Новости партнеров

От благодарной прокуратуры

Обвиненным в шпионаже грузинским фотографам дали условные сроки

Разбирательство по делу грузинских фотографов, обвиненных в сотрудничестве с российской разведкой, завершено. После того как фигуранты дела признали вину и согласились пойти на сделку со следствием, прокуратура пообещала им условные сроки. На вынесение приговора в этих условиях суду потребовалось меньше часа. Все четверо фотографов были осуждены условно и освобождены в зале суда.

Финал "дела фотографов" стал неожиданностью. Хотя во время расследования и высказывались предположения, что власти попытаются побыстрее разобраться со скандальной историей (и, возможно, назначат фотографам мягкое наказание), едва ли можно было предположить, что это произойдет так быстро. Первое заседание суда по этому делу должно было состояться лишь в сентябре (сообщалось, что суд пройдет в частично закрытом режиме из-за наличия в деле секретных материалов).

Однако в итоге ситуация стала развиваться по другому сценарию. Двое фигурантов, ранее заявлявших о своей невиновности, признали вину и согласились сотрудничать со следствием. Речь идет о представителе европейского агентства EPA Зурабе Курцикидзе (которого грузинские власти считают агентом ГРУ) и Георгии Абдаладзе - фотографе, который сотрудничал с грузинским МИДом и, согласно официальной версии, передавал Курцикидзе сделанные в разное время снимки и некоторые секретные материалы, которые ему удавалось раздобыть в министерстве.

Оба после задержания отвергли обвинения в свой адрес и на некоторое время объявили голодовку в знак протеста. Абдаладзе даже распространил обращение в адрес президента Грузии Михаила Саакашвили, отметив, что готов "пожертвовать собой за правду и свободу слова". "Я выйду отсюда или живым и правым, или мертвым, но все равно правым!" - заявил он.

Вскоре, однако, и Курцикидзе, и Абдаладзе признали вину. Запись показаний последнего была распространена по ТВ. На записи бывший фотограф МИДа заявил, что сотрудничать с российской разведкой его заставили. По словам Абдаладзе, в 2002 году он, находясь в командировке, был задержан представителями российских спецслужб у границы Южной Осетии. Как утверждает фотограф, его перевезли на южноосетинскую территорию и там побоями и угрозами вынудили к сотрудничеству.

Из показаний Абдаладзе следует, что ему, в частности, поручали вести съемку отступающих грузинских войск во время августовской войны 2008 года, а позднее - добывать в МИДе стенограммы различных мероприятий. Фотограф признал, что материалы он передавал Зурабу Курцикидзе.

Адвокаты фотографов, объясняя, почему их подзащитные перестали отстаивать свою невиновность, заявили, что те подверглись психологическому (а возможно, и физическому) давлению. Адвокат Абдаладзе Эка Беселия (которая известна также в качестве представительницы оппозиции - в прошлом Беселия входила в оппозиционную партию экс-министра обороны Грузии Ираклия Окруашвили) заявила, что ее клиента "криминальными методами пыталась морально сломать государственная машина".

В ближайшее время фотографы, вероятно, сами расскажут об обстоятельствах своего освобождения (из суда, где им был вынесен приговор, они уехали, не сделав никаких комментариев). В целом, учитывая скорость, с которой был завершен процесс, а также достаточно мягкий приговор, можно предположить, что власти были заинтересованы в сделке не меньше, чем фотографы. А возможно, и больше.

Что касается двух других фигурантов: президентского фотографа Ираклия Геденидзе и его супруги Натии (следствие утверждает, что личный фотограф президента передавал Курцикидзе копии документов, содержащих секретную информацию, а его супруга знала о незаконной деятельности мужа и помогала ему), то они дали признательные показания вскоре после того, как были задержаны. Натия Геденидзе вслед за этим была освобождена из-под стражи (ее выпустили под залог).

После того как все фигуранты дела признали вину, события стали развиваться очень быстро. 21 июля стало известно, что все обвиняемые согласны пойти на процессуальную сделку со следствием. Такой механизм, предусмотренный грузинским законодательством, означает, что обвиняемые соглашаются на условные или небольшие сроки лишения свободы, а судебного разбирательства дела по существу, как поясняет Civil Georgia, не проводится. В системе уголовного правосудия Грузии, как отмечает издание, это является весьма распространенной практикой, которая, правда, часто подвергается критике со стороны правозащитников.

Уже на следующий день, 22 июля, грузинская прокуратура сделала заявление, из которого следовало, что сделка практически завершена. В заявлении говорилось, что обвиняемые, согласившись сотрудничать со следствием, предоставили "очень ценные" сведения, касающиеся работы российской разведки в Грузии: по утверждению прокуратуры, это данные о сотрудниках российских спецслужб и их агентах в республике, о задачах, выполняемых "шпионами", о методах, которые используются ими для получения информации.

С учетом этого, как сообщила прокуратура, она намерена просить суд (дело рассматривалось в Тбилисском городском суде) об условных сроках наказания для всех фигурантов. А суд, как оказалось, к такому развитию событий был готов. Примерно в 16:00 по местному времени (около 15:00 - по московскому) началось заседание, на котором, по информации IPN, присутствовали все четверо обвиняемых: Ираклий Геденидзе с супругой, Георгий Абдаладзе и Зураб Курцикидзе.

Суд утвердил процессуальную сделку и назначил наказания. В соответствии с приговором, фигуранты получили по несколько лет условного лишения свободы. Заседание суда, как сообщается, продолжалось меньше часа (около 50 минут).

Прокуратура выпустила вдогонку еще одно заявление, в котором содержались некоторые подробности этого дела (к заявлению прилагались копии документов, обнаруженные, по данным следствия, у фигурантов). По ее утверждению, у Геденидзе, в частности, при обыске были обнаружены материалы о недавнем визите президента Эстонии в Грузию и мерах по обеспечению его безопасности, а также "список уборщиков президентской резиденции". У Курцикидзе, как утверждают силовики, были найдены "планы совместных мероприятий министерства внутренних дел и специальной службы государственной охраны".

В заявлении также были опубликованы номера телефонов, которыми, как утверждает грузинская прокуратура, в 2004 году пользовались сотрудники ГРУ. Впрочем, особой ценности эта информация не представляет. Вне зависимости от того, принадлежали ли эти номера когда-то разведчикам или нет, ими, как выяснило агентство IPN, давно уже пользуются другие люди. Один принадлежит некоему Александру Чихладзе, другой - некоему Арчилу. То, что их номера упоминаются в "шпионском" контексте, оба абонента расценили как недоразумение.

Россия, как сообщалось ранее, все обвинения Грузии, касающиеся нынешнего и предыдущих шпионских скандалов, отвергала.

Руководство Грузии, вероятно, может считать исход очередной "шпионской истории" благоприятным для себя. Расследование дела, из-за которого в адрес властей сыпались обвинения в ущемлении свободы прессы (по одной из неофициальных версий, фотографы поплатились за то, что распространили снимки, сделанные во время жесткого разгона митинга оппозиции в Тбилиси), завершено. Фотографы освобождены, а сделка со следствием, на которую пошли все обвиняемые, снижает пафос оппозиции, записавшей их в "узники режима Саакашвили". Ну и полноценный суд, который должен был анализировать собранные следствием доказательства вины фотографов (доказательства до сих пор выглядели не слишком убедительно), проводить не пришлось.

Бывший СССР00:0415 октября

Тайные националисты

Украинцы умирали в советских тюрьмах. Они мечтали о свободе и своей державе