В состоянии глубокого стресса

Скончался избитый в томском вытрезвителе журналист

Глубокий стресс - это не только ощущение, возникающее у всех нормальных людей, знакомых с подробностями этой истории. Именно глубоким стрессом томский милиционер объясняет, зачем он избил мужчину, который умер, пролежав две недели в коме.

Инцидент с журналистом из Томска, имя которого его родственники попросили не называть по этическим соображениям, произошел в новогодние праздники. 47-летний мужчина поздним вечером 3 января выпивал у себя дома и громко слушал музыку. Это не понравилось соседям, и они вызвали милицию.

Приехавший наряд решил отправить нарушителя спокойствия в вытрезвитель. Спустя несколько часов журналиста отпустили домой. Там он почувствовал себя плохо, и родственники вызвали "скорую", которая доставила его в больницу. Врачи обнаружили у пострадавшего многочисленные разрывы внутренних органов, ему была сделана срочная операция. Мужчина пережил клиническую смерть и почти две недели находился в коме. 20 января он скончался.

Тревогу по окончании новогодних каникул подняли коллеги потерпевшего из Союза журналистов Томска, которые потребовали беспристрастного расследования и отставки руководства местной милиции. История попала в центральные СМИ, пристально следящие за милицией после случая с майором Евсюковым. Из Томска пошли рапорты.

15 января был арестован старший сержант Алексей Митаев, который дал признательные показания об издевательствах над журналистом. Милиционера первоначально обвинили в нанесении тяжкого вреда здоровью человека, находящегося в беспомощном состоянии, и в превышении полномочий с применением насилия. Теперь, после смерти потерпевшего, следователям придется менять статью на более тяжкую.

Митаев написал своему начальству объяснительную, в которой признался, что нанес жертве лишь один удар. Замначальника следственного управления по Томской области Андрей Гусев рассказал об обстоятельствах происшествия чуть подробнее. По его словам, журналисту была введена успокоительная инъекция, поэтому он находился, говоря юридическим языком, в беспомощном состоянии, то есть практически без сознания.

В этот момент над ним и было совершено насилие. Следствие на основании показаний милиционера пришло к выводу, что на преступление ему потребовались "считанные секунды". Кроме того, Гусев отметил, что на экспертизе находится некий предмет, которым были повреждены внутренние органы погибшего.

Можно было бы предположить, что нетрезвый журналист начал качать права и тыкать в милиционера пресс-картой, что объяснило бы неадекватную реакцию последнего: известно, что правоохранители недолюбливают излишне ретивых разоблачителей. Однако следователь говорит, что конфликта между жертвой и истязателем не было и никаких оскорблений в адрес милиционера потерпевший не высказывал.

Гусев полагает, что сотрудник вытрезвителя просто "сорвал злость", и подтолкнуло его к этому беспомощное состояние мужчины. Оказывается, Митаев написал явку с повинной, в которой объяснил свои действия состоянием глубокого стресса. В это состояние милиционера якобы привели трудности в личной жизни: он живет на две семьи и у него трое малолетних детей, а зарплата маленькая.

Тяжелое психологическое состояние наблюдалось, по слухам, и у уже упоминавшегося майора Евсюкова. Только тот снимал стресс стрельбой по посетителям супермаркета, а Митаеву захотелось расслабиться, поиздевавшись над беспомощным человеком.

Не секрет, что наши сограждане зачастую ведут себя как жестокие дети. По пьяному делу они творят такие зверства, до которых не додумывались и в фашистских концлагерях. Вот, к примеру, на Алтае некий упившийся подонок сжег в печи двухнедельного ребенка, и теперь ему предстоит пройти экспертизу на вменяемость.

Подобная процедура светит и Митаеву. Но, как бы кощунственно это ни звучало, обычный гражданин, совершающий жестокие преступления - это одно, а когда сограждан уничтожают те, кто призван их защищать, причем уничтожают, не отвлекаясь от исполнения служебных обязанностей - это совсем другое.

Естественно, меры принимаются. Начальник томского УВД принес извинения за своего подчиненного родственникам и коллегам пострадавшего. Томский губернатор Виктор Кресс назвал милиционера-садиста негодяем и потребовал для него сурового наказания. Дежурно полетели головы: в отставку засобирались директор вытрезвителя, начальник милиции общественной безопасности, в ведении которой находится вытрезвитель, еще один начальник, который должен был следить за дисциплиной.

Да и сам вытрезвитель - кстати, самый большой в России - решено закрыть как непрофильное для УВД учреждение. Неужели только сейчас догадались? Теперь пьяных томичей, задержанных милицией, ждет, в зависимости от их состояния, доставка домой, в медучреждение или же в участок. Страшно даже подумать, что будет, если милиционер, пребывающий в состоянии глубокого стресса, привезет подвыпившего гражданина в отделение. А если домой, где могут быть еще и родственники?

Замминистра внутренних дел Аркадий Еделев искренне полагает, что инциденты с его подчиненными, вызвавшие возмущение общества, это нечто случайное. В процентном отношении к общей численности личного состава МВД количество пойманных изуверов и правда, должно быть, невелико. Но есть подозрения, что латентных преступников, то есть милиционеров, еще не преступивших закон, но готовых в любую минуту это сделать, гораздо больше.

Журнал "Эсквайр" провел опыт и составил из таких "единичных случаев" целый календарь-ежедневник. Складывается ощущение, что разница между милицией и бандитами окончательно стерлась и сотрудники МВД превратились в новых опричников, которые сами себе хозяева.

Власть, создавшая эту безумную систему, теперь и сама не знает, что с ней делать. А граждане, увидев, что милиция фактически ведет против них войну, похоже, начинают действовать сами. Тем более что, как известно, "Нургалиев разрешил", и обратное теперь не докажешь.

Показательный случай произошел недавно в подмосковном городе Видное. Пьяный гаишник на автобусной остановке попытался затащить к себе в "Мерседес" незнакомую девушку. За нее вступились ожидающие транспорта пассажиры, и в результате хулиган с порезанным горлом попал в больницу.

В милиции теперь говорят, что гаишник сам уволился из органов за несколько дней до инцидента, что никакого стихийного возмущения граждан не было, а за девушку вступились лишь два человека, и что бывший милиционер порезался сам. Но слухом земля полнится.

Интересно, сколько еще преступников в погонах должны попасть на страницы СМИ, а потом и на скамью подсудимых, и сколько самосудов над распоясавшимися милиционерами должно произойти, прежде чем до самих сотрудников МВД дойдет, что ситуация начинает меняться и вседозволенность становится для них попросту опасной?

Россия02:51 9 декабря

«Я понимала, что меня арестуют»

Она чувствовала зло и боролась с ним всю жизнь. Умерла Людмила Алексеева