Новости партнеров

Кому быть главным

Союзники не могут определиться с руководством операцией в Ливии

24 марта в Брюсселе продолжились совещания стран-членов НАТО по ситуации в Ливии. Как оказалось, единства по этому вопросу среди участников альянса не наблюдается. Договориться о том, как будет осуществляться руководство международной операцией в североафриканской стране, союзники пытаются уже четвертый день. Между тем, отсутствие компромисса в НАТО ставит под угрозу планы коалиции в Ливии.

То ли вместе, то ли врозь

Уже на этапе подготовки резолюции Совета безопасности ООН 1973 по Ливии было понятно, что достижение полного взаимопонимания по вопросу даже в узком кругу западных союзников - задача непростая. Против силового вмешательства в ливийское противостояние с самого начала выступало руководство Германии, и на голосовании в Совбезе 17 марта ФРГ стала единственной западной страной, примкнувшей к блоку воздержавшихся (в эту группу молчаливых критиков вошли также Бразилия, Индия, Китай и Россия).

Тем не менее, резолюция прошла, и союзники начали активно готовиться к силовой операции, направленной, как было заявлено в принятом ООН документе, на защиту мирного населения Ливии. Активнее других была Франция, чьи самолеты вечером 19 марта первыми ударили по колоннам войск Муаммара Каддафи. Как выяснилось впоследствии, перед операцией французское руководство даже не проконсультировалось с ближайшими партнерами по коалиции - США и Великобританией.

Вообще союзники так торопились с началом военных действий в Ливии, что детального плана кампании, похоже, не разработали. Международная операция разворачивается скорее как набор отдельных налетов, иногда скоординированных (как совместный англо-американский обстрел ливийских ПВО "томагавками"), а иногда - вовсе не согласованных (таковыми могут считаться, например, французские удары по позициям сухопутных войск Ливии или бомбардировка британскими ВВС резиденции Каддафи в Триполи). Название "Одиссея. Рассвет", кстати, носит не вся операция международной коалиции в Ливии, а только операция американского командования.

На дипломатическом уровне царила точно такая же неразбериха. Союзники открещивались от осуществляемых партнерами ударов, и заявления о будущем совместной международной операции поступали самые противоречивые: кто-то говорил, что возглавить операцию должно руководство НАТО, кто-то, напротив, категорически этого не хотел. В понедельник 21 марта в Брюсселе началось совещание стран Североатлантического альянса, которое длится до сих пор. Противоречий оказалось столько, что кое-какие перспективы компромисса начали вырисовываться лишь к четвергу.

Сколько мнений

О том, что руководство операцией в Ливии следует передать НАТО, первыми заговорили в Вашингтоне. Понимая, что негласным лидером международного вмешательства в противостояние в североафриканской стране станут США, администрация Барака Обамы раз за разом подчеркивала, что не намерена осуществлять руководство операцией дольше необходимого. Ни состояние американской экономики, ни общественное мнение не позволят Белому дому ввязаться в новую полномасштабную зарубежную кампанию - все помнят, как дорого обошлись вторжение в Ирак и операция в Афганистане, которая длится уже почти 10 лет.

Позицию США поддержали Великобритания и Италия. Руководства этих стран в один голос заявили, что НАТО является единственной организацией, обладающей необходимым опытом для проведения международной операции такого масштаба. Италия, предоставившая союзникам семь авиабаз в Средиземном море (откуда бомбить Ливию особенно удобно) даже пригрозила закрыть их для союзников, если руководство операции не будет поручено Североатлантическому альянсу.

Однако президент Франции Николя Саркози занял непримиримую позицию: по его мнению, НАТО пользуется в арабском мире настолько дурной репутацией, что ставить альянс во главе операции в Ливии нельзя никак. Вместо этого Париж предложил поручить руководство коалиции государств под общим англо-французским командованием. Кроме того, Франция настоятельно рекомендовала разделить военное и политическое руководство операцией в Ливии и привлечь к принятию невоенных решений правительства арабских стран.

Актуальность такого подхода стала очевидной, когда действия союзников в Ливии раскритиковала Лига арабских государств. Без региональной поддержки любая операция Запада в Ливии вновь поставит НАТО в положение агрессора. Головной боли добавила и позиция Турции - члена НАТО с преимущественно мусульманским населением. Анкара с самого начала выступала против руководящей роли альянса в ливийской операции, а 23 марта президент Абдулла Гюль и вовсе обвинил Запад в оппортунизме.

"Те, кто только вчера были ближе всего к диктаторам и стремились использовать их, сегодня ведут себя неумеренно и вызывают подозрение в наличии тайных замыслов", - заявил Гюль. Пальцем президент показывать не стал, но все и так поняли, кого он имеет в виду.

При условии, что все решения в НАТО должны приниматься единогласно, неудивительно, что совещания в Брюсселе затянулись. В первый день переговоров едва не дошло до драки. Французский и немецкий представители покинули зал после того, как генсек альянса Андерс Фог Расмуссен неосторожно заметил, что Париж и Берлин вставляют НАТО палки в колеса.

Датчанина понять можно: как ни крути, НАТО - детище "холодной войны", и существование альянса через двадцать лет после ее окончания требует некоторых объяснений. Главный козырь руководства НАТО - возможность использования организации с ее опытом проведения международных операций для урегулирования конфликтов по всему миру. И операция в Ливии могла бы проиллюстрировать эту возможность.

Кое-как договорились

Переговоры, таким образом, продвигались со скрипом. К исходу третьего дня единственное, о чем удалось договориться членам НАТО - это начало операции по контролю за введенным ООН оружейным эмбарго. Для этого было решено ввести морскую блокаду, и ряд стран, включая Турцию, согласились послать к ливийским берегам свои корабли. Германия, правда, и в этой операции участвовать отказалась.

Между тем, пока натовские чиновники в Брюсселе выясняли отношения, младшие партнеры по коалиции начали выражать недовольство. Например, Норвегия заявила, что ее самолеты останутся на базах до тех пор, пока союзники не определятся с тем, кому возглавить операцию. Потеря небольшая, с бомбардировками союзники как-нибудь справятся и без Норвегии. Но Осло своевременно напомнил участникам переговоров, что операция сорвется, если не удастся достичь компромисса, который устроил бы всех: и американцев с англичанами, и французов с арабами, и турок с немцами, и лично Андерса Фог Расмуссена.

К началу четвертого дня совещаний такой компромисс начал вырисовываться. Скорее всего, в основу руководства операции будет положен сценарий, отработанный в бывшей Югославии, где решения принимал ЕС, опираясь на вооруженные силы НАТО. Политическое руководство операцией в Ливии будет осуществлять широкая коалиция стран, в которую наряду с западными союзниками войдут и представители арабского мира. А за бомбардировки будет отвечать НАТО - в качестве потенциального командующего называют американского адмирала Джеймса Ставридиса, руководителя сил НАТО в Европе.

По крайней мере, официальный представитель французского правительства Франсуа Баруэн в четверг заявил, что в Париже признали эффективность НАТО во главе военных операций коалиции. В Вашингтоне, в свою очередь сообщили, что согласны поручить принятие политических решений коалиции, в которую войдут представители арабских стран. Даже Берлин согласился косвенно помочь партнерам по НАТО: 23 марта Германия объявила, что увеличит количество своих летчиков в Афганистане, чтобы дать возможность США и Великобритании перебросить силы в Ливию.

А 24 марта в Анкару для переговоров с турецким правительством прибыл адмирал Ставридис. Так что вполне вероятно, что к 29 марта (в этот день в Лондоне пройдет очередной саммит, участие в котором должны принять несколько десятков государств) ситуация с руководством международной операцией в Ливии, наконец, прояснится.

Мир00:02Сегодня

Завтра война

Они утопили Корею в крови на деньги американцев. Такова цена демократии