Кто следующий?

Граждане Ингушетии ищут Мурату Зязикову преемника

В понедельник, 4 августа, представители ингушской оппозиции передали президенту Дмитрию Медведеву прошение о замене действующего президента республики Мурата Зязикова первым президентом Ингушетии Русланом Аушевым. Просьбу, несомненно, рассмотрят: 80 тысяч нотариально заверенных подписей, приложенных к обращению, проигнорировать сложно. По данным ЦИК, на президентских выборах 2 марта 2008 года за Медведева в Ингушетии проголосовали 140442 избирателя. Таким образом, если верить данным ЦИК, за отставку Зязикова выступает почти 60 процентов прокремлевского электората.

О том, что ситуация в республике давно требует административного вмешательства Москвы, очевидно. Поможет или нет - другая тема. Сообщения информагентств и небезызвеcтного опозиционного сайта Ингушетия.Ru в последние годы выглядят как фронтовые сводки.

Достаточно вспомнить убийства русских жителей в Ингушетии в 2007 году, а также многочисленные покушения на самого президента Мурата Зязикова и похищения членов его семьи. Ингушетия давно поставила рекорд по числу покушений на высших должностных лиц. Одно из самых громких дел - заказное убийство заместителя председателя Верховного суда республики Хасана Яндиева в апреле 2008 года. Снайпера, выстрелившего в спину Яндиеву 13 апреля, ищут до сих пор.

Текущая обстановка в Ингушетии тоже далека от "стабильной и созидающей" (одна из излюбленных фигур речи Мурата Зязикова, - примечание Ленты.Ру ) Только за последние сутки в республике от нападений боевиков погибли четыре милиционера, и работа правоохранительных органов переведена в режим "Крепость".

К сожалению, тема ингушского террора настолько заболтана, что на очередное летнее "обострение" мало бы кто обратил внимание, если бы не два сопутствующих события: назначение нового президента Карачаево-Черкесии и шумиха вокруг Руслана Аушева.

Некоторые наблюдатели увидели в замене президента Карачаево-Черкесии Мустафы Батдыева на Бориса Эбзеева первый пробный шар в кадровой реформе на Северном Кавказе. Так уж совпало, что парламент Карачаево-Черкесии утвердил кандидатуру Эбзеева на пост президента республики именно во вторник, 5 августа, когда многие российские СМИ комментировали возможную отставку Зязикова и, соответственно, гипотетическое назначение Аушева. Пожалуй, на этом совпадения исчерпываются.

Возвращение в медийное пространство генерала Руслана Аушева получилось громким и без пятнадцати коробок из-под ксерокса с подписями ингушей, занесенных накануне в приемную Дмитрия Медведева. Первый президент республики Ингушетия (1993 - 2001 годы) на днях выступил в прессе с заявлением о том, что с чрезвычайно высоким уровнем коррупции на Северном Кавказе нужно бороться по законам шариата. А инициативу граждан республики, не побоявшихся подписать прошение о его назначении и предоставить для этого паспортные данные, по словам Аушева, он не может оставить без внимания.

Необходимо отметить, что в ряде российских СМИ, освещающих события на Северном Кавказе, иногда пишут, что Руслан Аушев по-прежнему пользуется большой популярностью в Ингушетии. Откуда берутся подобные утверждения, непонятно. Если с форума сайта Ингушетия.Ru, то они, мягко говоря, ангажированы. Также трудно припомнить, когда в республике в последний раз проводился соцопрос для выяснения рейтинга Аушева и проводился ли он там вообще.

Если популярность Аушева возникает в виде "человеческих" деталей в репортажах журналистов, то возникает вопрос: на улице какого тейпа репортер выяснял мнения обывателей? Улиц, как и кланов, в Ингушетии немного (Ингушетия - самый маленький по площади субъект РФ, не считая Москвы и Петербурга). Поэтому противоположные мнения можно услышать в разных концах одного села.

Да и сами репортажи в федеральной прессе из Ингушетии стали редкостью: работать журналистам в республике весьма затруднительно, поскольку республиканские власти в последние годы относятся к репортерам как к агентам влияния в информационной войне, развязанной "некими силами" против Зязикова. Разбираются с ними круто: например, весной текущего года корреспондентов РЕН ТВ похищали республиканские силовики, и Зязикову потом пришлось извиняться лично. Извинялся Зязиков в Москве на брифинге. Действующий президент Ингушетии, надо отметить, предпочитает устраивать пресс-конференции в Москве, чтобы доложить общественности об обстановке в республике.

Кстати, в марте 2008 года депутаты Народного собрания Ингушетии потребовали запретить на территории республики трансляцию передач телеканала РЕН ТВ. Они сочли нежелательным присутствие в республике журналистов этой телекомпании. Почин не прошел, но враги "процветающей" республики были названы в открытом письме генпрокурору РФ Юрию Чайке ингушского сенатора Иссы Костоева: телеканал РЕН ТВ, радио "Эхо Москвы", газеты "Жизнь" и "Новая газета".

Между тем, сам факт подачи 80 тысяч нотариально заверенных подписей в поддержку Аушева может показаться намного убедительней любого соцпроса. Напомним, январская акция ингушской оппозиции по сбору подписей "Я не голосовал!", целью которой была отмена результатов выборов по Ингушетии в Госдуму, обещала быть громкой, но закончилась ничем. Организаторы акции обещали направить в Генпрокуратуру РФ список 60 процентов избирателей республики, не участвовавших в декабрьских выборах, но обещание повисло в воздухе.

Сомнения в достоверности и количестве подписей высказываются и сейчас. В интервью "Коммерсанту", опубликованном 5 августа, премьер-министр Ингушетии Харун Дзейтов заявил, что "80 тысяч подписей - дутая цифра". Ингушский премьер также признал, что ситуация в республике сложная. Сам президент Зязиков инициативу граждан Ингушетии о выдвижении Аушева никак не прокомментировал: последняя новость на официальном сайте Зязикова во вторник, 5 августа, была о том, что "ингушские спортсмены достойно выступят в Пекине".

Но возвращение Руслана Аушева в большую кавказскую политику, скорее всего, не состоится по другим причинам. Дело даже не в его популярности.

А дело в том, что в двух чеченских войнах (1994 – 1996 и 1997 – 2001 годов) Аушев проявил себя как неудобная, хоть и лояльная Кремлю фигура, не желающая безоговорочно выполнять указания сверху. В 1994 году он выступал против начала военных действий в Чечне, более того, после прохождения федеральных войск через Ингушетию в декабре 1994 года Аушев потребовал провести расследование и наказать виновных в гибели жителей республики (десятки ингушей погибли при обстрелах сел федералами).

Во время второй чеченской войны Аушев не стеснялся публично заявлять о гуманитарной катастрофе, связанной с чеченскими беженцами: около 200 тысяч чеченцев бежали от "зачисток" в Ингушетию. Московские чиновники заявляли, что генерал чрезмерно завышает число беженцев, и что на самом деле никакой гуманитарной катастрофы там нет.

Также трудно представить, что в Кремле забыли про многолетнюю дружбу Аушева с опальным олигархом Михаилом Гуцериевым, бывшим президентом компании "РуссНефть", который в настоящее время находится в международном розыске.

Не стоит забывать и о принципиальной позиции, которую занял Аушев по теракту в Беслане. Напомним, он принимал участие в переговорах с террористами в захваченной школе № 1. Бывший президент Ингушетии стал одним из немногих, кому боевики позволили пройти в школу и вывести оттуда трех женщин с грудными детьми (через полчаса боевики отпустили еще 26 женщин). После Беслана Аушев резко критиковал работу контртеррористического штаба, не говоря уже о штурме школы, при котором погибло 172 ребенка.

Поэтому если в Кремле прислушаются к ингушским гражданам (что, разумеется потянет на сенсацию) и решат искать пути выхода из кризиса в Ингушетии в кадровой сфере, то маловероятно, что следующим президентом Ингушетии станет Аушев: для Кремля политический багаж этого игрока неприемлем.