный комитет начальников штабов пересмотрел давнишние планы возможного нападения на Иран. Старые планы предусматривали бомбардировки существующих и подозреваемых иранских ядерных объектов, а также других военных целей и объектов инфраструктуры. Теперь акцент перенесен на "хирургические" удары по местам расположения Корпуса стражей Исламской революции в Тегеране и других городах - именно эта организация, утверждают в Белом доме, стоит за нападениями на американцев в Ираке. То, что раньше преподносилось главным образом как операция по предотвращению распространения ядерного оружия, теперь переквалифицировано в контртеррористическую акцию.

Эта смена цели отражает три обстоятельства. Во-первых, президент и его ближайшие помощники убедились, что их попытки внушить американскому общественному мнению, будто Иран представляет собой нависшую над США ядерную угрозу, провалились (в отличие от похожей пропагандистской кампании, предшествовавшей вторжению в Ирак) и что большинство американцев не поддержат массированные бомбардировки этой страны. Во-вторых, Белый дом молчаливо признал справедливость выводов, относительно которых американское интеллектуальное сообщество в целом уже пришло к согласию - иранцам нужно еще не менее пяти лет, чтобы построить атомную бомбу. И наконец в Вашингтоне, как и на Ближнем Востоке, все отчетливее начинают понимать, что с геополитической точки зрения настоящим победителем войны в Ираке окажется именно Иран.

Во время секретной видеоконференции, состоявшейся этим летом, президент сказал Райану Крокеру (Ryan Crocker), американскому послу в Ираке, что он обдумывает идею бомбардировки иранских целей, расположенных вдоль границы между двумя странами, а также то, что Великобритания "уже на борту". В этот момент в разговор вступила госсекретарь Кондолизза Райс, заявив, что действовать надо очень осторожно из-за возможных нежелательных дипломатических последствий. Буш завершил разговор тем, что велел Крокеру заявить Ирану, чтобы тот прекратил вмешиваться в иракские дела, иначе Тегерану придется столкнуться с возмездием американцев.

По словам бывшего высокопоставленного сотрудника разведки, на встрече с Чейни, которая проходила этим летом в Белом доме, было решено, что если США нанесут ограниченные удары по Ирану, администрация сможет парировать критику заявлениями о том, что речь идет об оборонительных действиях, цель которых - защитить своих солдат в Ираке. Если демократы начнут возражать, администрация скажет: "Билл Клинтон в свое время сделал то же самое - он нанес ограниченные удары по Афганистану, Судану и Багдаду, чтобы защитить жизни американцев". Бывший разведчик добавляет: "Чейни и другие прикладывают отчаянные усилия, чтобы военная операция против Ирана началась как можно скорее. Пока политики им отвечают: 'Этого делать нельзя, потому что каждый республиканец в Конгрессе лишится своего места, к тому же в Ираке мы и так ходим по краю пропасти'. Но Чейни не даст за страхи республиканцев выеденного яйца, да и президент тоже".

Брайан Уитман (Bryan Whitman), пресс-секретарь Пентагона, сказал: "Президент ясно дал понять, что правительство Соединенных Штатов остается приверженным политическому решению проблемы, сохраняя должное уважение к Ирану. Государственный департамент неустанно работает в согласии с мировым сообществом, чтобы донести до Тегерана широкий спектр нашей обеспокоенности". (Белый дом отказался комментировать его слова.)

Лица, у которых я брал интервью, не раз и не два предупреждали, что президент еще не подписал "смертный приговор", который необходим для начала военной операции на территории Ирана, и что, возможно, он никогда его не подпишет. Но темпы подготовки планов нападения увеличиваются все ощутимее. В середине августа высокопоставленные официальные лица заявили репортерам, что администрация намерена объявить Корпус стражей Исламской революции зарубежной террористической организацией. А два бывших высокопоставленных чиновника из ЦРУ рассказали мне, что к концу лета управление увеличило штат и сферу компетенции Иранской оперативной группы. (Официальный представитель разведки заявил: "ЦРУ как правило не разглашает штатную численность своих оперативных подразделений".)

"Они двинули на иранское направление всех, - рассказал мне человек из ЦРУ, недавно вышедший в отставку. - Привлекли кучу аналитиков и все подняли на ноги. Совсем как осенью 2002 года", - то есть за несколько месяцев до вторжения в Ирак, когда Иракская оперативная группа стала наиболее важной в структуре ЦРУ. Он добавил: "У парней, которые сейчас разрабатывают иранскую программу, мало живого опыта в обращении с этой страной. В случае нападения, как иранцы будут реагировать? Они обязательно будут реагировать, и администрация не продумала до конца все возможные пути".

На ту же тему высказался и Збигнев Бжезинский, бывший советник по национальной безопасности, который, по его словам, также слышал о том, что в Белом доме обсуждают планы ограниченных ударов по Ирану. Бжезинский считает, что Иран вероятнее всего отреагирует на американское нападение "активизацией боевых действий на территории Ирака, а также Афганистана, своих соседей, так что конфликт, возможно, перекинется и на Пакистан. Мы ввяжемся в региональную войну на двадцать последующих лет".

Выступая перед членами ООН на прошлой неделе, президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад был непоколебим. Он назвал Америку государством-"агрессором" и сказал: "Как могут невежественные люди, не способные даже управлять самими собой, руководить человечеством и вмешиваться в его дела? К сожалению, они ставят себя на место Бога". (За день до этого, в Колумбии, Ахмадинеджад заявил, что сведения о Холокосте по-прежнему нуждаются в проверке.)

"Очень многое зависит от того, насколько глупо будут вести себя иранцы, - сказал мне Бжезинский. - Сумеют ли они охладить Ахмадинеджада и понизить тон своих речей?" Администрация Буша, заявляя, что Иран вмешивается в дела Ирака, намеревается "изобразить происходящее так: 'Мы реагируем на ситуацию, которая стала нестерпимой', - говорит Бжезинский. - На этот раз, в отличие от случая с Ираком, мы собираемся играть роль жертвы. Наша игра, похоже, будет называться 'Дайте иранцам перестараться'".

Генерал Дэвид Петрэус (David Petraeus), командующий многонациональными силами в Ираке, в своем сентябрьском докладе Конгрессу поддержал антииранские усилия администрации. "Никто из нас в начале года не мог оценить истинный масштаб участия Ирана в иракских делах - то, что так беспокоит сегодня нас и иракских лидеров", - сказал он. Иран, по словам Петрэуса, ведет "заочную войну против иракского государства и коалиционных сил в Ираке".

Иран отстаивал свои интересы в Ираке в течение десятилетий; однако степень и цель его нынешней активности там остаются спорными. Во время правления Саддама Хусейна, когда суннитская партия "Баас" жестоко притесняла шиитское большинство населения, Иран поддерживал шиитов. Многие представители нынешнего иракского шиитского руководства, включая видных членов правительства премьер-министра Нури аль-Малики, в свое время годами укрывались на территории Ирана; на прошлой неделе Малики, передает газета The Washington Post, заявил на заседании Совета по международным делам, что отношения между Ираком и Ираном "улучшились настолько, что иранцы больше не вмешиваются в нашу внутреннюю политику". Иран так глубоко укоренился среди иракских шиитов, что любая "заочная война" может вестись как руками самого иракского государства, так и против него. Основная трудность, породившая стратегическую дилемму для администрации Буша, заключается в том, что решение Вашингтона поддержать шиитское правительство после падения Саддама укрепило Иран и сделало невозможным все попытки устранить Иран с иракской политической сцены.

Вали Наср (Vali Nasr), преподаватель международной политики из Университета Тафтс, видный эксперт по Ирану и шиизму, сказал мне: "Между 2003 и 2006 годом иранцы считали себя ближайшими союзниками Соединенных Штатов в Ираке". Иракские шиитские духовные лидеры убеждали шиитов избегать столкновений с американскими солдатами и участвовать в выборах - полагая, что демократические выборы, когда считается голос каждого человека, неизбежно приведут к формированию преобладающе шиитского правительства. Поначалу партизанские действия вели в основном сунниты, особенно члены "Аль-Каеды" в Месопотамии. Наср рассказал мне, что иранская политика начиная с 2003 года заключалась в снабжении отдельных шиитских группировок, включая некоторые из коалиции Малики, боеприпасами и оружием. Проблема, говорит Наср, заключается в том, что "стоит вам дать кому-то в руки оружие, и вы не знаете, против кого оно будет впоследствии использовано".

С точки зрения шиитов, Белый дом "смотрит на тесные связи между Ираном и Ираком только через призму вопросов безопасности, - говорит Наср. - В прошлом году более миллиона иранцев совершили паломничество в Ирак, а товарооборот между двумя странами достигает более миллиарда долларов. Но американцы действуют так, словно каждый иранец приезжат в Ирак для того, чтобы завезти туда оружие".

Многие из тех, кто поддерживает американского президента, утверждают, что Иран представляет собой непосредственную опасность. В своем недавнем очерке в Commentary Норман Подгорец (Norman Podhoretz) обрисовал президента Ахмадинеджада как революционера "подобного Гитлеру... чья цель состоит в том, чтобы свергнуть существующую международную систему и заменить ... новым иранским порядком... голая и жестокая правда заключается в том, что если мы хотим не допустить появления у Ирана ядерного арсенала, у нас нет альтернативы использованию военной силы". В заключение Подгорец пишет: "Я всем сердцем уповаю", что президент Буш "найдет способ осуществить единственно необходимое решение, чтобы не позволить Ирану реализовать его зловещие планы, направленные против нас и против Израиля". Подгорец недавно рассказал сайту politico.com, что встречался с президентом для сорокапятиминутной беседы, в ходе которой пытался убедить его провести военную операцию против Ирана, и уверен, что "Буш собирается ударить" по Ирану до того, как покинет Овальный кабинет. (Подгорец, один из основателей неоконсерватизма, активно участвует в президентской избирательной кампании Рудольфа Джулиани, а его зять, Эллиот Абрамс (Elliott Abrams), является высокопоставленным советником президента Буша по вопросам национальной безопасности).

В начале августа генерал-лейтенант армии США Реймонд Одиерно (Raymond Odierno), второй по старшинству командир американских сил в Ираке, рассказал газете The Times об участившихся случаях применения против его солдат кумулятивных боеприпасов - смертоносных бомб, поражающих броню "хаммеров" ударным ядром из расплавленной меди. The Times пишет, что данные американской разведки и результаты технических экспертиз свидетельствуют: шиитские боевики получили эти боеприпасы из Ирана. Одиерно также отметил, что в течение последних трех или четырех месяцев иранцы "наращивают помощь", поступающую в Ирак.

Тем не менее, вопросы о путях проникновения боеприпасов в Ирак остаются, особенно учитывая буйный рост местного черного рынка оружия. Дэвид Кей (David Kay), бывший советник ЦРУ и главный эксперт ООН по вооружениям в Ираке, рассказал мне, что он и его сотрудники, проводившие инспекцию после двух иракских войн, были поражены "огромным количеством оружия", которым владели мирные жители и военные по всей стране. На его памяти остались штабеля кумулятивных боеприпасов и зарядов, извлеченных из неразорвавшихся американских кассетных бомб. Кроме того, Иран годами поставлял вооружение своим союзникам-шиитам в южной части Ирака, где их притесняли баасисты.

"Я думал, Петрэус сильно ошибается в оценке того, чем Иран сегодня занимается в Ираке, - сказал Кей. - Когда Белый дом начинал свою антииранскую кампанию полгода назад, я думал, что это все бредни. Теперь я склоняюсь к тому, что Иран действительно осуществляет точечные контрабандные поставки оружия, но в основном в ответ на давление со стороны Америки и американские угрозы - нечто вроде предупредительного выстрела, чтобы дать понять Вашингтону, что его угрозы не останутся безнаказанными. Иран не передает иракцам по-настоящему серьезное вооружение - зенитные ракеты, способные сбивать американские самолеты, или свои современные противотанковые комплексы".

Другое обвинение, которое администрация США выдвигает против Ирана - это присутствие в Ираке иранских тайных агентов. Генерал Петрэус, выступая перед Конгрессом, заявил, что отряды спецназа стражей Исламской революции стараются превратить своих иракских союзников в "силу, подобную 'Хизбалле', чтобы она действовала в их интересах". В августе генерал-майор армии США Рик Линч (Rick Lynch), командующий 3-й пехотной дивизией, рассказал журналистам в Багдаде, что его войска разыскивают до полусотни иранцев, засланных в страну Корпусом стражей Исламской революции, которые обучают шиитских повстанцев к югу от столицы. "Мы знаем, что они здесь, и мы готовы взять их на мушку", - сказал он.

Патрик Клаусон (Patrick Clawson), эксперт по Ирану из Вашингтонского института ближневосточной политики, рассказал мне, что "в Ираке всегда полно иранцев, как тех, кто ведет разведдеятельность, так и тех, кто осуществляет гуманитарные миссии. Администрация США поступила бы мудро, если бы представила больше доказательств участия иранских инструкторов в обучении иракских боевиков - или предъявила пойманных в Ираке пленных, которые тренировались в Иране". Он добавил: "Иракскому правительству важно будет заявить, что оно ничего не знало о подобной деятельности"; в противном случае, учитывая тесное взаимодействие иракских шиитских лидеров с Тегераном, иранцы могут сказать, что "иракское правительство само попросило их обучить этих людей". (В конце августа американские войска обыскали гостиницу в Багдаде и арестовали группу иранцев. Они были членами делегации из министерства энергетики Ирана и прибыли в Ирак по приглашению правительства Малики; позже их всех отпустили.)

"Если вы хотите напасть на Иран, то приготовьтесь к наземной войне и приготовьтесь предъявить доказательства", - сказал Клаусон. Вдобавок к общим трудностям такого предприятия, добавил он, есть еще вопрос, который кажется почти противоестественным: "Какой будет реакция Ирака, если мы нападем на Иран? Такой удар поставит иракское правительство в очень тяжелое положение".

Высокопоставленный европейский дипломат, тесно сотрудничающий с американской разведкой, рассказал мне, что существуют данные, согласно которым Иран ведет интенсивные приготовления на случай американской бомбардировки. "Мы знаем, что иранцы усиливают свою противовоздушную оборону, - сказал он, - и мы полагаем, что у них в запасе есть ассиметричный ответ - удары по целям в Европе и Латинской Америке". Есть также особые разведданные и о том, что эти действия Ирана будут поддержаны "Хизбаллой". "'Хизбалла' сильна и вполне может пойти на это", - заверил меня дипломат.

В ходе разговоров с действующими и бывшими чиновниками мне не раз приходилось выслушивать жалобы на нехватку надежной информации. Один бывший высокопоставленный сотрудник ЦРУ сказал, что разведданные о том, кто и что делает в самом Иране, "настолько скудны, что никто не хочет, чтобы его имя связывалось с этой информацией. Это большая проблема".

Насколько трудно понять, кто несет ответственность за хаос в Ираке, можно увидеть на примере Басры, города на шиитском юге страны, где некоторое время назад британские войска установили зону относительной безопасности. Однако в течение всего нынешнего года регион становился все более и более неуправляемым, и к осени британцы отступили на свои укрепленные базы. Один европейский чиновник, имеющий доступ к текущей секретной информации, рассказал мне, что "американское и британское разведывательные сообщества твердо убеждены в причастности Ирана к деятельности множества групп боевиков на юге Ирака, которые ответственны за гибель американских и британских солдат. Оружие и деньги поступают туда из Ирана. Они сумели связаться с большим количеством отрядов", - прежде всего с Армией Махди и другими суннитскими боевиками.

Но в отчете Международной кризисной группы за июнь 2007 года говорится, что всплеск беспорядков в Басре главным образом вызван "систематическим пренебрежением официальными установлениями, политическими убийствами, межплеменной вендеттой, соседской враждой и ужесточением общественных нравов, а также ростом организованных криминальных структур". В отчете утверждается также, что иракские политики и чиновники "регулярно ссылаются на угрозу внешнего вмешательства" - со стороны соседнего Ирана - "чтобы оправдать свое поведение или избежать ответственности за свои неудачи".

В начале этого года, еще до того как США усилили контингент своих войск в Ираке, американское командование в Багдаде изменило тактику борьбы с боевиками на западе страны, в "суннитском треугольнике" (в твердыне баасистского режима), и начало работать с суннитскими племенами, включая и тех, кто был связан с повстанцами. Сегодня племенные вожди получают от американцев военную помощь, а также деньги, разведданные и оружие, якобы для того, чтобы сражаться против "Аль-Каеды" в Месопотамии. Однако усиление суннитских сил может поставить под угрозу процесс национального примирения. Уже сегодня десятки тысяч шиитов бежали из провинции Анбар, многие - в шиитские пригороды Багдада, в то время как суннитов, проживающих в шиитских районах, выживают из домов. Вали Наср из Тафтса называет внутренние перемещения различных общин в Ираке формой "этнических чисток".

"Политика американцев, нацеленная на усиление суннитов на западе Ирака, заставляет шиитских лидеров нервничать, - говорит Наср. - Белый дом делает вид, будто шииты боятся только 'Аль-Каеды', но они также боятся суннитских племен, которые мы вооружаем. Шииты говорят об этом так: 'Что будет, если уничтожить "Аль-Каеду"?' Проблема суннитского сопротивления останется. Американцы полагают, что сумеют отделить хороших повстанцев от плохих, но шиитов подобные различия не интересуют. Для шиитов все они враги".

Наср продолжает: "США пытаются оказывать военную помощь всем сторонам - и суннитам, и шиитам - и в то же время со всеми дружить". С точки зрения шиитов, "абсолютно ясно, что США не могут укрепить безопасность Ирака, потому что не делают то, что для этого необходимо. Если бы они хотели это делать, им пришлось бы договариваться с теми, кто реально может помочь - пусть даже это будут Иран и Сирия", - утверждает Наср (именно с подобным предложением выступает Группа по изучению Ирака). "Америка не сможет принести Ираку стабильность, воюя с Ираном на территории Ирака".

Пересмотренный план возможного нападения на Иран, суживающий рамки предстоящей операции до контртеррористической, набирает все больше сторонников среди генералов и адмиралов в Пентагоне. Он предусматривает использование крылатых ракет морского базирования, а также наземные и бомбовые удары с воздуха по более тщательно выверенным целям, включая планы по уничтожению наиболее важных тренировочных лагерей Корпуса стражи Исламской революции, складов снабжения, командных пунктов и узлов связи.

"Чейни остановил свой выбор на тактике молниеносных наскоков и отступлений - на тактике хирургических ударов", - рассказал мне бывший высокопоставленный представитель американской разведки. Объединенный комитет начальников штабов, по его словам, готовится отвести главную роль Военно-морским силам США, желающим взять реванш за войну с Ираком, в ходе которой доминировали Военно-воздушные силы. "Самолеты, корабли и крылатые ракеты ВМС дислоцированы в Персидском заливе и каждый день несут боевое дежурство. У них есть все что нужно - даже АВАКСы находятся на позициях, и цели в Иране давно запрограммированы. Самолеты FA-18 ВМС США каждый день поднимаются в воздух над заливом". Разработаны также и планы по уничтожению иранских наземных комплексов ПВО. "Нам нужен свободный проход туда и обратно", - сказал бывший разведчик.

Один советник Пентагона по вопросам борьбы с терроризмом рассказал мне, что если начнутся бомбардировки, они будут сопровождаться операциями, которые он описал как "короткие, острые выпады" американских сил специального назначения, нацеленные на уничтожение подозрительных объектов, способных служить тренировочными базами иранских войск. Он добавил: "Чейни привержен этому плану, без сомнений".

Ограниченные бомбовые удары подобного рода имеют смысл, "только если опираются на достоверные разведданные", - подчеркнул советник. Если же цели очерчены недостаточно четко, то бомбардировки "начнутся как ограниченные, но затем произойдет 'чрезвычайная эскалация'. Штабисты скажут, что нам приходится иметь дело с "Хизбаллой" там и Сирией здесь. Цель будет заключаться в том, чтобы один раз ударить по ключевому шару и загнать все остальные шары в лузу. Но при планировании подобных ударов всегда приходится помнить о возможном расширении масштабов операции".

Америка уже поделилась планом "хирургических ударов" с рядом своих союзников, которые отреагировали на него сдержанно. Судя по всему, объяснил советник, военные и политические круги Израиля беспокоит тот факт, что этот план в недостаточной степени нацелен против иранских ядерных объектов. Белый дом, по словам бывшего высокопоставленного американского разведчика, заверил израильское правительство, что удар по более узкому списку целей все равно послужит ядерному сдерживанию, поскольку обезглавит Корпус стражей Исламской революции, который, по-видимому, напрямую контролирует ядерные программы Ирана. "Мы исходим из того, что если все пойдет по плану, мы убьем сразу двух зайцев", - отметил мой собеседник.

Как сказал один израильский официальный представитель, "нас прежде всего волнуют иранские ядерные объекты, и не потому что все остальное не имеет никакого значения. Мы также заняты борьбой с распространением ракетных технологий и терроризмом, но мы считаем, что иранская ядерная программа по своей важности превосходит все остальное". Ирану, по его словам, не обязательно на самом деле создавать собственную атомную боеголовку, чтобы представлять собой угрозу. "Проблемы начнутся, когда они освоят и усовершенствуют ядерный топливный цикл и получат достаточное количество ядерных материалов", - сказал он. Нельзя исключать, например, возможности производства "грязной бомбы" или передачи Ираном ядерных материалов террористическим группам. "Время для дипломатического вмешательства еще есть, но его не так много, - утверждает израильский представитель. - Мы полагаем, что технологические процессы протекают быстрее, чем дипломатические переговоры. А там, где дипломатия не работает, можно, как говорится, выкладывать все карты на стол".

Наиболее теплый прием американский план ограниченных бомбардировок Ирана встретил у недавно избранного правительства британского премьер-министра Гордона Брауна. По словам высокопоставленного европейского чиновника, "Великобритания полагает, что иранцы не настолько сильно продвинулись в деле обогащения ядерных материалов, как им хотелось бы. Но все разведывательное сообщество пришло к выводу, что Иран оказывает решающую поддержку деньгами, инструкторами и современным оружием невероятному числу террористических группировок в Ираке и Афганистане и, через посредство "Хизбаллы", в Израиле, на палестинских территориях".

Существуют четыре способа реагировать на подобную деятельность иранцев, сказал европейский чиновник. Оставить все как есть ("Иранцы не понесут никакого возмездия за свои нападения; это убедит их в правильности своих действий"); предать террористическую деятельность Ирана огласке ("Тут есть одна главная трудность - данные американских разведчиков не пользуются широким доверием во всем мире"); начать боевые действия против иранцев, воюющих в Ираке ("Мы занимаемся этим с прошлого декабря и пока не достигли желаемого эффекта"); или, наконец, напасть на Иран.

По словам этого европейского чиновника, "полномасштабные бомбардировки Ирана наверняка лишь сплотят население в едином патриотическом порыве, но тщательно выверенные удары по лагерям террористов, возможно, и не приведут к такому результату". По его словам, он исходит из того, что "получив хорошую оплеуху, иранцы задумаются". Например, Али Акбар Рафсанджани и Али Лариджани, два наиболее влиятельных иранских политика, "могут прийти к духовному лидеру Ирана и сказать: 'Чересчур жесткая политика завела нас в тупик. Надо изменить нашу позицию ради сохранения режима'".

Один отставной американский генерал, сохранивший тесные связи с военными кругами Великобритании, рассказал мне, что у британцев в этом деле есть и собственный интерес - ими движет стыд за то, что Королевские военно-морские силы не сумели защитить моряков и морских пехотинцев, захваченных 23 марта в Персидском заливе. "Профессионалы говорят, что на карту поставлена честь Великобритании и если в прибрежных водах Ирана еще раз произойдет нечто подобное, они нанесут ответный удар", - сказал он.

По словам этого генерала, пересмотренный план бомбовых ударов "может сработать - если будет пущен в ход в ответ на нападение иранцев. Британцы, может, и хотели бы осуществить его, но более разумные люди говорят: 'Давайте прибегнем к нему, если иранцы решатся на вылазку и перейдут иракскую границу'. Нужно не менее десятка убитых американских солдат и четыре сожженных грузовика". Существует, добавил он, "широко распространенное в Лондоне мнение, что правительство Тони Блэра было введено в заблуждение Белым домом в ходе подготовки войны против Ирака. Поэтому если кто-то придет к Гордону Брауну и скажет: 'У нас есть разведывательная информация из Америки', - Браун ответит: 'Откуда она поступила? Можем ли мы ей доверять?'. Цена доказательств будет высока".

Французское правительство разделяет глубокое беспокойство американской администрации по поводу иранской ядерной программы и полагает, что Иран сможет изготовить собственную атомную боеголовку в течение двух лет. Недавно избранный президент Франции Николя Саркози поднял переполох в конце августа, заявив, что Иран может стать объектом нападения, если не заморозит свою ядерную программу. Тем не менее, Франция уже намекнула Белому дому, что сомневается в целесообразности ограниченных бомбардировок, рассказал мне бывший высокопоставленный американский разведчик. Многие члены французского правительства пришли к выводу, что администрация Буша преувеличивает степень вмешательства Ирана в дела Ирака; по словам одного европейского дипломата, они полагают, что "американские проблемы в Ираке проистекают из их собственных ошибок, а теперь США пытаются показать зубы. Американские бомбардировки Ирана лишь докажут, что у администрации Буша с этой страной связаны какие-то собственные интересы".

Анонимный представитель европейской разведки говорит о том же. "Если напасть на Иран, - сказал он мне, - и не подать это как удар по иранским ядерным объектам, тегеранский режим только усилится, и исламистский дух на Ближнем Восток станет еще гуще".

Ахмадинеджад, выступая перед членами ООН, заявил, что Иран считает все споры вокруг своей ядерной программы "закрытыми". Впредь Иран намерен обсуждать этот вопрос только с представителями Международного агентства по атомной энергетике (МАГАТЭ) и будет "игнорировать незаконные политические претензии враждебных держав". В ходе пресс-конференции, последовавшей за его выступлением, Ахмадинеджад добавил: "Решения, принимаемые США и Францией, ничего не значат".

Генеральный директор МАГАТЭ Мохамед Эль-Барадей на протяжении последних лет часто вступал в острые публичные дискуссии с администрацией Буша; в самом недавнем отчете агентства утверждается, что иранцы делают лишь первые шаги в области обогащения урана. Один дипломат из Вены, где расположена штаб-квартира МАГАТЭ, сказал: "Иранцам нужны годы и годы, чтобы разработать бомбу, о чем все время говорит Эль-Барадей. Запуск трех тысяч центрифуг не приведет к созданию атомного оружия". Этот же дипломат добавил, кивая на "ястребов" в администрации Буша: "Они не любят Эль-Барадея, потому что не хотят признавать очевидного. И вот их дипломатические усилия провалились, а Иран по-прежнему занимается обогащением урана и делает успехи в этой области".

Тот же дипломат выразил горечь, накопившуюся по поводу отношений между МАГАТЭ и администрацией Буша со времен подготовки американского вторжения в Ирак в 2003 году: "Все заявления Белого дома оказались ложью, и Мохамед не причастен к этой лжи".

Ханс Бликс, бывший глава МАГАТЭ, поставил под сомнение приверженность администрации Буша методам дипломатии: "У Вашингтона есть важные карты, которые он мог бы разыграть; вместо этого он послал в Персидский залив три авианосца". Говоря о роли Ирана во внутренних делах Ирака, Бликс заявил: "Я полагаю, что США пытаются нагромоздить обвинения против иранцев для обоснования своего возможного нападения - как предлог для прыжка на Иран".

Иранское руководство чувствует, что тучи сгущаются. На пресс-конференции после его выступления перед членами ООН Ахмадинеджаду задали вопрос о возможном нападении со стороны США. "Они хотят навредить нам, - ответил иранский президент, - но, да будет на то Божья воля, у них ничего не получится". По словам бывшего советника Госдепартамента по Ирану, в ходе дипломатической встречи в Багдаде с послом Крокером иранцы жаловались на то, что администрация Буша отказывается делиться с ними своими сведениями о политической жизни Ирака. Бывший советник сказал: "Они пытались донести до США следующую мысль: 'Мы можем помочь вам в Ираке. Никто не знает Ирак лучше нас'". Вместо этого иранцы теперь готовятся к отражению американского нападения.

Бывший советник Госдепа рассказал, что слышал от источников в Иране, будто командование Корпуса стражи Исламской революции уверяет иранских духовных лидеров, что сможет противостоять удару со стороны США. "Стражи заявляют, что могут проникнуть через американские охранения, - сказал советник. - Они похваляются, что как-то разрисовали из аэрозольных баллончиков боевой корабль ВМС США - просто чтобы показать американцам, что могут подобраться к ним вплотную". (Бывший высокопоставленный сотрудник разведки говорил мне, что этой весной произошел инцидент, в ходе которого на борту американского корабля, стоявшего в катарском доке, кто-то с помощью баллончика нарисовал мишень. Инцидент так и не был расследован - возможно, именно этим случаем хвастались иранцы.)

"Думаете, эти безумцы в Тегеране готовы завопить: 'Дядя Сэм идет! Спасайся кто может!'? - спросил меня бывший высокопоставленный разведчик. - Правда заключается в том, что нападение на Иран в десять раз больше осложнит обстановку".

Другой недавний инцидент в Афганистане демонстрирует недостаток надежных разведданных. В июле газета The London Telegraph сообщила, что, по некоторым данным, боевики обстреляли американский самолет C-130 Hercules из переносного зенитного ракетного комплекса SA-7. В тот раз ракета не достигла своей цели. Несколькими месяцами ранее британские спецназовцы перехватили несколько грузовиков с оружием, среди которого находился и ПЗРК SA-7 в рабочем состоянии. Грузовики прибыли из-за иранской границы. Но с точностью утверждать, что ракета, выпущенная по "Геркулесу", также попала в Афганистан из Ирана, нельзя - особенно учитывая, что подобные комплексы имеют хождение у подпольных торговцев оружием.

Винсент Каннистраро (Vincent Cannistraro), отставной сотрудник ЦРУ, в свое время тесно сотрудничавший со своими коллегами из Великобритании, добавил к этой истории: "Британцы рассказали мне, что поначалу боялись сообщать нам о грузовике с SA-7 - из опасения, что Чейни использует этот инцидент как повод для нападения на Иран". Все же впоследствии рапорт о случившемся дошел до американских разведчиков.

Отставной американский генерал, с которым я беседовал, подтвердил, что британская разведка "не очень охотно" делится информацией. "Британцы не доверяют иранцам, - сказал генерал, - но они также не доверяют и Бушу с Чейни".

Перевод с английского "Ленты.ру"

Мир00:0216 октября

Пришел и остался

Как военная операция в Сирии делает Путина новым хозяином Ближнего Востока