Новости партнеров

Темный князь американской прессы

В США скончался журналист-ветеран Роберт Новак

Роберт Новак, которого коллеги-журналисты за мрачный нрав и пессимизм прозвали Князем тьмы, умер от рака на 79-м году жизни. Новака в США считают одним из патриархов колумнистики, его политическая колонка публиковалась дольше всех в истории американской прессы. Фирменный рецепт Новака - сдобрить анализ и личную точку зрения эксклюзивной информацией, которую журналист-ветеран умело добывал из своих многочисленных источников во власти. Один из таких эксклюзивов несколько лет назад положил начало громкому политическому скандалу, который серьезно омрачил последние годы журналиста.

Роберт Новак родился в 1931 году в Иллинойсе, в семье выходцев из Литвы и Украины. Родители Боба были евреями, и он воспитывался в иудаизме, но позднее, уже в преклонном возрасте, обратился в католицизм. Еще в школьные годы Новак стал подрабатывать в местной газете, а позднее бросил университетскую учебу ради карьеры в журналистике. Отслужив в армии на Корейской войне, работал репортером в агентстве Associated Press, а потом - корреспондентом The Wall Street Journal в Конгрессе. Колумнистом он стал в 1963 году: тогда родился его тандем с Роуландом Эвансом, просуществовавший более трех десятилетий.

Колонка Эванса и Новака освещала с консервативных позиций закулисные перипетии американской политики, а с 1980 года журналисты стали сотрудничать с каналом CNN как комментаторы и позднее получили там собственное шоу. Когда Эванс, который был старше, отправился на покой, Новак продолжал делать колонку в одиночку, а на CNN ему дали подкрепление в лице либеральных колумнистов Марка Шилдса и Эла Ханта. Колонка Новака синдицировалась газетой Chicago Sun-Times вплоть до 2008 года, когда Князю тьмы - это прозвище Новак принял как должное и даже сделал его заголовком книги мемуаров - пришлось уволиться из-за неизлечимой болезни.

Чуть больше года назад, в июле 2008-го, Новак попал в переделку: находясь за рулем, он сбил человека на одной из столичных улиц и попытался скрыться с места происшествия. Его оштрафовали, хотя журналист настаивал, что злосчастного пешехода не видел. Спустя несколько дней оказалось, что у странной "невнимательности" было реальное медицинское объяснение: у Новака диагностировали злокачественную опухоль мозга. Колумнист начал лечение и надеялся продолжить работу, но сил не хватило. Как рассказала его вдова Джеральдин, Боб скончался в собственном вашингтонском доме во вторник, 18 августа 2009 года.

Несмотря на все профессиональные заслуги Новака, вышло так, что на закате дней его имя чаще всего упоминалось в контексте скандальной истории о разглашении имени секретного агента ЦРУ - так называемого "дела Плейм". Именно в колонке Новака, которая вышла 14 июля 2003 года, впервые публично упоминалось, что Валери Плейм Уилсон - жена отставного дипломата Джозефа Уилсона - является штатным сотрудником ЦРУ. Поначалу коллеги Новака оставили это сообщение без внимания, зато его моментально растащили по блогам, а позднее за дело взялись и ведущие СМИ. Скандальная подоплека дела, по мнению критиков, была проста: месть.

Демократ Уилсон активно критиковал внешнеполитический курс республиканской администрации Джорджа Буша, в особенности решение о начале войны против Ирака, и в раскрытии статуса его супруги - как оказалось, секретного - журналисты увидели желание властей "насолить" политическому противнику. Впоследствии подтвердилось, что информацию про Плейм Новаку "слили" высокопоставленные государственные лица - тогдашний заместитель госсекретаря Ричард Армитидж и советник Буша Карл Роув. История, получившая огромный резонанс, попортила республиканцам много крови, но в конечном счете единственным "козлом отпущения" стал помощник вице-президента Дика Чейни Льюис Либби. Этого функционера, известного под прозвищем "Скутер", осудили за лжесвидетельство и приговорили к тюрьме, от которой он спасся благодаря вмешательству Буша.

Против Новака официальных обвинений не выдвигали, но критики считают, что он намеренно помог вашингтонскии "ястребам" наказать диссидента. Колумнист-консерватор возражал, что скандал вокруг его заметки раздули враги Буша, а именно демократы и недоброжелатели из ЦРУ, причем по надуманному поводу: к моменту публикации секретность статуса Плейм якобы существовала лишь на бумаге, и женщина ежедневно ездила на работу в штаб-квартиру разведки в Лэнгли. Правда это или нет, но репутация Новака, и прежде не чуравшегося скандальных "сливов", оказалась серьезно подпорчена. "Скажу честно: я хотел бы, чтобы этого не случилось, - приводит слова Новака его коллега из британской The Daily Telegraph Тоби Харнден. - Это было очень болезненно. Единственный возможный плюс заключался в том, что я стал известен гораздо большему числу людей, чем прежде. Но, черт возьми, кто хочет такой известности?"

Едва ли непримиримые противники, которые считают Новака примером профессиональной нечистоплотности и "подручным" интриганов из администрации Буша, простят его после смерти, но большинство сообщений, как водится в такой ситуации, выдержаны в благосклонном тоне. Авторы некрологов вспоминают, как ловко и упорно Новак, репортер старой закалки, "откапывал" ценные факты, как он говорил о любви к Америке и как старался совместить преданность своим взглядам с объективностью публикаций. Надо полагать, что память об этом человеке - зарегистрированном демократе, выступавшем с консервативных позиций, и еврее, поддержавшем Палестину в ближневосточном конфликте, - так и останется неоднозначной.