Новости партнеров

Досадное недоразумение

Используемые бывшими силовиками методы получения долгов признали незаконными

21 июня в Москве были осуждены бывший полковник ФСБ Сергей Наумов и отставной полковник МВД Владимир Ткачев, которые являлись фигурантами запутанной истории о переделе бизнеса. Первоначально бывших силовиков обвиняли в вымогательстве, но в последний момент суд переквалифицировал их действия в самоуправство. Наумов, Ткачев и четверо их подельников отделались символическим наказанием.

В прошлом Сергей Наумов был заместителем начальника управления "Н" ФСБ РФ (это управление курирует работу таможни), а Владимир Ткачев являлся заместителем главы управления "К" МВД РФ (это подразделение следит за порядком в сфере информационных технологий). В 2004 году Наумов, вышедший в отставку, познакомился с бизнесменами Александром Щукиным и Владимиром Егоровым. Наумов пообещал новым знакомым общее покровительство, а также одолжил им 1,5 миллиона долларов.

Как утверждают Щукин и Егоров, они вложили эти деньги в развитие столичного бизнес-центра. Комплексом, расположенным на Загородном шоссе, владела супруга Щукина. Бизнесмены говорят, что отдавали Наумову часть дохода бизнес-центра и постепенно вернули долг.

В то же время Наумов придерживается иной версии. Бывший полковник ФСБ утверждает, что на его 1,5 миллиона предприниматели купили акции крупной бумажной фабрики "Восход", ЗАО "Бумизделия", а также Саратовского авиационного завода. В 2007 году "Бумизделия" были объединены с Серпуховской бумажной фабрикой под названием ЗАО "Восход". Егоров стал генеральным директором предприятия, а Щукин - его заместителем. При этом, как говорит Наумов, деньги ему так и не вернули. В итоге летом 2007 года он потребовал, чтобы долг был возвращен акциями нового ЗАО.

Бизнесмены отдали Наумову часть акций, и он стал председателем совета директоров "Восхода". Однако, как утверждают Щукин и Егоров, после этого бывший сотрудник ФСБ продолжил требовать от них выплаты денег. По версии Наумова, после получения акций он узнал, что предприниматели нередко расходовали в личных целях средства, выделенные на развитие бизнеса. После этого он стал добиваться, чтобы растратчики возместили ущерб.

К требованиям Наумова присоединился Владимир Ткачев, к тому времени возглавивший службу безопасности "Восхода", а также еще один кредитор Щукина и Егорова - бывший президент Федерации самбо и дзюдо Московской области Михаил Синякин. 21 августа 2007 года генерального директора "Восхода" и его заместителя пригласили в помещение одного из московских банков для проведения собрания акционеров. Помимо Наумова, Ткачева и Синякина, на собрании присутствовали некие Александр Наргизашвили, Михаил Кондратьев, Алексей Утенков и Андрей Митрошин. Участники мероприятия использовали настолько убедительные доводы, что Щукин и Егоров скоро согласились подписать долговые расписки на общую сумму 8 миллионов долларов. После этого их отпустили по домам.

Одновременно со всеми этими событиями развивался еще один сценарий. В апреле 2007 года зять Михаила Синякина Евгений Васильев за 3,5 миллиона долларов купил у жены Щукина вышеупомянутый бизнес-центр на Загородном шоссе. Один миллион Васильев заплатил сразу, а 2,5 миллиона пообещал отдать частями в течение пяти месяцев. Однако вскоре Щукин не выполнил некие обязательства (возможно, речь идет как раз о невыплате долга Синякину), в связи с чем Васильев счел себя вправе приостановить выплаты.

В начале 2008 года Щукин обратился в правоохранительные органы с заявлением о вымогательстве денег и рейдерском захвате "Восхода". Было возбуждено уголовное дело, в рамках которого арестовали сначала Наумова, Ткачева и Наргизашвили, а затем Кондратьева, Утенкова и Митрошина. Синякина, успевшего скрыться за границей, объявили в розыск.

Если этот конфликт Щукин попытался разрешить с помощью закона, то для урегулирования спора с зятем Синякина он, по некоторым данным, выбрал иной путь. Как утверждает Васильев, в декабре 2008 года кредитор пригласил его на переговоры в ресторан. На встрече присутствовали криминальные авторитеты Аслан Усоян по кличке Дед Хасан и Вячеслав Иваньков по кличке Япончик (ныне покойный), а также кавказец, личность которого до сих пор не установлена. Они потребовали, чтобы Васильев заплатил Щукину 12 миллионов долларов либо безвозмездно вернул его жене бизнес-центр. В результате переговоров Васильев написал расписку, согласно которой обязался продать бизнес-центр Щукину за 50 тысяч долларов.

На следующий день после встречи в ресторане Васильев вместе с семьей бежал за границу. И уже оттуда обратился в российские правоохранительные органы с заявлением о вымогательстве. Было возбуждено уголовное дело, в рамках которого Щукина арестовали.

В 2009 году в Болгарии был арестован Синякин. Вскоре бывшего главу подмосковной Федерации самбо и дзюдо экстрадировали в Россию. Таким образом, все обвиняемые в вымогательстве денег у Щукина оказались в сборе. После этого правоохранительные органы стали относиться к ним более чем лояльно.

Сначала в ноябре 2009 года Наумова выпустили из-под стражи под залог. Затем в январе 2010 года из СИЗО по состоянию здоровья был выпущен Синякин, страдающий болезнью сердца. Месяц спустя под залог освободили Ткачева. Позднее из СИЗО вышли также Утенков, Митрошин и Кондратьев. Таким образом, к моменту вынесения приговора из всех фигурантов дела под стражей оставался только Наргизашвили. Если учесть, что Щукин находится под арестом по делу Васильева, то судебные заседания выглядели странновато - почти все обвиняемые приходили в суд из дома, а потерпевшего доставляли из СИЗО.

Приговор почти всем участникам "собрания акционеров", на котором Щукин и Егоров подписали долговые расписки на 8 миллионов долларов, был вынесен 21 июня. Не решенной остается только судьба Синякина - из-за того, что он скрывался за границей, его дело выделено в отдельное производство.

При вынесении приговора стало известно, что суд переквалифицировал действия Наумова и его сообщников со статьи УК РФ 163 ("Вымогательство") на гораздо более легкую статью 330 ("Самоуправство"). Согласно российскому законодательству, самоуправство отличается от вымогательства, кражи либо иного преступления тем, что в данном случае человек осуществляет свое законное право. Незаконны только методы. Допустим, если человек просто так ворвется в квартиру своего знакомого и вынесет оттуда телевизор - его действия квалифицируют как грабеж. Но если выяснится, что потерпевший давно был должен "грабителю" сумму, эквивалентную стоимости телевизора, то действия преступника будут расцениваться как самоуправство. Фактически кредитор имел право на этот телевизор - но он должен был не забрать его просто так, а обратиться в суд и добиться законного взыскания.

Таким образом, суд установил, что Наумов и его подельники имели право требовать от Щукина и Егорова деньги. Они признаны виновными лишь в том, что использовали для получения этих денег способы, выходящие за рамки закона. За неразборчивость в методах Наумова и Ткачева приговорили к 20 месяцам лишения свободы. Эти сроки они уже отбыли, когда находились под арестом во время следствия. Поэтому теперь им просто вернут залог, после чего они станут свободными гражданами. Кондратьеву, Утенкову и Митрошину дали условные сроки. Строже всех наказан Наргизашвили - он приговорен к 2,5 годам колонии. Однако и этот фигурант дела успел отсидеть почти весь срок во время следствия. Он выйдет на свободу уже через месяц.

Газета "Коммерсант" отмечает, что никто из осужденных так и не признал своей вины. Смелее всех вел себя Наумов. Корреспондент газеты свидетельствует, что перед судебным заседанием бывший полковник ФСБ охотно позировал перед камерами вместе со своими дочерьми, утверждая: "Мне скрывать нечего, виновным себя не признавал и не признаю". Другие фигуранты дела были более осторожными. Некоторые из них, несмотря на почти полную уверенность в том, что останутся на свободе, на всякий случай пришли в суд с вещами.

Наумов сказал журналистам, что считает конфликт с Егоровым и Щукиным не преступной деятельностью, а "спором хозяйствующих субъектов". И в какой-то мере это верно. Если учесть специфику подобных споров в современной России, то получение акций и долговых расписок от директора "Восхода" и его заместителя прошло более чем мирно. В отличие от ситуации с оплатой бизнес-центра на Загородном шоссе, для урегулирования ситуации даже не приглашали сколько-нибудь известных криминальных авторитетов. Можно сказать, это не конфликт, а досадное недоразумение.

Татьяна Ефременко