Кому нужен Сбербанк?

В ЦБ подумывают избавиться от своего крупнейшего актива. Или хотя бы от его части.

Дискуссия по поводу приватизации части Сбербанка и контролю над государственным пакетом акций крупнейшего кредитного учреждения России в ходе последних двух недель приобрела чрезвычайно бурный характер. Часть руководства ЦБ выразила готовность отказаться от актива. Однако президент самого Сбербанка Герман Греф решительно выступил против этих предложений, посчитав, что от передачи акций от ЦБ другому госоргану никакого толку не будет.

19 мая руководитель юридического департамента Банка России Сергей Голубев в ходе открытой лекции в Санкт-Петербурге заявил, что регулятору стоит продать долю в Сбербанке, составляющую сейчас 60 процентов. Свое мнение он аргументировал тем, что крупнейший банк России регулярно допускает нарушения в своей деятельности. Регулятор же никак не может прекратить подобные выходки со стороны своей, по сути дела, дочерней структуры.

Заявление Голубева произвело фурор прежде всего на фондовом рынке. В течение сессии 19 мая капитализация Сбербанка рухнула на 28,3 миллиарда рублей - почти миллиард долларов, да и в последующие дни бумаги кредитного учреждения котировались в целом хуже других "голубых фишек".

В самом Сбербанке слова Голубева тоже восприняли в штыки. Информацию директора департамента назвали недостоверной. Представители банка отметили, что в 2010 году ЦБ провел там 1335 проверок, но существенных замечаний по их итогам не было.

Банкиры обратились в Федеральную службу по финансовым рынкам с просьбой провести расследование по факту высказывания. В ФСФР отметили, что вопрос изучат и, в случае, если заявление Голубева будет признано заведомо ложным, чиновнику ЦБ грозит штраф, а может быть, и дисквалификация.

Поначалу против своего коллеги выступили другие представители Банка России. Так, 21 мая Георгий Лунтовский заявил, что мнение Голубева не отражает официальную позицию регулятора. Председатель комитета Госдумы по финансовым рынкам напрямую обвинил начальника юридического департамента в обвале акций Сбербанка и даже заявил, что на такой случай следует внести поправки в закон об инсайдерской информации.

Голубев, однако, получил поддержку в самом Сбербанке. Председатель комитета по взаимодействию с миноритарными акционерами с ним полностью согласился, сказав, что вещи, о которых упомянул Голубев, действительно имеют место быть.

Затем все стало еще интереснее. Если сразу после скандала представители ЦБ уверяли, что регулятор свою долю Сбербанке сокращать не будет, то 27 мая сам председатель Сергей Игнатьев выразил готовность передать пакет акций банка в собственность другого государственного органа. Он, впрочем, оговорился, что ключевым вопросом является цена пакета.

Вслед за этим на стороне Голубева выступила Генпрокуратура. Представители надзорного органа провели проверку, в результате которой выяснили, что ЦБ действительно закрывал глаза на многочисленные нарушения Сбербанка. В то время как кредитную организацию за них следовало бы оштрафовать, ЦБ ограничивался только письмами. Последние на деятельность Сбербанка никакого существенного влияния не оказали.

Только в Волгоградской области ЦБ вынес свыше 400 предписаний региональному отделению Сбербанка за нарушения бюджетного законодательства, штрафы за которые не были выписаны банкирам. В остальных регионах наблюдалась та же самая картина. Позже ЦБ сообщил о том, что за последние полтора года провел в подконтрольной организации 4660 проверок. Из них лишь около трехсот закончились выдачей предписаний и писем об устранении нарушений. Банк несколько раз оштрафовали - но на совершенно несерьезную сумму в 217 тысяч рублей.

Наконец, в конфликт вмешался президент Герман Греф, выступая на собрании акционеров (едва ли случайным является тот факт, что тема стала активно муссироваться именно перед этим ежегодным событием). По его словам, передавать Сбербанк от ЦБ к другому госоргану не имеет никакого смысла. "От перемены мест слагаемых сумма не меняется", - подчеркнул экс-министр экономического развития.

В то же время Греф признал, что владение ЦБ пакетом в 60 процентов также является излишним. Президент кредитной организации считает, что Банку России следовало бы избавиться от части пакета и оставить у себя лишь предписываемые законом 50 процентов и одну акцию. Он добавил, что продажа "лишних" акций должна быть постепенной.

Выступления лиц, связанных со Сбербанком, в последнее время чрезвычайно противоречивы, так что предсказать его судьбу довольно сложно. Впрочем, скорее всего, банк ожидает вторичный выход на рынок акций, раз уж эту идею лоббирует сам председатель.

Судя по опыту последних нескольких лет, такие выходы для государственных коммерческих банков заканчиваются падением стоимости бумаг и убытками инвесторов - достаточно вспомнить печально известное "народное IPO" ВТБ. В результате буквально на каждом собрании акционеров председатель банка Андрей Костин вынужден оправдываться перед миноритариями за понесенные ими потери.

Участники народного IPO Сбербанка также понесли потери. Три года назад банк был оценен чуть менее чем в 90 миллиардов долларов. Сейчас его капитализация опустилась в два раза. В таких условиях проводить новое размещение владельцам, в том числе и ЦБ, не хочется - можно продешевить. Но в случае подорожания бумаг есть шанс вновь продать их по завышенной стоимости, что приведет к новому всплеску недовольства миноритариев.

Экономика00:0611 декабря

Черная мечта

Россияне хотят жить хорошо на деньги от нефти. Аляска делает это уже 40 лет