И вечный бой

В Пентагоне не предвидят скорого конца войны с терроризмом

В среду стало известно, что американский министр обороны Роберт Гейтс одобрил новую Стратегию национальной обороны США. Свою подпись под документом Гейтс поставил еще в июне, но официально опубликована Стратегия так и не была - ее копии получили только законодатели из профильных комитетов обеих палат Конгресса.

Почему Стратегия попала к журналистам, непонятно. Ее содержание изложено в публикации газеты The Washington Post, а той текст документа предоставило агентство оборонной информации InsideDefense. В последний раз Стратегия национальной обороны США публиковалась в марте 2005 года, при предшественнике Гейтса - Доналде Рамсфелде.

Главная идея Стратегии Гейтса заключается в том, что врагом номер один для Соединенных штатов, несмотря на многолетние усилия, продолжает оставаться терроризм. Главные фронты борьбы с ним известны - это Афганистан и Ирак. Победа на этих фронтах могла бы иметь очень большое значение, но конец борьбы, или, как принято говорить в администрации Джорджа Буша, "войны против терроризма", она означать не будет.

Неслучайно нынешний глава Пентагона взял на вооружение термин, который стал использовать для описания пресловутой борьбы с терроризмом еще Рамсфелд - "долгая война". "Долгая война" - это такая очень-очень серьезная война, которая сродни противостоянию с немецким национал-социализмом или советским коммунизмом. При этом Гейтс убежден, что схватка с терроризмом оказалась даже сложнее самой затяжной войны, в которой пока участвовала Америка, - холодной войны с СССР.

За пару дней до того, как детище Гейтса посредством прессы было явлено миру, свой вердикт о контртеррористической политике администрации Буша вынесла исследовательская организация RAND Corporation. Корпорация RAND (аббревиатура расшифровывается как Research ANd Development, то есть "исследование и развитие") - это влиятельный "мозговой трест". В числе тех, кто в разное время сотрудничал с корпорацией, есть весьма заметные фигуры, к примеру, нынешний госсекретарь Кондолизза Райс.

Если говорить вкратце, авторы доклада RAND Сет Джонс (Seth G. Jones) и Мартин Либицки (Martin C. Libicki) сочли войну США с террористической сетью Осамы бин Ладена "Аль-Каеда" провальной. Во-первых, как показала история, крайне мало террористических групп удалось разгромить силами военных - успех обычно достигался благодаря включению террористов в политический процесс или посредством действий спецслужб и полиции. В докладе утверждается, что США следовало действовать, используя спецподразделения, тренируя и снабжая национальные силы других государств, но минимально задействуя свои собственные войска.

Во-вторых, Джонс и Либицки раскритиковали упомянутый выше и столь любимый Бушем термин - "война против терроризма" (war on terror). Исследователи настаивают, что на самом деле противостояние терроризму - это не война, ее исход на поле боя решить не удастся, а противники США, как бы им самим того не хотелось, являются не воинами, а преступниками. Одним словом, Буш и его команда все сделали не так и лишь дали террористам новые козыри. Будь соратники бин Ладена похитрее, они смогли бы за время "войны против терроризма" неслабо упрочить свои позиции в мире, но, к счастью, не сумели.

Что интересно, содержащиеся в новой Стратегии национальной обороны суждения Гейтса порой перекликаются с идеями исследователей RAND. Во-первых, глава Пентагона отказался от акцента на "упреждающие удары" по террористам и спонсирующим их режимам, которые проповедовал Рамсфелд. Отмечая важность военной мощи, новый министр все же больше говорит о борьбе с предполагаемыми причинами терроризма посредством так называемой "мягкой силы" - soft power. Эта самая мягкая сила - в некотором роде альтернатива силе военной, и заключается она в культурном, экономическом, гуманитарном влиянии США.

Короче говоря, Гейтс завел не слишком оригинальную песню о том, как важно накормить, обучить и познакомить с прелестями представительной демократии всяческие несчастные и отсталые народы, которые в противном случае в огромных количествах плодят террористов и американоненавистников. Как красиво выразился министр, надо "понять те беды, которые лежат в основе вооруженных восстаний". Министр рассудил, что более важно не то, насколько хорошо воюют американские солдаты, а то, в какой степени США подготовили к борьбе со злом "правильные" демократические силы на местах.

В том, что касается непосредственно применения американской военной силы, Гейтс призвал больше внимания уделять не традиционным методам, характерным для противостояния с враждебными государствами, а специфическим, подходящим для борьбы с террористическими группами. Тема нетрадиционных методов ведения войны в годы "асимметричного" противостояния государств с террористами имеет широкое хождение, но степень внимания, которую уделил им Гейтс, вызвала критику в Объединенном комитете начальников штабов. Кадровые военные, очевидно, не склонны исключать вероятность войн со старыми добрыми врагами-государствами.

Не следует думать, что Гейтс полностью проигнорировал отношения с зарубежными державами. Как пишет The Washington Post, особое внимание министр уделил Ирану и КНДР, которые служат угрозой для "международного порядка" и постоянным источником беспокойства для США. Еще две страны, Китай и Россия, удостоились статуса потенциальных угроз. По Гейтсу, с китайцами и русскими Америке надо всеми силами наращивать сотрудничество, потому что именно так можно их замирить и остановить рост их военной силы. Наконец, руководитель Пентагона помянул Индию - в ней Гейтс видит ключевого союзника США, которому, как он полагает, предстоит стать одним из главных игроков на международной арене.

Момент для подготовки нового документа выглядит довольно странно, поскольку всего через несколько месяцев нынешняя президентская администрация прекратит свое существование. И Гейтс, как он отметил в предисловии к своей Стратегии, отлично понимает, что следующий президент США, будь то Джон Маккейн или Барак Обама, по-новому взглянет на угрозы американской безопасности и приоритеты оборонной политики. Впрочем, надо думать, что мнение нынешнего главы Пентагона новый хозяин Белого дома без внимания не оставит.