Новости партнеров

Почти как новая

Киргизский президент подогнал под себя дореволюционную конституцию

В Киргизии в очередной раз - в четвертый после "тюльпановой революции" 2005 года - поменялась конституция. После двух с половиной лет раздумий президент Курманбек Бакиев не нашел ничего лучше, как вернуться к тому варианту, который действовал при его предшественнике Аскаре Акаеве. С некоторыми изменениями основной закон был утвержден на референдуме. Президент, поднаторевший в обещаниях, уверяет, что теперь-то страна наконец "двинется вперед" - к подлинной демократии, процветанию и светлому будущему. Оппоненты Бакиева, в свою очередь, заявляют, что результаты референдума подтасованы, а конституция вернет страну во времена СССР.

В 2005 году, анонсируя конституционную реформу, новые власти обещали избавить страну от пережитков "акаевского режима". В частности, планировалось передать парламенту значительную часть президентских полномочий и ввести в республике парламентскую форму правления. Однако в итоге оказалось, что эту идею отстаивают главным образом оппозиционеры, а президент, вместе с которым они недавно делали революцию, не намерен ни с кем делиться властью.

По новой конституции, Бакиев получает даже больше прав, чем его предшественник. В частности, он назначает и увольняет руководителей силовых структур (МВД, Министерства обороны и Комитета национальной безопасности), а также Министерства иностранных дел. Более того, хотя кандидатуры на должности министров (за исключением руководителей упомянутых ведомств), определяет премьер-министр, у президента есть право по собственному желанию отправить в отставку любого члена правительства.

Наконец глава республики, согласно основному закону, может образовывать и упразднять "подчиненные ему государственные органы", а также назначать и увольнять их руководителей. Что это за органы - в тексте не уточняется. Это могут быть, например, новые силовые структуры. Как выразился бывший министр юстиции республики, один из авторов "акаевской" конституции Мукар Чолпонбаев, характер и назначение "государственных органов", которые вздумается создать президенту, теперь зависят только от его фантазии.

Все это, разумеется, не означает, что после вступления закона в силу (в ближайшие дни его текст будет официально опубликован) в стране установится диктатура, которой пугает сограждан киргизская оппозиция. Конституция только создает предпосылки для той или иной формы власти. Вместе с тем, руководство Киргизии в последнее время все чаще демонстрирует, что готово окончательно отказаться от "революционной демократии" в пользу "управляемой демократии" (или попросту авторитаризма) по примеру многочисленных соседей на пространстве бывшего СССР.

Одной из первых жертв конституционной реформы стал киргизский парламент. 22 октября, на следующий день после референдума, он был распущен по указу президента. Поводом для этого, как следует из документа, стали "непреодолимые противоречия", которые якобы возникли между депутатами и Конституционным судом. Речь идет о конфликте, который разгорелся после того, как судьи отменили две конституции, принятые парламентом в ноябре и декабре 2006 года.

Очевидно, это всего лишь одно из возможных объяснений роспуска. В последнее время Курманбек Бакиев все чаще критиковал депутатов за то, что они якобы мешают ему проводить реформы и занимаются политическими интригами. При этом он фактически открыто заявил о намерении взять под контроль деятельность парламента. Решив, очевидно, что партии контролировать легче, чем отдельных депутатов, президент в новой конституции отменил выборы по одномандатным округам, разрешив выдвигаться кандидатам только от политических партий.

Параллельно с этим была создана будущая партия власти "Ак-Жол" ("Светлый путь"), которую возглавил сам Бакиев. Тем самым, отмечают наблюдатели, он нарушил конституцию, которая (как в старом, так и в новом варианте) запрещает главе государства партийную деятельность. Президент, правда, приостановил свое членство в этой организации сразу же после того, как она прошла регистрацию, однако его оппоненты считают, что нарушение закона все же произошло.

По мнению представителей оппозиции, президент решил пойти по пути соседнего Казахстана. Тамошняя партия власти "Нур-Отан" ("Светлое отечество"), которую возглавляет президент Нурсултан Назарбаев, на последних выборах вообще оказалась единственной из политических сил, прошедших в парламент. Представитель оппозиционной партии "Ар-Намыс" ("Достоинство") Виталий Искаков предположил, что на парламентских выборах, которые, как ожидается, пройдут в Киргизии до конца года, "Светлый путь" при поддержке административного ресурса получит не менее 90 процентов голосов.

У оппозиции в этих условиях почти не осталось возможностей на реванш. Еще год назад депутаты в споре с главой государства сами могли пригрозить Бакиеву досрочными президентскими выборами. Однако с тех пор парламент стал значительно более уступчивым, так что прекратив полномочия депутатов, президент, скорее, перестраховался, нежели устранил угрозу своей власти.

Теоретически противники Бакиева могут обжаловать результаты референдума в суде. О намерении оспорить итоги голосования в связи с допущенными нарушениями уже заявили некоторые правозащитные организации. Впрочем, аналогичные призывы звучали и после референдума 2003 года, на котором была утверждена "акаевская" конституция. Сам Курманбек Бакиев, тогда еще депутат, поставил подпись под заявлением о незаконности этого плебисцита. Однако та же самая конституция, как выяснилось позднее, оказалась вполне пригодной для его собственных нужд.

"Нам небом была дарована демократия, но мы не знали, что с ней делать, и теперь избавляемся от ее ценностей", - так прокомментировал последние события старейший депутат киргизского парламента Дооронбек Садырбаев. По его словам, при новой конституции страна вернется в "доакаевскую эпоху" - к коммунистическому режиму времен Леонида Брежнева, однопартийной системе, в которой будет главенствовать политическая партия наподобие КПСС или казахской "Нур-Отан".

"Вот только у соседей "Нур-Отан" назван по первым буквам имени президента, а у нас тогда получится "Кур-Отан", - съехидничал парламентарий, - А "кур" на киргизском языке означает "пустое место". Обидно, конечно, но именно это слово, наверное, вскоре придется использовать киргизским властям для описания того, что осталось от их революционных достижений.

Бывший СССР00:02 6 октября

«Надо удирать в Россию»

Почему польские белорусы радовались пакту Молотова-Риббентропа и мечтали вернуться в СССР