Северная стена

На Айгере трагически погибли немецкие альпинисты

В начале августа при восхождении по северному склону горы Айгер в Бернских Альпах разбились два немецких альпиниста 36-ти и 43-х лет. Как именно они погибли, пока остается неизвестным. Сначала их объявили пропавшими без вести, потом спасателям с вертолета удалось обнаружить тела погибших. Предположительно, оба сорвались в пропасть. Это событие, которое кому-то на первый взгляд может показаться мало примечательным, заставляет тем не менее вспомнить весьма печальную историю Северной стены Айгера, в частности, историю еще одного закончившегося трагически восхождения, предпринятого в 1936 году четырьмя молодыми альпинистами: двумя немцами Тони Курцем и Андреасом Хинтерштойсером и двумя австрийцами Вили Ангерером и Эдуардом Райнером.

К 30-м годам прошлого века одна за другой были покорены почти все главные вершины Альп. Айгер не стал исключением: еще в 1858 году проводники из деревни Гинденвальд у подножия Айгера Кристиан Альмер и Петеро Борен вместе с ирландцем Чарльзом Баррингтоном достигли вершины горы по Западной стене. В 1932 году было совершено успешное восхождение по северо-восточному гребню. Однако северный склон Айгера продолжал оставаться неприступным. Он представляет собой практически отвесную, обдуваемую сильными ветрами стену, которая возвышается почти на 2000 метров, и чем выше, тем круче. Северная стена все время в тени, солнце туда практически не заглядывает, это во всех смыслах темная сторона Айгера. При этом погода на Нордванде может поменяться за считанные минуты.

Первая попытка восхождения по Северной стене была предпринята в 1934 году и окончилась неудачей: трое альпинистов сорвались вниз, но были в итоге спасены. В августе 1935 года покорить Северную стену попытались два жителя Мюнхена Карл Мерингер и Макс Зедельмайер. На третий день восхождения, когда альпинисты находились на так называемом втором ледяном поле, погода резко ухудшилась, началась снежная буря. Собравшиеся у подножия горы многочисленные репортеры и зрители наблюдали в подзорные трубы за тем, как Мерингер и Зедельмайер пытались найти убежище на склоне. На пятый день оба пропали из виду. Окоченевший труп Макса Зедельмайера был обнаружен позднее. Место, где его нашли, получило название "Бивуак смерти".
box#2092542

Тем не менее, несмотря на мрачную славу Северной стены, в следующем году четыре молодых альпиниста Курц, Хинтерштойссер, Агнерер и Райнер (самому старшему из них было 27 лет), предприняли собственную попытку взойти по Северной стене. Изначально предполагалось, что они пойдут двумя командами - немецкой и австрийской, однако потом две группы объединились в одну. Курц и Хинтерштойссер разработали свой оригинальный маршрут. Они намеревались подняться до того места, где начиналась отвесная Красная скала (Rote Fluh) и обойти ее слева, оказавшись таким образом прямо в сердце Айгера, где лежат ледяные поля, и по ним уже продолжить восхождение на вершину. Достигнуть Красной скалы им удалось без особого труда в первый же день. Однако здесь обнаружилось совершенно неожиданное препятствие.

Обойти скалу мешала отвесная совершенно гладкая плита шириной около 30 метров, пройти по ней траверсом не представлялось возможным. Тем не менее, выход был найден. Над гладкой плитой, нависал каменистый выступ. Хинтерштойссер, который из всех четверых был наиболее умелым скалолазом, добрался до него, вбил крюк и перекинул страховку. Страхуемый товарищами он сумел как маятник перелететь вбок на другую сторону, и закрепиться там. Остальные перебрались, держась руками за страховку Хинтерштойссера. Это был очевидный успех, который открывал путь к вершине Айгера. Однако именно в этот момент альпинисты совершили ошибку, сняв веревку, по которой прошли траверс. В принципе, никто из них не предполагал, что им придется возвращаться этим же маршрутом, и, уж конечно, никто не мог знать, что эта веревка была единственной возможностью вернуться назад.

После прохождения траверса Курц, Хинтерштойссер, Ангерер и Райнер начали восхождение по первому ледяному полю, начинающемуся на высоте в 1000 метров. Здесь помимо очевидных опасностей таких, как крутой склон и ветер, существовала еще одна, о которой никто не подозревал. Во второй половине дня, когда солнце приближается к верхнему краю Северной стены, лед на вершине начинает таять. Вместе с ним оттаивают мелкие куски скальной породы, которые дождем сыплются вниз. Несмотря на небольшие размеры они очень опасны, так как падают с большой высоты. В 30-е годы ни у кого из альпинистов не было защитных шлемов, восхождение совершали в толстых вязаных шапках. Тони Курц и Андреас Хинтерштойссер поднялись без осложнений, однако шедшему третьим в связке Вилли Ангереру небольшой камень попал в голову. Подтянув его наверх и остановив кровотечение, товарищи решили дальше не идти и заночевать.
box#2092543

Взявшийся буквально ниоткуда небольшой камешек кардинальным образом изменил положение вещей. Теперь из четверых альпинистов один был ранен, а до вершины еще оставалось больше половины пути. Необходимо было решить, продолжать подъем или возвращаться. В семь часов утра на следующий день, все четверо двинулись дальше вверх, вскоре достигнув места, где начиналось второе ледяное поле шириной около 600 метров. Они рассчитывали пройти его как можно быстрее, за пять-шесть часов, достигнув "Бивуака смерти" - последней точки, до которой добрались в свое время Карл Мерингер и Макс Зедельмайер. Однако оказалось, что раненый Вилли Ангерер с каждым часом двигается все медленнее и медленнее. В итоге, к концу дня они все еще были на ледяном поле и вторую ночевку провели на льду.

Всем было ясно, что пройти ледяное поле нужно как можно быстрей. Погода могла в любой момент испортиться и запереть их на склоне. Именно так годом раньше погибли Мерингер и Зедельмайер. "Бивуак смерти", где был найден замерзший Зедельмайер, находился всего в нескольких десятках метров, как бы служа мрачным напоминанием. Двигаться дальше в таком медленном темпе было невозможно. На следующее утро Тони Курц и Андреас Хинтерштойссер оторвались от Ангерера с Райнером и быстро пошли вверх. Вероятно, своим немного агрессивным поведением они хотели увлечь своих товарищей за собой, заставить их собраться с силами. Однако результат оказался прямо противоположным. Вскоре стало ясно, что раненый Вилли Ангерер полностью выбился из сил. О восхождении не могло быть и речи, главным теперь стало спасти ему жизнь.

Альпинисты двинулись назад, однако спускаться с раненым, теряющим силы Ангерером оказалось так же сложно, как подниматься. Пройти второе ледяное поле назад получилось лишь к вечеру третьего дня. На следующий день Курц, Хинтерштойссер, Ангерер и Райнер спустились через первое ледяное поле к траверсу, который успешно преодолели по пути наверх. Траверс был единственной возможностью продолжить относительно безопасный спуск. Однако то, что оказалось возможным в одном направлении, было невозможно сделать в другом. С той стороны, где находились альпинисты, не нависало никакого уступа, поэтому было нельзя как в предыдущий раз вбить крюк и при помощи страховки перебраться на противоположную сторону.

Андреас Хинтерштойссер, который крепил страховку в первый раз, как никто другой знал, насколько это трудно. К этому добавилось еще одно осложнение: погода начала ухудшаться. Северную стену окутал туман, камни намокли и стали скользкими, кое-где уже намерз лед. Тем не менее, Хинтерштойссер попытался повторить успех: на протяжении почти пяти часов он безостановочно пытался пройти траверсом по мокрой гладкой скале шириной в 30 метров, чтобы закрепить страховку на другом конце, но каждый раз срывался. Только теперь все четверо поняли, какую ошибку совершили, сняв веревку, и тем самым отрезав себе путь назад. У альпинистов не осталось выбора - они должны были либо погибнуть на Стене, либо спускаться напрямик по отвесному склону высотой около 230 метров. В случае успеха они могли достигнуть карниза внизу, двигаясь по которому, дойти до штольни подземной железной дороги и спастись.

У Айгера есть еще одна особенность. В конце XIX века власти Швейцарии проложили через гору железнодорожный тоннель. В середине тоннеля был выдолблен коридор наверх, который вел прямо на Северную стену, чтобы пассажиры могли подняться и полюбоваться видами. Выход из коридора с небольшой обзорной площадкой уже не раз спасал попавших в беду альпинистов. Курц, Хинтерштойссер, Ангерер и Райнер начали очень рискованный спуск. К этому времени уже разыгралась снежная буря. Несмотря на усталость и плохую видимость, им удалось одолеть более половины пути. В этот момент они услышали крик: кричал смотритель железнодорожного тоннеля, он вышел на обзорную площадку и спрашивал, как у них дела.

По какой-то причине альпинисты прокричали, что у них все хорошо. Ни слова при этом о раненом товарище, или о том, что сами они спускаются крайне опасным маршрутом, да притом еще в снежную бурю. Им оставалось действительно всего чуть-чуть: вбить последний крюк, закрепить страховку и пройти вниз последние 70 метров. Около 2 часов дня Андреас Хинтерштойссер, который шел первым, отвязал страховку, связывающую его с остальными, и стал вбивать последний крюк. И в этот момент на альпинистов неожиданно обрушилась лавина. Хинтерштойссера сразу же унесло в пропасть. Позднее его тело было найдено у подножия Айгера.

Лавина сорвала со стены Тони Курца и Вилли Ангерера. Повиснув на страховке, раненый Ангерер со всего размаха ударился о стену и почти сразу же умер. Наверху удержался только Эдуард Райнер. Однако мощный и резкий рывок обязывающей его страховки, на которой внизу беспомощно повисли два его товарища, порвал ему диафрагму. По другим данным, Райнера удушила обвязка. Наконец, согласно третьей версии, натянувшаяся страховка прижала его к стене, где был острый каменный выступ, который раздавил ему грудь. Эдуард Райнер боролся и умирал около десяти минут. Тони Курц не пострадал. Он оказался висящим над пропастью. Внизу под ним был Ангерер, наверху - Райнер, оба мертвы. Около трех часов дня смотритель тоннеля сообщил спасателям в долине, что вновь попытался докричаться до четырех молодых альпинистов, однако в этот раз ему ответил лишь один голос, который взывал о помощи.

Еще через час команда спасателей была уже у выхода на смотровую площадку. Двигаясь вбок, они дошли до того места, над которым висел Курц, однако не смогли его увидеть: Тони находился от них на высоте около 50 метров за выступом скалы. Единственной возможностью его спасти было подняться выше и вытянуть его наверх, но в условиях снежной бури и быстро надвигающейся темноты это было бы равносильно самоубийству. Спасатели бы никого не спасли и лишь сами бы погибли. Поэтому они прокричали Курцу, что он должен продержаться ночь: наутро они придут и снимут его со скалы. Обратно они уходили под крики Курца, который молил их не оставлять его. Как Тони Курц пережил свою четвертую ночь на стене, болтаясь в снежной буре над пропастью, представить невозможно.

Очнувшись утром, он обнаружил, что во сне с левой руки у него слетела варежка, и рука замерзла, превратившись в застывший крюк. Спасатели пришли, но подняться по стене, чтобы вытянуть Тони Курца, вновь не смогли. За ночь теплый фронт, принесший бурю, сменился холодным, вся Северная стена оказалась как глазурью облита сантиметровым слоем льда. Единственной возможностью для Курца было обрезать веревку, на конце которой висело тело Ангерера, после этого самому подняться наверх до Райнера, снять с него обвязку и по освободившейся страховке спустится вниз к спасателям. Курц обрезал веревку, затем с одной рукой неимоверными усилиями поднялся наверх. Тем не менее, освободив страховку, он понял, что ее не хватит для того, чтобы спуститься вниз.

Чтобы удлинить веревку, он был вынужден единственной рабочей рукой и зубами распутать смерзшиеся пряди каната. На это, по разным данным, у него ушло от трех до пяти часов. По удлиненной таким образом веревке Тони Курц, разумеется, не мог спуститься к спасателем, однако он передал ее вниз, где они привязали к ней другую веревку. Курц стал медленно вытягивать страховку назад. Но тут спасатели заметили, что даже новой веревки не хватит для того, чтобы Курц смог спуститься, и они удлинили ее, привязав узлом вторую веревку. Около полудня, закрепив страховку, обмороженный и едва живой Тони Курц начал медленно спускаться вниз. От спасателей его отделяло около 50 метров. Когда до них оставалось всего 15 метров, Курц наткнулся на узел, который связывал две веревки. И этот узел оказался слишком большим, чтобы пройти через карабин. Изможденный Курц пытался его протолкнуть, как-то ослабить. На глазах спасателей он безуспешно пытался высвободится, наконец, сказал отчетливо, так что его было слышно внизу: "Ich kann nicht mehr" (Больше не могу"), - и обвис.

Тело Тони Курца было снято только через два дня объединенной командой спасателей, прибывших из Германии и Австрии. После этого инцидента власти Швейцарии закрыли Северную стену для восхождения, однако спустя четыре месяца запрет был обжалован в суде и снят. Еще через два года, 21-24 июля 1938 года, немецко-австрийской группе альпинистов удалось покорить Северную стену. И тем не менее: в 1957 году произошел новый несчастный случай - из четырех альпинистов, отправившихся по Северной стене, выжил только один. В 1967 году при попытке восхождения погибли четверо опытных альпинистов из ГДР. А в 2010 году на Северной стене Айгера вновь погибли два немецких альпиниста. Их гибель не менее трагична, чем гибель их предшественников.

Известный британский альпинист Джо Симпсон (Joe Simpson), написавший книгу о Тони Курце и его товарищах The Beckoning Silence, отметил, что самым парадоксальным при восхождении по крайне опасной Северной стене является тот факт, что совсем рядом кипит обыденная жизнь. Слышны голоса туристов, приезжающих на поезде в пятизвездочные отели у подножия Айгера, звон пивных бокалов, которыми чокаются в ресторане, видны люди, беззаботно катающиеся на горных лыжах. Так или иначе, в этом году Северная стена еще раз подтвердила свою мрачную славу.

Стоит отметить, что в 2007 году по книге Джо Симпсона был снят документальный фильм-реконструкция Drama in der Eiger Nordwand, который был показан телеканалом Channel 4 и общеевропейским культурным телеканалом ARTE. В 2008 году в Германии был снят художественный фильм Nordwand ("Северная Стена") о восхождении 1936 года с Бенно Фюрманном и Иоханной Вокалек ("Босиком по мостовой") в главных ролях. В России ни тот, ни другой фильм показаны не были.

Алексей Демьянов

Мир00:0511 декабря
Петр Порошенко

«Запад не контролирует Украину»

Американский эксперт о Порошенко, Донбассе и истинном отношении США к Киеву
Мир00:02 8 декабря

Украина на уме

Европа попыталась договориться хоть о чем-нибудь. Но ничего не вышло