Новости партнеров

Неуловимый Владимир Ильич

Россия предпринимает четвертую попытку избавиться от Владимира Абеля

29 февраля в Москве был задержан Владимир Ильич Линдерман, более известный как Абель. Измайловский суд принял решение депортировать одного из лидеров нацболов из России как нелегального мигранта. Это четвертая по счету попытка выдать Абеля Латвии, в которой его ждет уголовное преследование за подготовку покушения на президента республики Вайру Вике-Фрейбергу.

Владимир Линдерман родился в Риге в ноябре 1958 года. Чем он занимался первые 30 лет своей жизни, до начала перестройки, доподлинно неизвестно. Из тени он вышел в 1989 году - в это время он уже был активным членом "Народного Фронта Латвии", где вместе с латышскими националистами боролся за независимость прибалтийских республик от СССР, а также издавал радикально антисоветскую газету "Атмода", в которой печатались многие ныне известные российские журналисты - Михаил Леонтьев, Максим Соколов, Андрей Бабицкий, Владимир Прибыловский и другие.

Однако после 1991 года, когда националистический "Народный фронт" стал ведущей политической силой в Латвии, не принадлежащий к титульной нации Линдерман заявил об уходе из надоевшей политики, в которой, по его словам, ему стало скучно. Гораздо интереснее было бороться с советским ханжеством, поэтому в начале девяностых Линдерман начал издавать не менее радикальное, чем "Атмода", только на эротическом поле, издание "Еще", выходившее миллионными тиражами и приносившее соответствующие прибыли. В "Еще" печатались откровенные фотографии и статьи, произведения Владимира Сорокина, Эдуарда Лимонова, Егора Радова, Макса Фрая, Кати Метелицы и многих других писателей и журналистов. Просуществовала "Еще" до октября 1993 года. По доподлинно неизвестным причинам она разделила участь газет "Правда", "Советская Россия", "День", "Пульс Тушино" и нескольких других изданий коммуно-патриотической направленности, закрытых постановлением Бориса Ельцина после событий у Белого Дома.

Жизнь Линдермана опять поскучнела, но ненадолго - в 1998 году начался новый ее этап, полный опасностей и приключений. Тогда Линдерман приехал на первый в истории съезд НБП, где лично познакомился с Лимоновым, после чего решил вернуться в политику, а параллельно в столь им любимое издательское дело. Вернувшись в Ригу, Линдерман, отныне член НБП с партийной кличкой "Абель", начал бороться за права русскоязычного населения, организовав правозащитное общество "Победа", а также выпускать газету "Трибунал" и подпольное издание "Генеральная Линия". Неожиданным образом деятельность Абеля получила поддержку местных бизнесменов, и русских, и латышей, недовольных дискриминационной экономической политикой латвийских властей.

Это обстоятельство позволило Абелю второй раз в жизни заработать много денег, часть из которых пошли на поддержку российских соратников. В частности, Абель спонсировал издание газеты "Лимонка" и оплачивал адвокатов арестованного к тому времени Лимонова, которого он даже фактически спас. Когда в 2002 году в Саратове шел судебный процесс над лидером НБП, центральным звеном обвинения являлось приписываемое Лимонову авторство документа "Вторая Россия", которое прокуратура квалифицировала как призыв к смене государственного строя. Однако выступивший на суде Абель взял авторство "Второй России" на себя, после чего обвинение развалилось. Лимонов был осужден по двум статьям из девяти, получил всего четыре года и был освобожден досрочно летом 2003-го.

Самому Абелю и его латвийским соратникам, однако, это признание вышло боком - уже через несколько дней после саратовского процесса в Латвии начались аресты местных нацболов и обыски в их квартирах. Власти заявили, что подозревают Линдермана и соратников в подготовке покушения на президента республики. Сообщалось, что в процессе обысков были найдены листовки с лозунгом "Мы убили президента", а также оружие и почти килограмм взрывчатки. В частности, при обыске в квартире самого Абеля, где тогда находилась его жена и четверо детей, было найдено 400 грамм тротила, спрятанных в кресле. Находившийся в Москве Линдерман утверждал, что такого количества взрывчатки он никогда даже в глаза не видел, и спецслужбы наверняка подкинули все вещдоки, включая листовки.

Тем не менее, 21 ноября 2002 года Латвия объявила Линдермана в международный розыск, а 3 декабря прокуратура Зиемельского предместья Риги заочно предъявила ему официальное обвинение. Абель тогда в первый раз обратился к Владимиру Путину с прошением о предоставлении ему в России политического убежища, в котором ему, однако, было отказано. Несмотря на это, Абель спокойно прожил в Москве еще год, активно занимаясь партийными делами, пока 24 сентября 2003 года не исчез, выйдя из офиса НБП за газетами. Только через неделю выяснилось, что Абель арестован и находится в Лефортово, ожидая экстрадиции в Латвию. Но ему тогда повезло - в поддержку Линдермана, кроме нацболов, выступила и широкая российская общественность, Госдума даже потребовала разъяснений по делу Абеля от тогдашнего Генпрокурора Владимира Устинова, и то ли под давлением СМИ, то ли в связи с обострением темы дискриминации русских в Латвии, Генпрокуратура отказала в экстрадиции Линдермана, сославшись на статью 63 Конституции. Согласно этой статье, Россия имеет право не выдавать людей, обвиняемых в политических преступлениях, а материалы, представленные Латвией "свидетельствуют о преследовании за политическую деятельность и убеждения".

С тех пор российские власти не отказались от желания избавиться от Абеля, но изменили тактику - речь теперь шла не об экстрадиции политического преступника, а о депортации незаконного мигранта.

Следующий раз Абель неудачно "вышел за газетами" в мае 2005 года. Сотрудники правоохранительных органов задержали его за отсутствие регистрации, после чего он был отвезен в суд, где решался вопрос о его депортации из РФ за нарушение паспортного режима. Но все обошлось и на этот раз - суд не нашел оснований для выдворения Абеля за пределы России. Впоследствии сам Абель заявил, что решение о депортации не было принято лишь благодаря вмешательству депутатов Госдумы. После этого случая Абель вторично обратился к Путину с просьбой о политическом убежище, но статус политбеженца ему получить так и не удалось из-за бюрократических формальностей - среди необходимых для этого документов оказались такие, оформить которые могут только латвийские власти, что, понятное дело, неосуществимо.

Третий раз Абель попался в июне 2006-го у входа на станцию метро "Рязанский проспект", и опять за все то же нарушение паспортного режима. Суд, на этот раз Кузьминский, постановил депортировать гражданина Латвии Владимира Линдермана на родину, взыскав с него штраф в размере тысячи рублей. Решение суда было обжаловано, но Мосгорсуд его подтвердил. А дальше произошло следующее - Абель просто исчез из поезда "Москва - Рига" и с тех пор местонахождение его было официально неизвестно. А неофициально Абель продолжал жить в Москве, пока утром 29 февраля не был в очередной раз задержан за просроченную регистрацию. Сценарий лета 2006 года повторяется один в один, за исключением суммы штрафа - Измайловский суд постановил отправить Линдермана в Ригу, оштрафовав его уже на две тысячи рублей. Соратники неукротимого Абеля уже пообещали подать апелляцию в Мосгорсуд.

Удастся ли на этот раз выдворить "правую руку" Лимонова с территории России, трудно сказать, учитывая способности Абеля к внезапному исчезновению. Да и имеется здесь некая коллизия - с одной стороны, российским властям этот пассионарий совершенно не нужен, им одного Лимонова хватает, а с другой, учитывая сложные отношения с Латвией, выдавать ей борца за права русскоязычных граждан тоже как-то не с руки. Так что не исключено, что ситуация "не вашим - не нашим" до поры до времени продолжится. Абеля будут время от времени ловить и снова терять. Пока это окончательно не перестанет быть выгодным.

Татьяна Щеглова