Игры патриархов

РПЦ лишили прав на Украину. Раскол неминуем?

Петр Порошенко и Филарет
Фото: Shutterstock

Вчера, 11 октября, Собор Вселенского Константинопольского патриархата принял решение восстановить Киевскую митрополию, существовавшую до XVII века, и подтвердил намерение предоставить Украине автокефалию. А передача Киевской митрополии под власть Русской православной церкви, в 1686 году, была официально отменена. Таким образом, украинский церковный раскол, обострившийся полгода назад, перешел в правовое поле и официально оформился решением Собора. Помимо восстановления своей власти над Украиной, Вселенский патриарх Варфоломей снял анафему, которую РПЦ наложила на главных раскольников — главу Украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦ КП) Филарета и главу Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ) Макария. Как проходил исторический для Украины Собор и какие последствия он будет иметь для страны и ее Церкви — разбиралась «Лента.ру».

Византийское внешнее управление

«Решение по поводу автокефалии Украине Константинополь примет только когда наступит подходящее время. Мы не хотели бы создавать новых проблем, однако с Божьей помощью будем содействовать тому, чтобы все было мирно», — слова австрийского митрополита Арсения, опубликованные в ночь на 11 октября, огорошили сторонников и обрадовали противников украинской автокефалии. Собор Вселенского Константинопольского патриархата к тому времени проходил уже два дня из трех, и никакой информации о предоставлении Украине церковной независимости оттуда не поступало. Украинские политики и раскольники последние несколько месяцев активно добивались автокефалии для своей страны, но, казалось, дело грозит обернуться очередным поражением.

Однако на третий день работы Собора появилась информация, точнее даже слухи, дающие повод для оптимизма. Якобы с лидеров раскольничьих церквей сняли анафемы, наложенные в самом начале церковного конфликта на Украине, и признали их каноническими иерархами.

Экзарх (посланник) Константинопольского патриарха Даниил, который месяц провел на Украине изучая и подготавливая почву для автокефалии, также излучал оптимизм и был свято уверен в положительном решении Собора. «Доклад прошел замечательно, мы провели встречу с патриархом, а сегодня утром продолжаем. Надеемся, что к концу дня будет официальное сообщение. Думаю, что будет что-то положительное», — сказал архиепископ Даниил.

А пресс-секретарь УПЦ КП Евстратий (Зоря), со ссылкой на свои источники, даже сообщил, что Константинополь признал незаконной «аннексию» Россией Киевской митрополии. Слухи эти казались невероятными, ведь снимать анафему, то есть отлучение от церкви, может только та церковь, которая анафему и наложила. В случае лидеров раскольников это сделала РПЦ. И она имела на то полное право, так как не захватывала, а вполне законно в XVII веке получила от Константинопольского патриархата Киевскую митрополию.

Все сомнения развеяло официальное коммюнике Константинопольского патриарха. Он подтвердил, что приступает к предоставлению Украине автокефалии. На время ее оформления патриарх Варфоломей восстановил в Киеве ставропигию, то есть свое прямое управление.

При этом юридические обязательства перед РПЦ, которой и была передана Киевская митрополия в 1686 году, константинопольский патриарх отменил. Дескать, иерархи канонической Украинской православной церкви Московского патриархата, самоуправляемой в структуре РПЦ, не упоминали Константинопольского патриарха на богослужениях. Тот факт, что Варфоломей снял с Филарета и Макария анафему в обход церковного права, объяснялся тем, что они оказались в расколе не по каноническим причинам, и Вселенский патриарх просто восстановил их в качестве законных иерархов.

Прочь от Москвы

Церковный раскол на Украине случился в начале 1990-х годов. Филарет в 1990 году, на тот момент Киевский митрополит, подчиненный РПЦ, проиграл выборы патриарха и на волне государственной независимости решил добиться независимости уже для своей церкви. Угрозами и насилием он добился провозглашения автокефального Киевского патриархата, однако ни одна православная церковь его не поддержала. На Украине оформилась другая церковь, УПЦ Московского патриархата, каноническая и признанная мировым православием. В начале 1990-х раскол сопровождался захватами храмов, столкновениями верующих, однако со временем все успокоилось.

Новый виток церковного конфликта наступил в 2014 году. На фоне присоединения Крыма к России и начала войны в Донбассе раскольничья УПЦ КП значительно укрепила свои связи с властью и националистами. Патриарх Филарет недвусмысленно отзывался о жителях самопровозглашенных республик: «Не надо думать, что население Донбасса невиновно в этих страданиях. Виновно. И свою вину должно искупить страданиями и кровью. Голосовали на референдуме за федерализацию? Голосовали. Согрешили? Согрешили. Вот это следствие этого греха».

Украинские политики регулярно обвиняли УПЦ МП в работе на ФСБ и Кремль, националисты захватывали ее храмы. В апреле президент страны Петр Порошенко поддержал обращение депутатов Верховной Рады и лидеров раскольников УПЦ КП и УАПЦ к Константинопольскому патриарху Варфоломею о предоставлении стране автокефалии. По православной традиции, патриарх в Константинополе обладает первенством чести и формально считается вселенским, хотя никакой реальной власти не имеет, и между собой православные церкви равны и независимы друг от друга.

В начале сентября Варфоломей направил на Украину своих экзархов для изучения ситуации в стране и подготовки предоставления автокефалии, а уже 25 сентября пообещал предоставить стране церковную независимость.

Казалось, вопрос об автокефалии решен. Тем более, что за несколько недель до Собора Филарет провел встречу с помощником главы Госдепа США по делам Европы и Евразии, с которым обсудил вопросы церковной независимости и национальной безопасности Украины. После этой встречи Государственный департамент официально поддержал предоставление Украине автокефалии. Имея поддержку украинского государства, США и Константиопольского патриарха, Филарет ожидал указа о предоставлении церковной независимости Украине на грядущем соборе в Константинополе.

Интересно, что по информации источников «Страны.ua», в первый день работы Собора Константинопольского патриарха Петр Порошенко в Киеве встречался с митрополитом УПЦ МП Онуфрием. Якобы Порошенко просил не начинать акции протеста в случае предоставления автокефалии. По одной из версий, Онуфрий ответил украинскому президенту «На все воля Божья».

По информации других источников, Порошенко волновало другое. Во-первых, он просил Онуфрия выступить и самому попросить у Варфоломея автокефалии. Тем самым предполагалось решить проблему «неудобного» общения патриарха с раскольниками. Во-вторых, украинский президент просил Онуфрия не накладывать анафему на тех иерархов УПЦ МП, кто захочет присоединиться к автокефальной церкви. Однако по всем вопросам Порошенко получил отказ иерарха.

Амбиции на крови

В РПЦ украинскую автокефалию по прежнему считают угрозой для единства православия. «Константинополь своими действиями переходит красную черту и нарушает единство мирового православия», — заявил пресс-секретарь патриарха Московского и всея Руси Кирилла Александр Волков.

С еще более жестким заявлением выступили в канонической УПЦ МП. «Это решение абсолютно неканонично, потому что эта территория не принадлежит Константинопольскому патриархату. И каким образом он может снимать анафемы? Он не имеет на это никакого канонического права. Думаю, что за такие действия на самого патриарха Варфоломея надо наложить анафему», — сказал председатель Синодального информационно-просветительского отдела Украинской православной церкви архиепископ Климент (Вечеря).

Впрочем, избавленного от анафемы Филарета позиция УПЦ МП, кажется, мало волнует. Комментируя решение константинопольского Собора он подробно изложил свои дальнейшие действия. Сначала будет созван собор УПЦ КП, УАПЦ и тех иерархов УПЦ МП, кто захочет присоединиться к расколу. «А потом будет приниматься решение о получении томоса (указа об автокефалии — прим. «Ленты.ру»), и продолжится процесс объединения с епархиями и монастырями Московского патриархата», — заявил Филарет. При этом он добавил, что был, есть и будет патриархом.

Филарету 89 лет. Последние четверть века он посвятил борьбе за автокефалию и не собирается кому-либо уступать лавры первого национального патриарха. И это может стать проблемой, ведь глава УАПЦ Макарий категорически против того, чтобы главой единой украинской церкви был Филарет. Точно также как и крыло УПЦ МП, которое захочет присоединиться к автокефалии, вряд ли смирится с авторитарным Филаретом и выстроенной под него системой.

Процесс создания на Украине единой независимой церкви дополнительно усложняет проблема радикальных националистов. Они снова взялись за захваты храмов УПЦ МП, дескать, прихожане ходят в «неправильную» церковь. 14 октября националисты отмечают годовщину создания Украинской повстанческой армии (запрещена в РФ). Традиционно радикалы устраивают в этот день факельные шествия и драки с полицией. Сейчас же у праздника радикалов будет еще один повод — церковная независимость от Москвы. По этой причине велик риск захвата храмов и монастырей, в том числе одной из главных святынь православия — Киево-Печерской лавры.

И если Филарет спит и видит, как бы обосноваться в Лавре, то перспектива спровоцировать кровавые столкновения верующих с радикалами ему явно не по душе. Судя по всему, церковный раскол на Украине, в том или ином виде, — неизбежен. А станет ли он причиной столкновений на религиозной почве — мы узнаем уже очень скоро.