Новости партнеров

Лучи из космоса

Причина аварии "Фобос-Грунта" оказалась удобной и недоказуемой

За то время, пока "Фобос-Грунт" болтался на опорной околоземной орбите, было озвучено множество версий о причинах возникновения нештатной ситуации. К тому моменту, когда глава Роскосмоса Владимир Поповкин должен был представить вице-премьеру Дмитрию Рогозину доклад межведомственной комиссии о результатах расследования, всех интересовал один-единственный вопрос: какая же версия победит? Надо сказать, что руководитель Федерального космического агентства не разочаровал - победила далеко не самая очевидная версия, но зато удобная сразу для всех участников этой истории.

9 ноября 2011 года с космодрома Байконур в космос отправилась межпланетная автоматическая станция "Фобос-Грунт". Если отсчитывать от запуска провалившегося "Марса-96" (тогда аппарат не вышел на орбиту и разрушился после входа в атмосферу через 5 часов после старта), то это была первая попытка России отправить автоматическую станцию к другой планете Солнечной системы за последние 15 лет. По плану, "Фобос-Грунт" должен был опуститься на марсианский спутник и с помощью специального манипулятора забрать образцы почвы - совсем немного, граммов сто-двести. В специальной капсуле образцы планировалось отправить обратно на Землю для изучения.

Этим планам не суждено было сбыться - через несколько часов после старта на опорной орбите вокруг Земли у аппарата возникли технические трудности. В результате маршевые двигатели аппарата не включились, и "Фобос" остался на околоземной орбите. До последнего Роскосмос отказывался признать гибель станции - сначала ее обещали перепрограммировать за три дня, потом увеличили время до нескольких недель, говорили, что связь с аппаратом есть, потом - что ее нет, и так далее и тому подобное. Мучения самого аппарата закончились 15 января 2012 года, когда он сошел с орбиты и сгорел в плотных слоях атмосферы (обо всем этом "Лента.Ру" уже подробно рассказывала).

После гибели аппарата история не закончилась - почти сразу новоиспеченный вице-премьер Дмитрий Рогозин взял расследование причин аварии под собственный контроль. При этом он потребовал, чтобы ему был представлен не только отчет о проведенной работе с именами всех виноватых, но и конкретные предложения по улучшению ситуации и - ни много ни мало - развитию отрасли до 2030 года включительно. Сроку комиссии было дано до 25 января 2012 года.

Надо сказать, что первые версии о неполадках появились еще в первый день после запуска. Специалисты на Земле с самого начала говорили о том, что станция на орбите, скорее всего, находится в безопасном энергосберегающем режиме. Причиной этого, в свою очередь, могла стать одновременная (или почти одновременная) перезагрузка основного бортового компьютера и его резерва. По другой версии, причина заключалась в коротком замыкании в системе питания. Забегая вперед, скажем, что первая версия доминировала в течение всего срока обсуждения возможных причин аварии и именно на ней и остановилась межведомственная комиссия.

9 января 2012 года в газете "Известия" вышло интервью главы Федерального космического агентства Владимира Поповкина. Оно было посвящено провалам космической отрасли последних лет. Интервью вышло разумным и взвешенным, за исключением последнего абзаца, в котором Поповкин заявил: "Сегодня нет ясности, почему не запустилась двигательная установка "Фобос-Грунта". Непонятны также частые сбои с нашими аппаратами в тот период, когда они летят над теневой для России стороной Земли - там, где мы не видим аппарат и не принимаем с него телеметрию. Не хочется никого обвинять, но сегодня есть очень мощные средства воздействия на космические аппараты, возможности применения которых нельзя исключать."

Эта версия вызвала бурную реакцию общественности. Некоторые особенно возбудимые личности тут же вспомнили американскую систему HAARP. Эта система, согласно заверениям создателей, предназначена для изучения ионосферы, однако многочисленные приверженцы теорий заговоров считают HAARP климатическим или геофизическим оружием (в России, кстати, тоже есть похожая штука под названием "СУРА"). Впрочем, серьезные специалисты исключили возможность такого воздействия почти сразу - например, в ходе онлайн-конференции на "Ленте.ру" академик Российской академии космонавтики имени Циолковского Игорь Маринин отмел и вариант с диверсией, и с неким воздействием с Земли.

17 января масла в огонь подлила статья в газете "Коммерсантъ". В ней неназванный источник в ракетно-космической отрасли называл несостоятельной версию о перезагрузке бортового компьютера, говорил о том, что наиболее вероятной является версия с коротким замыканием, и завершал свой рассказ утверждением о возможном внешнем воздействии. В отличие от Поповкина, однако, источник заявил, что воздействие скорее всего было непреднамеренным. Его источником могли стать американские радары на атолле Кваджалейн, которые на момент пролета "Фобос-Грунта" якобы следили за астероидами. Всего там установлены четыре обычных радара (ALTAIR, TRADEX, ALCOR, MMW), построенных в 60-70-х годах прошлого века, и прототип XBR от компании Raytheon, обладающий пониженной мощностью, возведенный в 90-е годы.

В этот же день Юрий Коптев, глава Межведомственной комиссии по расследованию причин аварии, заявил, что версию о воздействии радаров проверят на наземных стендах. Американские партнеры восприняли гипотезу о радарах без энтузиазма. В интервью газете The Washington Post представитель Американского космического агентства Боб Джейкобс заявил, что радары атолла Кваджалейн за астероидами не следили. Позже NASA отказалось участвовать в экспериментальной проверке гипотезы о воздействии радаров на "Фобос-Грунт".

Уже 19 января риторика Роскосмоса изменилась: Владимир Поповкин заявил, что гипотеза о внешнем воздействии - только одна из рабочих. В качестве другой снова возник сбой компьютера, отвергнутый несколькими днями ранее неназванным источником "Коммерсанта". После этого появилась надежда на то, что окончательной версией провала миссии признают какие-нибудь приземленные причины - о конструктивных недоработках аппарата к тому времени было сказано уже немало (например, многие возмущались тем фактом, что связь с землей с околоземной орбиты в конструкции аппарата не была предусмотрена в принципе), тогда же заговорили о некоторых дефектных микросхемах, которые якобы использовались при сборке аппарата.

26 января появилась еще одна версия. К этому дню, как мы помним, доклад о результатах расследования должен был уже лежать у Рогозина на столе. Этого не произошло, поэтому о причинах провала снова заговорили неназванные источники в ракетно-космической отрасли. Теперь "Интерфакс" сообщал, что комиссия "признала в качестве основной версию возможного воздействия на космический аппарат плазменного образования в магнитосфере Земли". В качестве причины такого воздействия называлась вспышка на Солнце класса X. Единственная вспышка такого класса, близкая по времени к старту "Фобоса", это выброс активной области AR1339 3 ноября 2011 года. Говорилось, что именно эта вспышка привела к катастрофическим последствиям в ионосфере, в частности, образованию плазменного облака, которое и повредило электронику.

Эта версия, как и многие до нее, сразу же попала под шквал критики. Так, заведующий лабораторией динамики ионосферы Института земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн имени Пушкова (ИЗМИРАН) профессор Марат Деминов заявил следующее: "Такого типа плазменные образования могут возникнуть на определенной высоте, и они обычно на порядок слабее, чем нужно, чтобы оказать какое-то воздействие. Это в принципе невозможно". В свою очередь руководитель центра прогнозов космической погоды ИЗМИРАН Сергей Гайдаш заявил, что официальный запрос от комиссии в его центре получали, но дали ответ, что в этот день показатели космической погоды были далеки от критических.

Утром 31 января, когда доклад комиссии был уже у Поповкина, "Коммерсантъ" опубликовал статью, в которой в качестве основной версии называлась программная ошибка. Хотя эта версия выглядит довольно реалистичной и ранее уже звучала - в августе 2011 года программными ошибками объяснили потерю "Экспресса АМ4", к ней сразу же возникли претензии. Например, что это за программный сбой, который вызвал перезагрузку сразу обоих компонентов системы? По традиции, и эта версия тут же была опровергнута - якобы наземные испытания ничего такого в коде не выявили.

Наконец днем 31 января после совещания Владимир Поповкин озвучил окончательные и официальные выводы межведомственной комиссии. Причиной аварии, в итоге, были названы космические лучи - именно они вызвали перезагрузку бортового компьютера. При этом глава Роскосмоса заявил, что подобный сбой стал возможен в результате недоработки - электроника аппарата не была рассчитана на воздействие космического излучения, которого "нельзя было не учитывать". Что имел в виду Поповкин, до конца не понятно. Если речь идет о высокоэнергетических космических лучах, то они действительно могут пробивать защиту аппарата - это риск, на который приходится идти при космических запусках. Однако вероятность такого события крайне низка, и, главное, оно не объясняет одновременную перезагрузку двух компонент системы. В этом смысле более реалистичным выглядит вариант со сбоем в системе питания.

Если же речь идет о низкоэнергетических космических лучах, то они, по идее, не должны пробивать защиту аппарата. Отказ электроники в этом случае означает, скорее всего, несоответствие техническим требованиям некоторых компонент системы. Как заявил РИА Новости неназванный эксперт: "Где-то я видел замечание, что "наш космический аппарат погиб из-за того, что оказался в космосе". В пользу этой версии говорит и то, что глава комиссии Юрий Коптев, выступая после Поповкина, признал, что 62 процента микросхем на борту имели гражданскую маркировку, в то время как для использования в космосе пригодны только специальные микросхемы с военной или космической маркировкой.

Как бы то ни было, но из двух вариантов руководство космической отрасли взяло лучший. С одной стороны, оно сослалось на непредсказуемость (и недоказуемость) истории с частицами, с другой - заявило, что к виновным из НПО имени Лавочкина (которое делало аппарат) применено административное взыскание, то есть признал некоторые просчеты в проектировании станции. Кто эти виновные и какое именно взыскание они получили, не уточнялось. В общем виновные наказаны, уроки из произошедшего извлечены, публике представлено хоть какое-то, пусть и не совсем понятное, объяснение (надежды на публикацию хотя бы урезанного доклада комиссии, разумеется, нет). Получается, что глава Федерального космического агентства вышел из этой истории с минимальными потерями, не сдав де факто требовавшему крови Рогозину никого из своих.

Насколько это хорошо? Дело в том, что помимо отчета об аварии Поповкин представил план развития отрасли, который включает в себя ряд мер: создание службы контроля качества и сертификации, независимой от производителей техники, совершенствование технологии проектирования и производства изделий, запрет на совмещение должностей главного конструктора и генерального директора и многое другое. Также он отметил, что если с Европой по проекту ExoMars договориться не удастся, то миссию к Фобосу повторят. Сможет ли спасенная Поповкиным команда реализовать первое и не провалить второе, станет ясно в самое ближайшее - по отраслевым меркам - время. То есть, лет через пять.

Наука и техника00:02Сегодня

Еще полетаем

Почему Америка уступила России и пустила к себе самолеты-разведчики
Наука и техника00:0217 сентября

Дурная репутация

Apple выпустила iOS 12. Стоит ли обновляться?