Невежливый отказ

Саакашвили не пошел на уступки оппозиции

С начала митинга в Тбилиси, организованного оппозицией, прошло три дня, прежде чем президент страны Михаил Саакашвили пожелал появиться на публике и высказать свое мнение по этому поводу. Он отказался выполнять главные требования оппозиции (отставка президента и досрочные парламентские выборы), а происходящее в столице назвал "бездарной имитацией революции роз". Организаторы митинга в ответ заявили, что Саакашвили своим выступлением "оскорбил народ" и теперь-то они ни за что не разойдутся и обязательно добьются его отставки. Правда, как это сделать, они, похоже, не решили до сих пор.

Не отвечает или временно недоступен…

Ситуация, при которой президент отмалчивается или не появляется на публике, когда в стране происходят события, способные бросить на него тень, - стала для Грузии уже привычной. Так было в июле 2006 года, когда в Кодорском ущелье взбунтовался командир отряда "Охотник" Эмзар Квициани. Официальное заявление о том, что в ущелье проходит силовая операция (которая, как опасались многие, могла спровоцировать новое столкновение с соседней Абхазией) пришлось, например, делать грузинскому министру образования.

Несколькими месяцами позже, когда в Грузии были арестованы оппозиционеры - сторонники бывшего главы спецслужб Игоря Гиоргадзе, Михаила Саакашвили вообще не было в стране. Утром того дня, когда произошли аресты, он улетел в Польшу на экономический форум. Хотя операция по задержанию "заговорщиков", по словам представителей силовых структур, готовилась давно, и президент не мог о ней не знать.

Наконец, в конце сентября 2007 года, когда с обвинениями в адрес власти и лично Михаила Саакашвили выступил его бывший соратник Ираклий Окруашвили, президент Грузии находился в Нью-Йорке. Едва ли ему требовалось много времени, чтобы ответить, что "все обвинения - ложь". Однако с таким заявлением он выступил только через несколько дней, когда его оппонент был уже арестован по обвинению в коррупции.

"Когда меня выберут на второй срок…"

Нынешнее заявление Саакашвили было сделано после того, как количество митингующих значительно уменьшилось. Из тех, кто пришел к парламенту 2 ноября (по различным оценкам, от 50 до 100 тысяч сторонников оппозиции), на митинге остались 10-15 тысяч человек. Оставшимся президент заявил, что никаких досрочных выборов - ни парламентских, ни президентских - не будет. А вместо перспектив своей отставки Саакашвили предпочел обсудить вопрос о том, где он будет приносить присягу на свой следующий президентский срок.

По сути, президент выразил готовность сотрудничать с оппозицией только по одному пункту: тому, который касается изменения избирательного законодательства. "По этому вопросу в парламенте уже есть специальные группы, с которыми оппозиция может работать", - сказал Саакашвили.

В довершение он заявил, что за последними событиями в Грузии стоят некие "темные силы", "олигархические группировки с большими деньгами, которые пользуются поддержкой извне". Президент пояснил, что под "извне" он подразумевает прежде всего Россию. Москва, следуя его словам, пытается дискредитировать Грузию в глазах НАТО и таким образом помешать ее вступлению в этот блок.

Президент не указал напрямую на Бадри Патаркацишвили - предпринимателя, которого считают неформальным лидером грузинской оппозиции - как на проводника "темных сил". Однако лидер парламентского большинства Гига Бокерия поспешил восполнить этот пробел. По его словам, говоря о "машине лжи, которая была запущена в Грузии", президент имел в виду именно Патаркацишвили. "Этот человек прямо потребовал власти, - утверждает депутат, - но получил отказ и решил обострить ситуацию".

"Так даже Брежнев не врал…"

Вечером 4 ноября, когда Саакашвили выступал с обращением, на площади перед парламентом проходил концерт. Выступали сочувствующие оппозиционерам звезды эстрады. Обстановка, как сообщали СМИ, несколько разрядилась: собравшиеся подпевали артистам, на площади даже начались танцы.

Выступление президента, которым он рассчитывал "всех успокоить", в итоге только разозлило собравшихся. На площади снова раздались свист и крики "Миша, уходи!". Лидеры оппозиции, со своей стороны, не стеснялись в выражениях. Они заявили, что слова о "темной силе" по отношению к организаторам и участникам митинга оскорбили грузинский народ. "За эту ложь Саакашвили получит достойный ответ", - пообещал сын покойного президента Грузии, лидер движения "Свобода" Константин Гамсахурдия, добавив, что "даже Брежнев так не врал".

По словам лидера партии "Путь Грузии" Саломе Зурабишвили, Саакашвили "потерял огромный шанс" на диалог с оппозицией. Организаторы митинга заявили, что не откажутся от своих требований и перейдут к более активным методам борьбы. Кроме того они, как сообщает ИА "Тренд", пообещали, что уже 5 ноября "соберут у парламента 300 тысяч человек, и пусть тогда президент сам с ними разбирается".

Штурмовать или договариваться

Авторы этого прогноза, как выяснилось на следующий день, сильно промахнулись. К вечеру 5 ноября перед парламентом, как сообщает ИТАР-ТАСС, собрались около шести тысяч человек - еще на несколько тысяч меньше, чем накануне. Возможно, для "революции роз" достаточно и их, однако организаторы акции протеста, похоже, до сих пор не определилить, что им делать, чтобы свергнуть Саакашвили и, соответственно, самим прийти к власти.

В заявлениях оппозиционеров, выступающих перед парламентом, призывы к революции ("надо штурмовать здание правительства, и дело с концом") по-прежнему соседствуют с обещаниями действовать мирно. Если уж оппозиция решила идти на штурм, то, наверное, могла бы сделать это в первый или второй день акции, когда митингующих было гораздо больше. В последние дни, как сообщает агентство "Новости-Грузия", изменился и состав участников акции: среди них стало больше женщин, многие приходят с семьями и даже маленькими детьми. Очевидно, что для силового варианта все это не подходит.

Достижения митингующих, которые провели несколько дней у парламента, пока довольно скромные. Оппозиционерам удалось переманить на свою сторону часть публики и некоторых артистов с организованного властями концерта в поддержку Дней НАТО в Грузии. Они также, как сообщалось, получили заявления о поддержке со стороны резервистов военной базы в Коджори (неподалеку от Тбилиси), а также заключенных одной из тбилисских тюрем.

Более перспективной казалась подержка, которую выразила оппозиционерам представительница парламентского большинства Гугули Маградзе. СМИ отмечали, что Маградзе, близкая подруга матери президента, до последнего времени имела в парламенте существенное влияние. Она заявила, что требование о проведении досрочных парламентских выборов вполне резонно, добавив при этом, что ее точку зрения уже поддержали несколько десятков парламентариев.

Однако надежды оппозиции на то, что в президентской партии начинается раскол, пока оказались беспочвенными. Один из лидеров большинства Вахтанг Балавадзе заявил, что Маградзе высказала только собственное мнение. Он также сообщил, что еще месяц назад коллеги намеревались поставить вопрос "о ее дальнейшем пребывании в составе фракции". "Можно сказать, она фактически не входит в большинство", - резюмировал Балавадзе.

Очередная встреча между представителями правящей фракции и оппозиции, которая состоялась 5 ноября, подтвердила его слова. Комментируя ее итоги, представитель оппозиционной Консервативной партии Каха Кукава заявил, что большинство не изменило свою позицию по срокам выборов, равно как и по освобождению политзаключенных. "Как видно, на данном этапе никакого шанса на диалог не существует", - сказал политик.

"Разыскивается высокий возбужденный человек…"

Организаторы митинга, очевидно, отдают себе отчет в том, что надо менять тактику. После выступления Саакашвили они пообещали устроить аналогичные акции протеста в регионах. В столице между тем были организованы "коридоры позора": у входа в госучреждения активисты оппозиции образовывали "живой коридор", через который приходилось идти посетителям. Пикетчики сопровождали их свистом и призывами присоединяться к оппозиции.

В течение дня несколько оппозиционеров объявили голодовку, заявив, что не прекратят ее до тех пор, пока все требования митингующих не будут выполнены. Их соратники тем временем окружили здание парламента "живой цепью". Акция, продлившаяся около часа, носила мирный характер. По словам лидера Республиканской партии Давида Усупашвили, она должна была показать способность митингующих действовать организованно и не поддаваться на провокации.

Впрочем, ни театрализованные акции, ни даже голодовка не могут возместить оппозиции тот потенциал, который она утратила с уходом значительного числа митингующих, или тот, который она могла бы получить, если бы на ее сторону встал парламент. Как показал, например, опыт Киргизии или Украины, поддержка какого-либо органа власти (в частности, парламента) играет решающую роль в том, чтобы "майдан" мог считаться успешным.

В ожидании, пока какая-нибудь из их тактик даст результат, оппозиционеры упражняются в риторике. Лидер республиканцев, например, пришел к выводу, что президента в Грузии вообще нет. "Михаил Саакашвили не говорил с народом, как это положено главе государства. Как видно, - рассуждает Усупашвили, - у нас просто нет президента, поэтому мы, наверное, даже не должны просить его отставки".

А вот лидер консерваторов Каха Кукава, послушав Саакашвили, напротив, решил, что президент в Грузии есть, однако 5 ноября наступает его "последний день". Оппозиционер назвал главу государства "ненормальным" и даже объявил его "в розыск". "Разыскивается высокий возбужденный человек, - заявил Кукава, обращаясь к народу, - Если найдут такого, то это и есть президент Грузии". Жалко, что он не дал четких инструкций, что следует делать при обнаружении подобного индивида. Ему самому пригодился бы такой совет, на случай если в затянувшемся противостояниии с оппозицией "высокий возбужденный человек" решит нанести удар первым.

Бывший СССР10:5610 декабря

Взяли власть

В Армении прошли выборы. Сторонники Пашиняна победили с разгромным счетом