Чего стоит Саакашвили?

Оппозиция готова разменять президента на "Имеди" и поправки в Конституцию

13 апреля в Тбилиси начался пятый день "майдана". Вопреки прогнозам лидеров оппозиции, обещавших, что ряды митингующих будут пополняться, а протестное движение будет распространяться по всей стране, пока что происходит обратное. Число участников "майдана" постепенно уменьшается. Что же касается новой тактики, которую опробовали противники грузинского президента (устраивать пикеты сразу в нескольких местах и блокировать дороги, вместо того чтобы всем вместе стоять у парламента), - она пока оказалась не более эффективной, чем масштабный митинг 9 апреля. Главное требование митингующих - отставку Михаила Саакашвили - президент и его соратники по-прежнему отвергают.

На этом фоне часть оппозиции, а именно "Альянс за Грузию", выступила с альтернативным планом. Один из лидеров партии "Новые правые" Давид Саганелидзе заявил, что Саакашвили мог бы пока сохранить свой пост, если руководство страны выполнит несколько ключевых требований. Требования следующие: отправить в отставку главу МВД Грузии Вано Мерабишвили (которого оппозиция обвиняет в репрессиях), вернуть телекомпанию "Имеди" семье Бадри Патаркацишвили, освободить грузинское телевидение от давления со стороны власти, а также внести поправки в Конституцию страны, которые бы ограничили полномочия президента и усилили власть парламента.

Если все это будет сделано, тогда "Альянс за Грузию", по словам Саганелидзе, готов снять требование о немедленной отставке президента. "У нас изначально была другая стратегия, она предусматривала поэтапное, растянутое во времени, достижение этой цели", - объяснил оппозиционер.

"Альянс за Грузию", напомним, был создан в феврале 2009 года из двух оппозиционных партий: Республиканской и "Новых правых". Объединение возглавил один из наиболее популярных грузинских политиков, бывший посол Грузии в ООН и потенциальный кандидат в президенты Ираклий Аласания. Разногласия между Аласанией и другой частью оппозиционного спектра, которая требует немедленной отставки Саакашвили (в нее входит, например, экс-спикер парламента Нино Бурджанадзе) проявились еще до "майдана". "Альянс за Грузию" предлагал провести референдум о досрочных выборах - радикально настроенные оппозиционеры выступали против этого. Противники референдума считали, что Саакашвили при таком сценарии получает незаслуженную отсрочку. К тому же, по их мнению, власть может сфальсифицировать итоги голосования, использовав его, таким образом, для повышения собственной легитимности в глазах народа.

Нынешние инициативы Аласании были встречены на "майдане" довольно прохладно. Значительная часть оппозиции считает (не без основания, разумеется), что "диалог" с нынешним руководством страны не имеет смысла: по мнению оппозиционеров, власти не собираются идти на серьезные уступки, а хотят только заморочить голову своим оппонентам, чтобы те поверили в "победу" и ушли с улиц. Когда лидер Альянса, выступая на митинге 11 апреля, заявил о возможности переговоров с властью, это, как сообщала "Грузия Online", вызвало недовольство собравшихся. Оппозиционный лидер Леван Гачечиладзе, который выступал следом, заверил митингующих, что если какие-то контакты с руководством страны и будут иметь место, то это будет "не диалог, а только встреча, чтобы выслушать, что скажут власти".

Аласания между тем сделал еще один шаг навстречу властям. Еще совсем недавно он подчеркивал, что готов договариваться о чем-то с Михаилом Саакашвили только в прямом телеэфире. Однако уже 11 апреля заявил, что в телекамерах нет необходимости. Главное, как пояснил бывший посол, чтобы народ знал, о чем договариваются власть и оппозиция. "Существенный разговор не может происходить в присутствии камер. - сказал Аласания. - Но на встрече должны будут присутствовать доверенные лица, которые станут гарантами того, что власти и оппозиция не заключат сделку за спиной общества".

План, предложенный Аласанией и его соратниками, подразумевает, что за сохранение Саакашвили на посту президента (по крайней мере, на ближайшее время) властям придется заплатить довольно большую цену. Вано Мерабишвили, отставки которого требует оппозиция, считается одной из ключевых фигур правящей команды. Он один из немногих, кто сохранил свой пост в ходе перестановок, которые происходили в грузинском правительстве в последние годы (хотя в грузинских СМИ не раз высказывались мнения, что Саакашвили готов уволить непопулярного министра, принеся его в жертву общественному мнению).

Что же касается "Имеди", то в нынешней ситуации, согласившись вернуть ее семье Патаркацишвили, власти рисковали бы нанести серьезный удар по инвестиционной привлекательности страны. Ведь "Имеди" - в прошлом ведущее оппозиционное СМИ Грузии - совсем недавно было продано третьей стороне. И отбирать ее теперь (если бы у руководства страны возникло такое желание) пришлось бы не у сводного брата Патаркацишвили Джозефа Кея (который, как считают оппозиционеры, получил ее мошенническим путем), а у арабской компании, которая формально приобрела "Имеди" на законных основаниях. Теоретически власти могли бы выкупить телекомпанию, а затем уже передать ее родственникам Патаркацишвили. Правда, столь широкий жест со стороны Саакашвили представляется маловероятным.

Поправки в Конституцию являются для власти менее тяжелой темой для обсуждения. В конце 2008 года Саакашвили сам предложил перераспределить президентские полномочия в пользу парламента. Однако до конкретного обсуждения поправок в парламенте (который, напомним, контролируется правящей партией "Единое национальное движение") дело так и не дошло. В начале апреля, говоря об обещаниях властей урезать полномочия президента, омбудсмен Грузии Созар Субари констатировал, что "ничего не было сделано".

Сам Саакашвили, комментируя антиправительственные выступления в недавнем интервью Newsweek, признал, что чувствует себя неуютно (правда, пока, очевидно, не настолько неуютно, чтобы делиться властью с оппозицией). Президент посетовал на то, что страны Запада приостановили контакты с грузинскими властями, решив, что в стране может произойти "революция". Так, по его словам, некая делегация из Франции отложила свой визит, а турецкая и арабская компании перенесли запланированное подписание контрактов. "В чем дело?! Мы что, теперь не будем ездить в Париж или Страсбург, если там происходят демонстрации?", - возмущался Саакашвили.

Кстати, в том же интервью президент Грузии признал, что для протеста есть вполне серьезная социальная база. Хотя Саакашвили и объявил оппозицию "подкупленной российскими олигархами", он тем не менее отметил, что его отставки хотят люди, потерявшие работу в результате проведенных в Грузии экономических реформ. Таковых, по его словам, оказалось меньше 250 тысяч человек (насколько меньше, он не уточнил).

Пока складывается впечатление, что грузинские власти решили переждать "майдан", сделав расчет на то, что протесты вскоре улягутся. Если не считать разгрома пресс-центра оппозиции в ночь на 12 апреля (в котором оппозиционеры обвинили активистов правящей партии и сотрудников спецслужб), митингующие пока не встречают серьезных помех. Глава грузинского МИДа Григол Вашадзе в недавнем интервью "Эхо Москвы" заявил, что желающие могут митинговать на проспекте Руставели хоть до 2013 года, когда по Конституции закончится второй президентский срок Саакашвили.

13 апреля к началу очередного митинга у парламента Грузии собрались, по различным данным, от трех до пяти тысяч человек. Лидеры оппозиции сообщили собравшимся об очередной смене тактики. Теперь пикеты у президентской резиденции будут проходить круглосуточно. Кроме того, по городу будут установлены клетки, в которых будут сидеть отдельные представители оппозиции и общественные деятели, символизируя тем самым "положение людей в полицейском государстве".