Новости партнеров

Пожизненное для Оси

Вынесен приговор лидеру "ореховской" группировки

6 сентября Мосгорсуд дал пожизненный срок лидеру "ореховской" группировки Сергею Буторину по кличке Ося. Одновременно к 17 годам приговорен член банды Марат Полянский. Адвокаты осужденных хотят обжаловать приговор. Полянский недоволен сроком, а Буторин вообще не признает вины. Лидер "ореховских" опасается за свою жизнь. Он говорит, что у него много врагов, которые не дадут ему долго прожить в заключении.

По версии правоохранительных органов, бывший прапорщик советской армии Сергей Буторин начал криминальную карьеру в 1990 году, когда ему было 25 лет. Вместе со своим братом Александром он по заказу коллекционера Якова Фельдмана отобрал большое количество антиквариата у коллекционера Виктора Магидса. Однако заказчику коллекцию так и не передали - вскоре после ограбления Фельдмана нашли повешенным в гостинице в Бельгии (смерть признали самоубийством). В итоге Александр Буторин был осужден за разбой на девять лет, но коллекция найдена не была (до сих пор удалось обнаружить лишь несколько предметов из нее).

В правоохранительных органах полагают, что коллекция Магидса осталась в распоряжении Сергея Буторина, вину которого в разбое суд счел недоказанной. Решая вопрос о сбыте антиквариата, Ося познакомился с криминальным авторитетом Сергеем Тимофеевым по кличке Сильвестр. Тимофеев в то время возглавлял действовавшую в Москве "ореховскую" группировку. Буторин вошел в окружение Сильвестра и довольствовался второстепенной ролью, пока в 1994 году лидер банды не был взорван в своем автомобиле. После этого развернулась криминальная война - члены "ореховской" группировки боролись за лидерство, а другие банды пытались отобрать у обезглавленной ОПГ зоны влияния. Наконец главарем "ореховских" стал Буторин.

Некоторые сотрудники правоохранительных органов признавались журналистам, что Ося заставил их пожалеть о смерти Сильвестра. Бывший колхозный тракторист Тимофеев не допускал так называемого "беспредела" и вообще поощрял уход членов банды в легальный бизнес. А новый лидер подошел к криминальной деятельности по-армейски жестко (кстати, при Осе членами группировки стали многие бывшие военные и экс-сотрудники правоохранительных органов, а также спортсмены).

Близкий соратник Буторина Дмитрий Белкин (Белок) прославился тем, что требовал от бизнесменов дань только один раз. "Ореховские" не занимались торгом и угрозами - если человек с первого раза не приносил требуемую сумму, его сразу убивали. С другой стороны, и малейшие попытки конкурирующих группировок обидеть подконтрольных бизнесменов пресекались посредством немедленных расправ.

Не менее жестко у "ореховских" поддерживалась и внутренняя дисциплина - членов группировки убивали за склонность к алкоголизму и наркомании, за намерение выйти из банды, за критику лидеров. Впрочем, некоторые источники отмечают, что во многом такой подход был обусловлен не любовью к порядку, а корыстью. "Чем нас будет меньше, тем больше денег нам достанется", - пояснили впоследствии в суде члены банды братья Пылевы.

В 1996 году Буторин решил "уйти на дно". СМИ сообщают, что он инсценировал свою смерть и пышно "похоронил" себя на Николо-Архангельском кладбище в Москве. Якобы фальшивую могилу можно увидеть до сих пор. Хотя на самом деле с этим не все так просто. Некоторые СМИ публикуют фотографию колумбария, на одной из ячеек которого можно увидеть надпись: "Буторин Сергей Юрьевич, 1964-1996". Хотя, по данным открытых источников, отчество Буторина - Владимирович. А в некоторых репортажах место фальшивого захоронения описывается иначе: "Скромная плита с уже потертыми буквами: 'Сергей Буторин. 1965-1995'". То ли криминальный авторитет на всякий случай захоронил себя два раза, то ли журналисты что-то путают. Впрочем, речь может идти и о тезках - имя и фамилия лидера "ореховских" не такие уж и редкие.

В конце концов, на то могила и фальшивая, чтобы однозначной информации о ней найти было нельзя. Главное в другом - на самом деле Буторин остался жив, сделал пластическую операцию и уехал в Испанию, откуда продолжил руководить бандой. Бегство было предпринято вовремя - уже через два года, в 1998 году, следователь спецпрокуратуры Одинцовского района Юрий Керезь впервые использовал для возбуждения дела 210-ю статью УК РФ ("Организация преступного сообщества или участие в нем"). И касалось это дело именно "ореховских".

Банда попробовала взаимодействовать с Керезем примерно по той же схеме, которая была обкатана при сборе дани с коммерсантов. Однажды вечером Белкин пришел к следователю в кабинет и предложил миллион долларов за закрытие дела. Керезь отказался от сделки и на следующий же день был застрелен. Однако на этом расследование не окончилось, наоборот, за дело взялись с удвоенной силой. Вскоре банда была разгромлена, и в СМИ начали регулярно появляться сообщения о задержании ее членов.

Сообщение о поимке Буторина было опубликовано в 2001 году. Его вместе с Полянским задержали на выходе из публичного дома неподалеку от Барселоны. Но добиться экстрадиции задержанных в РФ удалось не сразу. Сначала испанский суд приговорил россиян к восьми с половиной годам за хранение оружия. Испания лишь в 2003 году ненадолго передала Буторина и Полянского России, чтобы они выступили на суде, где рассматривались дела их соратников. Затем осужденных вернули в Испанию досиживать срок. Вопрос об окончательной экстрадиции был решен после отбытия срока, в 2009-2010 годах. Причем Буторин и Полянский попытались затянуть время, подав прошения о политическом убежище. Однако прошения были отвергнуты, и сначала Полянский, а затем и Буторин были отправлены в российское СИЗО.

В России лидеру "ореховских" и его соратнику предъявили обвинения в организации преступного сообщества, бандитизме и убийствах. Буторин обвинялся в причастности к смерти примерно тридцати человек (в том числе известного киллера Александра Солоника), а Полянский, по разным данным, имел отношение к четырем или шести убийствам. Лидер банды отрицал свою вину, хотя давать показания в свое оправдание не стал, сославшись на право не свидетельствовать против себя. Полянский же пошел на сделку со следствием. Впрочем, разные позиции подсудимых не стали причиной ссоры. Журналисты свидетельствовали, что в суде обвиняемые весело переговаривались друг с другом.

На вынесение приговора, состоявшееся в Мосгорсуде 6 сентября 2011 года, подсудимые явились, одетые по моде девяностых годов - Буторин в "вареной джинсе", Полянский в спортивном костюме "Адидас". Судья приговорил лидера "ореховских" к пожизненному сроку (как и требовало обвинение), а Полянского - к 17 годам колонии (на два года больший срок, чем просил прокурор). В ответ на вопрос, понятен ли осужденным приговор, Полянский промолчал, а Буторин ответил - "Да, понятен".

Позднее адвокаты обоих осужденных заявили, что обжалуют приговор. Адвокат Буторина Ольга Тарасова в принципе не согласна с решением суда, а адвокат Полянского Владимир Бойко сказал, что судья должен был при назначении срока учесть время, отбытое обвиняемым в СИЗО. Полянскому есть для чего стремиться на свободу - журналисты отмечают, что в Мосгорсуде присутствовала его испанская жена. После вынесения приговора она заявила, что переедет жить в окрестности колонии, в которой муж будет отбывать срок.

Буторина же сейчас волнуют отнюдь не романтические вопросы. Он заявил, что опасается за свою безопасность. По словам криминального авторитета, у него много влиятельных врагов, которые не дадут ему долго прожить в колонии.

Следователи тем временем продолжают "подбирать хвосты девяностых". Несколько месяцев назад в Испании был задержан тот самый Белкин, который наводил страх на московских бизнесменов. Это последний из влиятельных членов "ореховской" банды, остававшийся на свободе. Вопрос об экстрадиции Белкина пока не решен, но, если судить по опыту Буторина и Полянского, особых сложностей с этим возникнуть не должно.

Кроме того, продолжается расследование резонансных дел, обвинения в рамках которых впоследствии могут быть предъявлены все тому же Буторину. Во-первых, следователи полагают, что Ося был причастен к убийству Сильвестра. Предполагается, что это он организовал взрыв автомобиля своего предшественника, чтобы стать лидером банды. Также Буторин мог надеяться, что после гибели Сильвестра люди, пострадавшие от действий последнего, откажутся от мести "ореховским". А основания опасаться мести действительно имелись - по данным СМИ, Сильвестр очень не любил выходцев с Кавказа, и при нем именно кавказцы часто становились жертвами банды.

Во-вторых, следователи считают, что в 1994 году Буторин организовал подрыв машины Бориса Березовского (предприниматель тогда получил ранения). Кстати, в начале 2000-х годов СМИ сообщали о связи Буторина с подполковником ФСБ Александром Литвиненко, бежавшим из РФ в Великобританию (и впоследствии погибшим при странных обстоятельствах). Напомним, Литвиненко утверждал, что получил от руководства приказ убить Березовского. Впрочем, построить на основании всей этой информации какую-то четкую версию не представляется возможным. Все имеющиеся сведения очень аморфны. Сам Литвиненко отрицал факт дружбы с Буториным, да и испанские власти, когда рассматривали прошение лидера "ореховских" о политическом убежище, не обратили внимания на эти слухи.

В целом непохоже, чтобы дальнейшее расследование деятельности Буторина вызвало интерес общественности. Очевидно, что большего наказания, чем пожизненный срок, ему уже не назначат (тем более что даже с учетом времени, на протяжении которого подозреваемый скрывался от следствия, сроки давности по указанным преступлениям уже истекли или вот-вот истекут). Таким образом, выдвижение новых обвинений не возымеет прямых и очевидных последствий. Да и вынесение приговора Белкину, и возможное расследование иных эпизодов деятельности "ореховских" вряд ли вызовет особый ажиотаж. Сейчас преступления девяностых годов воспринимаются уже как история - то есть большинству людей эта информация бывает интересна лишь изредка, недолго и в небольших объемах.