Новости партнеров

Груз 6/05

Российский оппозиционер покончил с собой в голландской тюрьме

Александр Долматов

Активист «Другой России» Александр Долматов покончил с собой в голландской тюрьме. Оппозиционер хотел получить в Нидерландах политическое убежище, но власти отказали ему в этой просьбе и собрались депортировать. В России активиста ждали следователи по «болотному делу», фигурантом которого он мог стать в любую минуту. Вдобавок до бегства из РФ Долматов работал на заводе по производству ракет, что гарантировало ему не самые приятные беседы с силовиками на тему о том, не сболтнул ли он чего лишнего на Западе.

Шестого мая 2012 года в Москве состоялся «Марш миллионов», в ходе которого произошли столкновения между участниками оппозиционной акции и силами полиции. В результате пострадали несколько десятков человек с обеих сторон, но в «болотном деле», заведенном по следам событий, потерпевшими сплошь выступают полицейские. Обвиняемыми и подозреваемыми проходят только активисты из оппозиции. Сейчас за решеткой находится больше 10 активистов, которые, как считает следствие, 6 мая участвовали в массовых беспорядках (так СК РФ называет столкновения на Болотной) и нападали на сотрудников правоохранительных органов.

В «Марше миллионов» 6 мая участвовал и Александр Долматов, сторонник Эдуарда Лимонова и член партии «Другая Россия». Он шел рядом с колонной анархистов и антифашистов, когда та уперлась в кордон ОМОНа на Большом Каменном мосту. «На Болотной я застал начало всех событий, шеренгу омоновцев, которые перегородили мост и даже начали давить на демонстрантов... Не могу сказать, что был самым мирным на Болотной площади. Омоновцы махали дубинками, били всех подряд, в том числе женщин. Я пытался и людей вытаскивать, помогал им встать на ноги, отбивать, собой как-то прикрыть. В итоге меня задержали одним из первых», — рассказывал он «Газете.ру» в конце июня 2012 года.

Александр Долматов 8 июня через Киев улетел в Амстердам. Его отъезд пришелся как раз на период облав на активистов, которые участвовали в «Марше миллионов». 27 мая задержали Александру Духанину, 28 мая — Андрея Барабанова и Максима Лузянина, 7 июня — Степана Зимина, 8 июня — Михаила Косенко. Оппозиционер из «Другой России» не сомневался, что останься он в России, тоже оказался бы под стражей. 8 июня с обыском приходили к его родителям, но самого Долматова уже не застали. По словам оппозиционера, следователь, явившийся к нему домой, сказал его матери: «Правильно Саша сделал, что уехал, ему здесь было бы хуже».

Вскоре после приезда в Амстердам, 13 июня, Александр Долматов обратился к властям Нидерландов с просьбой о предоставлении убежища по политическим мотивам, и его поселили в центр для беженцев. Как пишет «Коммерсантъ», лагерь для беженцев находился под Дордрехтом. «Здесь еда бесплатная, условия хорошие», — рассказывал активист в конце июня. Он не сомневался, что получит убежище.

17 января стало известно, что Долматов покончил с собой. Каким образом он свел счеты с жизнью, не уточнялось. Сначала о смерти российского оппозиционера сообщили правозащитники. Впоследствии информацию подтвердили и официальные органы. Активист покончил с собой в депортационном центре, расположенном в Роттердаме. Долматова уже собирались высылать на родину.

Несколькими днями ранее ему отказали в предоставлении убежища, и активист впал в депрессию. Дважды он пытался вскрыть себе вены, еще находясь в центре для беженцев. «Его откачали и несмотря на это уже на следующий день отправили в депортационную тюрьму. Герт (представитель правозащитной организации United Герт Атес — „Лента.ру“) сказал, что это было абсолютно незаконно, что адвокат не был уведомлен о попытках покончить с собой, совершенных в воскресенье (13 января). Мы не знаем, сколько еще попыток совершил Александр в закрытом центре для депортируемых, пока не закончил свою жизнь», — писала российская правозащитница Оксана Челышева, которая живет в Финляндии.

Она же отправила в посольство Нидерландов в Хельсинки список вопросов голландским властям. Главные из них звучат так: «на каком основании было принято решение отказать ему в предоставлении убежища, несмотря на полную обоснованность и подтверждение политического характера тех угроз, которые он получал в России», «на каком основании готовилась депортация Долматова в Россию в ситуации, когда первый отказ в предоставлении убежища был обжалован и заседание апелляционного суда должно было состояться через несколько дней» и «почему Александру Долматову не была оказана надлежащая медицинская и психологическая помощь после двойной попытки самоубийства, совершенной им в центре размещения беженцев».

Уже сейчас понятно, что ответа на первый вопрос точно получить не удастся. Власти Нидерландов не обязаны ни предоставлять убежище, ни рассказывать, почему они этого не сделали. «Информацию о предоставлении убежища, о процедуре я не могу вам дать. Об этом информация никогда не дается», — сказал полномочный министр посольства Нидерландов в РФ Онно Элдеренбосх.

Власти Нидерландов настаивают на том, что самоубийство не связано с отказом в предоставлении убежища. Как уверяет Элдеренбосх, перед смертью Александр Долматов написал письмо матери, в котором ничего не говорилось про убежище. Голландские СМИ со ссылкой на представителя Минюста сообщали, что в письме Долматов написал о «трагичных, но личных жизненных вопросах».

Однако вряд ли оппозиционер мог спокойно перенести известие об отказе в убежище. По словам Дениса Солопова (антифашиста, который проходил по делу о нападении на химкинскую администрацию и получил убежище в Нидерландах через ООН), Долматов рассказывал ему, что голландские спецслужбы с усердием интересовались его работой. В России оппозиционер работал ведущим конструктором корпорации «Тактическое ракетное вооружение», которое разрабатывает ракеты. Он имел доступ к секретным данным третьего уровня (одного из самых низких). По закону «допуск граждан к государственной тайне по третьей форме оформляется без проведения органами безопасности проверочных мероприятий». Тем не менее, голландцы расспрашивали Долматова о работе, а тот, по словам соратников по «Другой России», говорить отказывался.

В итоге, судя по всему, активист оказался перед сложным выбором: либо рассказывать все о своей работе без гарантий получить убежище, либо молчать и возвращаться на родину, где уже российские спецслужбы, вероятно, не преминули бы «расколоть» шпиона. Летом, впрочем, он был настроен философски: «Уберут так уберут, что поделать. Главное, не совершать преступлений. В СССР была такая статья — побег из страны. Сейчас такой статьи нет. Все мое время работы я строго соблюдал режим работы с информацией. Тем более я рядовой, далекий от серьезных вещей сотрудник».

Лидер «Другой России» Эдуард Лимонов также связал отказ в получении убежища с работой активиста. «Предполагаю, что нидерландским чиновникам было известно, что Долматов нацбол, одним этим уже он был нежелательным иностранцем. Предполагаю также, что на него, ведущего конструктора закрытого КБ, занимавшегося созданием ракет, могло оказываться и давление со стороны спецслужб Нидерландов.Эти два обстоятельства сделали его пребывание в Нидерландах не сладким, а предоставление ему политического убежища проблематичным», — написал он в блоге.

Днем 18 января сторонники «Другой России» возложили цветы к посольству Нидерландов в Москве.

Россия00:0219 сентября

«Гомосексуалисты размножаются с помощью пропаганды»

Они воюют с геями и либералами по всему миру: репортаж «Ленты.ру» из пасти безумия