Банкрот-фронт

Как политики задолжали миллионы и вынуждены жить на 10 тысяч рублей в месяц

Олег Михеев
Фото: Евгений Биятов / РИА Новости

Сразу несколько депутатов разных уровней стали банкротами или собираются ими стать. Правда, далеко не всегда они разорялись именно на политической карьере. «Лента.ру» выясняла, почему некоторые парламентарии живут на грани банкротства и что их ожидает за этой гранью.

В феврале единоросс Андрей Палкин, один из самых состоятельных депутатов Госдумы, попросил суд признать его банкротом. По данным, размещенным на сайте избирательной комиссии Архангельской области, общая сумма доходов Андрея Палкина за 2015 год составила 1,475 миллиарда рублей.

Но перед получением мандата, по словам политика, ему пришлось реализовать все задействованное в бизнесе имущество: он продал сыну многочисленные квартиры и технику с рассрочкой на 10-15 лет. При этом сыну Палкина должны вернуть НДС на сумму более 63 миллионов, а сам депутат должен государству 62 миллиона налогов. «Остается одно — отсрочка платежа, а законных оснований, кроме банкротства, нет», — объяснял он. Депутат утверждает, что «на сегодняшний день это единственный способ не попасть на дополнительные выплаты»: «Я, естественно, не банкрот, просто другим законным способом я пока не могу решить этот вопрос и передать бизнес своим сыновьям».

По закону парламентариям запрещено заниматься предпринимательской деятельностью, они могут в лучшем случае остаться учредителями юрлица. Поэтому работа законодателя сильно понижает доходы, сетовал бывший депутат Госдумы Михаил Слипенчук.

Между тем до банкротства российских политиков чаще доводило их предпринимательское прошлое.

А теперь на диету

На днях в прокуратуре Свердловской области сообщили, что в отношении депутата местного заксобрания Ильи Гаффнера («Единая Россия») возбуждены два административных производства. Речь идет о подозрениях в сокрытии доходов и препятствовании деятельности арбитражного управляющего.

Неприятности у Гаффнера начались еще два года назад, когда он порекомендовал россиянам «поменьше питаться в кризис» из-за выросших цен на продукты. Теперь он сам вынужден ограничивать себя, чтобы расплатиться по долгам, сумма которых превышает 160 миллионов рублей.

По версии следствия, Гаффнер был совладельцем и поручителем по кредиту компании «Шиловское», которая не вернула заемные деньги Россельхозбанку. Осенью 2015 года судебные приставы арестовали скромное имущество депутата (в том числе два ружья Browning B45 и Benelli Argo стоимостью 60 и 50 тысяч рублей соответственно) и на какое-то время запретили ему покидать страну, а уже в июле 2016-го Арбитражный суд признал его банкротом.

На фоне таких репутационных заслуг Гаффнера исключили из политсовета региональной партийной ячейки ЕР и вычеркнули из списка партийных кандидатов на выборах в областное заксобрание. Тот, однако, рук не опустил и пошел в местный парламент в качестве самовыдвиженца по Белоярскому одномандатному округу, где набрал 28,6 процента голосов избирателей, уступив конкуренту из «Российской партии пенсионеров за справедливость».

Сейчас Гаффнер ведет скромный образ жизни — во всяком случае, так предполагается. По решению суда народный избранник может тратить на себя не более 10,6 тысячи рублей, остальные его доходы идут в счет уплаты многомиллионного долга. Неизвестно, однако, следует ли он диетическим рекомендациям, которые давал прежде соотечественникам.

В долгах и без мандата

Экс-депутата Госдумы от партии «Справедливая Россия» Геннадия Ушакова суд в ноябре 2015-го признал несостоятельным и открыл в его отношении конкурсное производство. К иску о банкротстве, по данным СМИ, привел конфликт депутата с бывшим партнером по бизнесу.

По официальным источникам, завсегдатай гольф-клуба и любитель автомобилей премиум-класса имел довольно скромный доход (чуть менее 360 тысяч рублей по итогам 2013 года) и одну квартиру в собственности. В описи имущества, предназначенного на реализацию, значился с десяток предметов обихода: телевизор с тумбой, посудомоечная машина, кофеварка, пароварка, тостер, три кресла, электроводонагреватель и неработающий полотенцесушитель. Как и в случае с Гаффнером, депутат лишился коллекционных ружей. Самым ценным, по признанию самого Ушакова, был ствол Lion («Леон») 1941 года выпуска — охотничье ружье, которое в конце Великой Отечественной войны купил в Австрии его дед, непосредственный участник тех событий.

Расплатился ли бизнесмен с долгами — неясно, однако статус банкрота и слухи о сомнительной предпринимательской деятельности не позволили Ушакову выдвинуть свою кандидатуру на выборах в новый созыв парламента.

Не дотянул до Трампа

В середине февраля был объявлен в федеральный розыск по делу о мошенничестве бывший депутат Госдумы справедливоросс Олег Михеев, который считался одним из самых состоятельных представителей шестого и пятого созывов.

В декабре 2015 года Михеев стал первым в современной российской истории депутатом-банкротом. Тогда он указывал, что не может погасить вменяемые ему долги, так как уже имеет кредитные обязательства на 9,5 миллиарда рублей, а депутатская зарплата составляет 360 тысяч рублей в месяц. И все же Михеев не унывал: он называл свое банкротство «экономическим преобразованием» и приводил в пример действующего американского президента и миллионера Дональда Трампа, неоднократно проходившего через подобную процедуру.

Однако бизнес-карьера Михеева едва ли была такой же успешной, как у Трампа. В 2004-2007 годах политик был совладельцем «Волгопромбанка» и одновременно возглавлял инвестиционно-строительную группу компаний «Диамант». У правоохранительных органов были вопросы сразу к нескольким структурам группы, в том числе по факту неуплаты налогов. В итоге из банка, который тоже косвенно фигурировал в деле, начался массовый отток вкладов, и Михеев продал уже не интересную ему кредитную организацию.

Однако спустя несколько лет, в 2011 году, как предполагает следствие, Михеев изготовил фиктивные финансовые документы о задолженности ОАО АКБ «Волгопромбанк» перед ним и направил исковое заявление о взыскании 2,1 миллиарда рублей с правопреемника — «Промсвязьбанка». Суд, однако, признал задолженность мнимой.

Михеева лишили депутатской неприкосновенности в феврале 2013 года. Помимо покушения на мошенничество в отношении «Промсвязьбанка» он подозревался в причастности к захвату 14 объектов недвижимости Волгоградского моторостроительного завода общей стоимостью более 500 миллионов рублей, а также невыплате «Номос-банку» кредита на 170 миллионов рублей.

Несмотря на все это Михеев не был мгновенно исключен из «Справедливой России». Экс-депутат остается лидером волгоградских справороссов и членом партии, заявляли в региональном отделении через несколько дней после того, как Михеева объявили в федеральный розыск.

Вскоре, однако, финансово несостоятельным гражданам могут закрыть путь в парламент — и не только. В верхней палате подготовлен законопроект, запрещающий банкротам занимать ряд государственных и муниципальных должностей, а также избираться в Госдуму и становиться членами Совфеда. Если же банкротство произошло уже после назначения на пост или получения мандата, то полномочия банкрота, согласно законопроекту, должны быть прекращены.

Только в 2016 году финансово несостоятельными были признаны три депутата нижней палаты, подчеркивают инициаторы поправок. Авторами выступили несколько сенаторов, в том числе глава комитета СФ по регламенту Вадим Тюльпанов и его заместитель Владимир Полетаев. По словам последнего, в региональных парламентах случаев банкротства намного больше, чем в ГД, и наблюдается тенденция к росту. Госдума планирует рассмотреть законопроект уже в марте.