Праздник с дагестанским акцентом

Дерзкий теракт помешал Северному Кавказу спокойно начать 2010 год

Последний день 2009 года стал необычайно удачным для дагестанских милиционеров - им удалось уничтожить сразу трех влиятельных боевиков. Однако победное настроение быстро сменилось траурным унынием после того, как 6 января на территорию базы ДПС в Махачкале прорвался террорист-смертник и взорвал нескольких гаишников. В связи с этим едва отдохнувшему на курорте президенту России вновь пришлось требовать усиления контроля за Северным Кавказом.

Праздновавшая наступление нового года страна не сильно заинтересовалась появившейся под вечер 31 декабря новостью о ликвидации в Хасавюрте очередных четырех боевиков. Однако милиционеры, проводившие ту операцию, наверняка были особо отмечены начальством, поскольку трое уничтоженных боевиков оказались не рядовыми бандитами, а довольно влиятельными лидерами бандитского подполья.

Один из убитых в перестрелке с милиционерами боевиков был опознан как "амир Дагестана" Умалат Магомедов (также его называли Альбаро или Аль-Бара). Еще один оказался Шамилем Магомедовым (Куппа-Шамиль), который был заместителем главаря губденской группировки, третий - Ибрагимом Ибиевым, руководившим казбековской диверсионно-террористической группой.

Свой успех хасавюртовским милиционерам удалось развить на следующий день при осмотре вещей Магомедова. В них милиционеры нашли записную книжку, при детальном рассмотрении оказавшуюся кассовой книгой боевиков. Там бандиты записывали свои доходы, которые добывали путем вымогательства у дагестанских предпринимателей либо получали из-за рубежа: Саудовской Аравии, Турции и Азербайджана. Кроме того, в книге фиксировалось вознаграждение бандитам и их семьям, затраты на сооружение блиндажей, закупку оружия, боеприпасов, лекарств, еды, автомобилей и прочие расходы.

Спецслужбы поспешили заявить, что с ликвидацией Аль-Бары и получением кассовой книги боевиков была разрушена система самофинансирования дагестанского бандподполья. Сами боевики с этим согласились бы вряд ли - их дальнейшие действия меньше всего походили на агонию загнанного в угол проигравшего.

6 января бандиты попытались реализовать в столице республики назрановский сценарий, взорвав начиненную взрывчаткой машину на территории милицейской базы. Частично им это удалось, частично нет - груженая артиллерийскими снарядами "Нива" со смертником за рулем, снеся шлагбаум, прорвалась на территорию базы батальона ДПС УГИБДД по Дагестану, но была остановлена милицейским "УАЗом", выезжавшим на утреннее дежурство.

В результате теракта погибли шесть милиционеров, еще десять сотрудников милиции и четверо гражданских получили ранения. Однако боевики наверняка рассчитывали на куда большее количество жертв - время для теракта было выбрано раннее (на базе как раз происходил утренний развод), а взрывчатки "Нива" везла много - мощность взрыва, повредившего почти сто машин в округе, была эквивалентна 100 килограммам тротила.

Российским властям начинать год с очередного обострения ситуации на Северном Кавказе было ох как не кстати. В связи с этим президент Дмитрий Медведев потребовал от министра внутренних дел Рашида Нургалиева и директора ФСБ Александра Бортникова усилить контроль за обстановкой в этом регионе. Казалось бы, куда же еще усиливать - эти республики и так живут, как в зоне боевых действий. Однако то ли увещевания президента так хорошо подействовали, то ли произошло чудо, однако новости о победах над боевиками с этого момента стали приходить пачками.

Первая из них поступила в тот же день - 6 января. Сотрудники республиканского управления ФСБ нашли и обезвредили на железной дороге в Махачкале крупную бомбу - устройство мощностью до 10 килограммов в тротиловом эквиваленте было заложено под опорой ЛЭП всего в метре от железнодорожного полотна. Если бы не действия спецслужб, жертвами теракта могли бы стать десятки людей, поскольку по этой ветке проходят многие пассажирские поезда, в том числе, Баку - Москва и Киев - Баку.

В тот же вечер в дагестанском селении Коркмаскала близ Махачкалы прошла спецоперация против боевиков. Спецназ ФСБ блокировал двоих боевиков в частном доме и, после недолгих переговоров и затянувшегося боя, ликвидировал обоих.

Убитые - Исмаил Ичикаев и Исматулла Казаалиев - оказались причастны к теракту на милицейской базе: в доме, где они прятались, нашли настоящий номер "Нивы", снятый с взорванного в Махачкале автомобиля. Оба входили в группировку полевого командира Магомедали Вагабова - того самого главаря губденской группировки, заместителя которого застрелили 31 декабря.

9 января дагестанские фээсбэшники ликвидировали еще троих боевиков, один из которых оказался "эмиром Махачкалы" Маратом Курбановым. Подозрительную "Оку" с тремя бандитами остановили на трассе Хасавюрт-Махачкала для проверки документов. Документы боевики показывать не стали, а вместо этого открыли по милиционерам огонь. Завязалась перестрелка, ставшая для бандитов фатальной - их скромная "Ока" перевозила взрывные устройства, которые в какой-то момент сработали.

По данным дагестанского УФСБ, Курбанов стал "эмиром Махачкалы" совсем недавно и выполнял распоряжение главаря махачкалинско-шамхальской диверсионно-террористической группы Мадрида Бегова.

Сам Бегов нашел свою смерть 10 января в соседнем с Махачкалой поселке с красивым названием Сепараторный. Этого боевика уничтожили по отработанной схеме: сперва дом, где он находился, блокировал спецназ, затем с бандитом вступили в переговоры, предложив сдаться, а после его отказа открыли огонь на поражение. Бегов попытался было бежать, но неудачно.

35-летний Мадрид Бегов является обладателем не только интересного имени, но и не менее интересной биографии. До 2004 года он служил в ОМОНе. Уволившись из МВД, Бегов уехал учиться в Египет, после чего его завербовали боевики. Главное, чем он с тех пор запомнился, было неудавшееся покушение на жизнь полковника ФСБ Зулкаида Каидова. По версии следствия, 4 апреля 2009 года он выманил офицера на улицу якобы для разговора о явке с повинной, после чего выпустил ему в спину целую обойму из пистолета Макарова. Брат Мадрида Шамиль, также присутствовавший на месте преступления, был арестован. Сам он заявил о том, что не знал об истинных намерениях брата.

Итого с начала года счет по убитым 10:6 в пользу дагестанских правоохранительных органов. То, что власти на этом останавливаться не намерены, очевидно - вот уже 10 дней, как федеральное правительство должно было придумать нового ответственного за Северный Кавказ. Имя человека, которому достанется эта незавидная роль, должно быть обнародовано в ближайшее время, и Кремлю вряд ли понравится начинать строительство мира в регионе с кровавых терактов.