Мир

Опасней, чем ИГ Почему Евросоюз боится российской пропаганды

Фото: Евгений Биятов / РИА Новости

Европейский парламент приравнял программы канала RT (Russia Today) и новости агентства Sputnik к роликам «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ), приняв с подачи польского МИД резолюцию о противодействии российской пропаганде. По прочтении этого документа складывается впечатление, что для Евросоюза нет большего врага, чем российские СМИ, вещающие на Европу, и будущее ЕС как организации зависит от того, удастся ли уничтожить «гидру кремлевской пропаганды». «Лента.ру» разбирается, почему так произошло.

Еще до голосования документ вызвал яростные споры — многие парламентарии называли его безумным. В проекте резолюции со свойственной польскому МИД прямотой говорится, что ЕС необходимо «должным образом реагировать на информационную войну, ведущуюся Россией». Москва, утверждается в тексте, хочет «разжечь страх и расколоть Европу». Среди самых опасных инструментов Кремля указывались телеканал RT, «псевдоновостное агентство» Sputnik, а также фонд «Русский мир» и агентство «Россотрудничество» — поскольку, как считают европарламентарии, поддерживают оппозиционные партии и НПО в Европе.

В конце концов резолюция, не имеющая законодательной силы, прошла 304 голосами против 179, еще 208 человек воздержались. За документ почти в полном составе проголосовали делегации Хорватии, Эстонии, Венгрии, Литвы, Мальты, Польши и Словении; против — Австрия, Кипр, Франция, Греция, Италия и Португалия. Sputnik уже обратился в ООН, ОБСЕ и ряд международных организаций, жалуясь на нарушение права на свободу слова. Но европарламентарии намерены твердо стоять на своем: по их мнению, Москва ведет против Евросоюза информационную войну.

Доверчивая Европа, коварная Россия

В последние два года теория о том, что Россия ведет наступление на медийных фронтах, стала общим местом в европейских СМИ. Логика такая: Россия пытается при помощи «мягкой силы» заставить Запад сконцентрироваться на внутренних проблемах, чтобы беспрепятственно оккупировать Украину.

«Российская пропаганда, часто маскирующаяся под обычные новости, распространяется через контролируемые государством медиа, — уверяет читателей Дэниэл Кочис из The Margaret Thatcher Center for Freedom, — чтобы запутать и сбить с толку читателей, перенести фокус внимания с Путина и легитимизовать российскую агрессию за рубежом». По его словам, Россия действует разными путями, в том числе при помощи размещения заказных статей и целых разделов в европейских и американских газетах (примером может послужить La Russie d'Aujourd'hui — ежемесячное приложение к французской Le Figaro).

По мнению Якуба Каленского, руководителя европейской внешнеполитической службы по борьбе с российской пропагандой (EEAS East STRATCOM Team), Кремль использует разные инструменты: телевидение в Прибалтике, сайты с фейковыми новостями в Польше, Чехии, Словакии и Венгрии, толпы интернет-троллей в Скандинавии. Но ни одна европейская страна не избежала внимания российских пропагандистов, предупреждает Каленский. Дошло до того, что большинство испанцев считают Россию жертвой западной агрессии, а половина французов верит, что Киев начал войну на востоке Украины. Пугающие данные, что и говорить.

Европарламент голосует за резолюцию о противодействии российской пропаганде

Европарламент голосует за резолюцию о противодействии российской пропаганде

Фото: Vincent Kessler / Reuters

Как полагают в ЕС, тайный план Москвы состоит в том, чтобы первым делом дестабилизировать прибалтийские страны (где много русскоязычных), при необходимости организовать в них мятеж и захватить. Стратегическая цель еще более коварна: смутить просвещенные европейские умы, посеять в ЕС разлад и, наконец, развалить его изнутри. Важная роль в этом отводится российским медиа, на которые так падки доверчивые граждане Евросоюза. Приглядимся же к этим орудиям пропаганды пристальнее.

Скромное обаяние российской пропаганды

Судя по резолюции Европарламента, инструментов завоевания мирового информационного господства у Кремля два: RT и агентство Sputnik. Есть еще армия боевых блогеров, беспощадно «рвущих» оппонентов в комментариях к любой статье, но это тема для отдельного разговора.

Итак, RT. Этот канал, если верить компании Ipsos, в Европе хотя бы раз в неделю смотрят более 36 миллионов человек, в целом по миру — около 70 миллионов. Плюс еще 119 миллионов посетили с начала ноября сайт RT.com, причем большинство — из России. На сайт агентства Sputnik, в свою очередь, за весь октябрь заглянул 41 миллион человек.

Показатели достаточно скромные. Для сравнения, у абсолютно лояльного руководству ЕС канала Euronews охват, по данным на 2016 год, — 426 миллионов домовладений в 158 странах. Почему тогда российские СМИ вызывают такую нервозность?

«Для депутатов Европарламента и для 60-70 процентов европейской политической элиты Россия и информация, которую распространяют российские СМИ, действительно не менее опасны, чем "Исламское государство", — утверждает директор Центра комплексных европейских и международных исследований факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Тимофей Бордачев. — Они в это искренне верят, и у них есть основания так считать, поскольку в обоих случаях речь идет о некоей альтернативе. Пропаганда ИГ предлагает альтернативную версию ислама европейским мусульманам, российская же пропаганда предлагает альтернативное видение мира гражданам Евросоюза. Эта резолюция — проявление серьезного страха перед той информацией, которую распространяют поддерживаемые Москвой СМИ. К сожалению, последние лет 15 европейский проект развивался как безальтернативный, и это сформировало некое спрямленное, линейное отношение ко всем политическим процессам в Европе».

По мнению Бордачева, принятая Европарламентом резолюция ясно продемонстрировала, что отношение к российским СМИ находится в прямой зависимости от того, как то или иное государство ЕС относится к России в целом. «Посмотрите, как распределились голоса при голосовании: от Греции ее никто не поддержал, потому что для Греции, связанной с Россией исторически и цивилизационно, проблемы здесь нет, — говорит эксперт. — А вот делегации стран, чувствующих себя потенциальными жертвами российской агрессии, голосовали "за" практически единогласно».

В поисках альтернативы

Именно это — поиск альтернативной точки зрения, альтернативного источника информации — судя по всему, и толкает среднестатистического европейца смотреть RT. Вот только некоторые отзывы с сайта телеканала.

«RT говорит о том, о чем западные медиа рассказывать не будут и о чем мы не услышим из других источников. Однако их пропаганда, с моей точки зрения, серьезно дискредитирует их позицию».

Студия телеканала Russia Today, вещающего на английском языке

Студия телеканала Russia Today, вещающего на английском языке

Фото: Евгений Биятов / РИА Новости

«С начала так называемой "арабской весны" RT превратился в мой основной источник информации. Уровень манипулятивной пропаганды в западных медиа вырос настолько, что меня буквально от них тошнит. Я всегда пытаюсь докопаться до правды, мне нелегко верить в то, что говорят СМИ, и я не считаю, что государственное медиа в принципе может быть объективным. Но есть большая разница между RT и западными медиа. RT не сводит все к "хорошим парням против плохих парней" и не копирует истерию и дезинформацию, постоянно присутствующие в западных СМИ. И еще мне очень нравится, что RT пускает в эфир тех, кого вы никогда не увидите в мейнстримных медиа. Например, Джулиана Ассанжа. Есть ли там российская пропаганда? Да, но она очень ненавязчивая и умная».

«Я смотрю RT редко, от случая к случаю — например, в отелях во время поездок. Медиа, особенно государственные, не могут быть объективными. Однако я мог бы назвать этот канал честным. Иногда они показывают фейки или одностороннюю информацию — но всегда подают это как взгляд или мнение конкретного репортера. Они, конечно, выдают массу пропаганды, но, возможно, им приходится это делать, так как им за это платят».

Ситуация на Украине — одна из болевых точек в сознании европейского обывателя

Ситуация на Украине — одна из болевых точек в сознании европейского обывателя

Фото: Глеб Гаранич / Reuters

Таким образом, люди на Западе (как и в России) предпочитают не доверять всецело собственным СМИ и хотят получить максимально полный доступ к информации из других источников. Но если для россиян это привычное дело еще со времен СССР, то западные элиты и медиа внезапно совершили неприятное для себя открытие. Одним RT дело не ограничивается: европейцы смотрят и китайское CCTV, и катарскую Al Jazeera, и даже иранское Press TV. Но для многих китайская подача новостей суховата, а иранская немного безумна. Именно российские медиа бьют в самые больные точки.

«Ответственность европейских правительств, кризис солидарности, проблемы с беженцами в Европе, сирийский кризис, Украина, Донбасс — вот что формирует информационную картинку современного европейца, — перечисляет Бордачев. — Поскольку европейские общества — демократические, умонастроения граждан там гораздо важнее, чем в странах с менее развитыми выборными институтами. Поэтому евродепутаты как представители европейской политической элиты и обеспокоены тем, что может быть частично утрачен контроль над волей, над мнением избирателей».

Лучше, объективнее, красивее

Запрос на борьбу с российской пропагандой породил и предложение. Свои методички по противодействию российским СМИ представили американские и европейские аналитические центры — в частности, Center for European Policy Analysis и RAND Corporation. В целом все сводится к трем основным советам: делать собственные сайты и каналы красивее и интереснее, привлекая тем самым аудиторию, выдавать информацию максимально полную и объективную, разоблачая российскую дезинформацию, а также при необходимости физически ее блокируя.

Примеры уже есть: в марте 2016 года в Латвии заблокировали сайт Sputnik, чтобы не допустить распространения российской точки зрения на украинские события. Но очевидно, что это путь тупиковый: любой запрет, любая блокировка лишь усиливают интерес к предмету и демонстрируют шаткость собственной позиции.

А вот первые две рекомендации можно только приветствовать: если подача информации в западных СМИ станет более объективной, а картинка — более яркой, это всем пойдет на пользу.