Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте

«Молодых матерей сажали за миллиграммы»

В России решили смягчить наказания за наркотики. Это поддержала даже полиция

Фото: Илья Питалев / РИА Новости

В начале марта в Госдуме состоится второе заседание рабочей группы по антинаркотическому законодательству. Это первая попытка на столь высоком уровне смягчить наказания по «наркостатьям». Речь идет именно о потребителях, послабления коснутся преступлений, не связанных со сбытом наркотиков. И если поправки в их теперешнем виде примут, то в некоторых случаях наркопотребителям снизят сроки в два раза — например, с 10 до 5 лет. Самое любопытное, что такие меры частично поддержали в МВД России — а значит, у наркостатей действительно есть шанс стать мягче. Законодательные перспективы большой антинаркотической либерализации выясняла «Лента.ру».

Мягче не бывает

Рабочую группу создали еще в ноябре прошлого года; инициатором стал комитет по госстроительству и законодательству. Группу возглавил член комитета Николай Брыкин, а в ее состав вошли более 30 человек: депутаты, сотрудники силовых ведомств (МВД, ФСБ, СКР и Генпрокуратуры), представители Минздрава, Минюста, правозащитники и члены общественных организаций.

Первое заседание группы состоялось в начале февраля и было закрытым. Как рассказали «Ленте.ру» участники встречи, на ней обсуждался вопрос смягчения наказания за приобретение и хранение наркотиков без цели сбыта, и предлагалось внесение правок в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы. Уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова направила рабочей группе законопроект, который был разработан экспертным советом и обсуждался на его площадке еще с марта прошлого года.

Особое внимание в документе уделяется смягчению наказания по части второй статьи 228 УК РФ — приобретение и хранение наркотиков в крупном размере без цели сбыта. Крупный размер — это, например, 100 граммов марихуаны, 25 граммов гашиша или 5 граммов кокаина. Авторы законопроекта предлагают перенести эти преступления из тяжких в категорию средней тяжести, а также существенно снизить наказания за них: с нынешних 3-10 лет до 2-5 лет лишения свободы.

Смягчить наказания предлагается и по части 3 статьи 228 УК РФ: это те же приобретение и хранение наркотиков без цели сбыта, но в особо крупном размере (таким в России считают, в частности, 100 килограммов марихуаны, 10 килограммов гашиша или 1,5 килограмма кокаина). Сейчас за эти преступления сажают на 10-15 лет — но не исключено, что в будущем минимальный срок будет снижен с 10 до 5 лет тюрьмы.

Шанс на лечение

Впрочем, предложения экспертного совета при УПЧ не ограничиваются одними снижениями тюремных сроков. Еще одна важная мера — внесение изменений в статью 398 («Отсрочка исполнения приговора») УПК РФ. Сегодня она позволяет отложить исполнение приговора для осужденных по наркостатьям на срок до 5 лет, чтобы они могли пройти курс лечения и реабилитации от наркомании. Эксперты предлагают расширить ее действие на часть 2 статьи 228 УК РФ (крупный размер без цели сбыта).

Авторы пояснительной записки к законопроекту (имеется в распоряжении «Ленты.ру») отмечают, что сегодня такие отсрочки действуют лишь для совершивших преступления небольшой тяжести и это «сдерживает развитие лечения». Также в записке приводится статистика: в 2016 году отсрочку для лечения от наркомании получили 69 осужденных, в 2017 году — 61, а в первом полугодии 2018 года — лишь 20 человек. Необходимость смягчения наказаний за наркотики в России инициаторы поправок объясняют тем, что крупный размер запрещенных веществ «в большинстве случаев оказывается относительно крупным».

Дело в том, что по большинству уголовных дел наркотики изымаются в количестве, приближенном к нижней планке крупного размера. При этом опросы наркопотребителей, проходящих лечение и реабилитацию, показывают: некоторые наркотики — например, героин, — на черном рынке можно приобрести лишь от трех граммов. При этом 2,5 грамма официально считаются крупным размером, а потому все героиновые наркопотребители фактически приравниваются к совершившим тяжкое преступление. Именно те, кто попались с несколькими граммами наркотиков, составляют большинство осужденных по части 2 статьи 228 УК РФ. За по-настоящему крупный размер под суд идут единицы.

Между тем именно по этой части в 2017 году были осуждены 35,1 тысячи человек. По данным отчета Судебного департамента при Верховном Суде (ВС) России, 15 тысяч из этих осужденных получили реальные сроки лишения свободы. А в первом полугодии 2018 года из 16,1 тысячи осужденных за решеткой оказались больше шести тысяч человек.

«Существующее положение, когда хранение наркотиков (без цели сбыта, без приготовления к сбыту, без покушения на сбыт) в крупном размере является тяжким преступлением, обеспечивает высокие показатели деятельности правоохранительных органов по раскрытию тяжких преступлений, но не защищает общество, подменяя борьбу с распространением наркотиков борьбой с потребителями», — отмечается в пояснительной записке.

Полицейский вердикт

В октябре 2018 года уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова направила законопроект в МВД, чтобы ведомство определилось со своей позицией по нему. Ответ оказался положительным.

«Проведенный анализ данных судебной статистики Судебного департамента при Верховном Суде позволяет сделать вывод о целесообразности снижения срока лишения свободы за преступления, предусмотренные частью 2 статьи 228 УК РФ, и минимального срока лишения свободы за совершение преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 228 УК РФ», — говорится в отзыве, подписанном замглавы МВД Михаилом Ваничкиным.

Полиция также поддержала и отсрочку для лечения от наркомании для осужденных «за крупный размер». Но смягчать наказания для тех, кого судят за особо крупный размер без цели сбыта, в МВД России желанием не горят.

«Незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ в особо крупном размере, как правило, свидетельствует о значительных масштабах преступной деятельности, в том числе связанной с приготовлением к сбыту наркотических средств или психотропных веществ, и может совершаться в размерах, представляющих повышенную общественную опасность (к примеру, превышающих десятки или сотни килограммов подконтрольных веществ)», — отметили в ведомстве.

«Закладчики — расходный материал»

Как пояснил «Ленте.ру» участник рабочей группы в Госдуме, эксперт Института прав человека Арсений Левинсон, февральская встреча экспертов проходила с открытой повесткой: каждый из присутствующих мог выступить со своими инициативами.

— Высказывалось много разных предложений: по реформированию антинаркотической политики, изменению определения веса наркотиков, — говорит собеседник «Ленты.ру». — Силовики предлагали ужесточить ответственность за оборот аптечных наркотических препаратов. Много говорили о профилактике и реабилитации.

В свою очередь, правозащитники подняли важный вопрос об определении веса в наркотических смесях. По действующему законодательству, размер смеси определяется по ее общему весу, а не по весу активного (наркотического) компонента.

— Если добавить в бочку с водой каплю растворенного героина, с точки зрения нашего законодательства мы получим бочку героина, — отмечает Левинсон. — Конечно, наиболее очевидно это на примере синтетических смесей, где химические вещества нужны в мизерных количествах, а нейтральные компоненты лишь придают объем. И возникает ситуация, когда купить на черном рынке, к примеру, «спайс», можно от 0,5 грамма, а уже 0,25 грамма признается крупным размером.

Институт прав человека в Госдуме также выступил с инициативой об изменении статьи 228.1 УК РФ, которая предусматривает ответственность за сбыт наркотиков. Эксперты предложили снизить минимальные наказания за ряд преступлений, чтобы можно было дифференцировать уголовную ответственность.

— Как правило, по этим составам привлекаются самые низкоуровневые участники распространения наркотиков, — объясняет Левинсон. — Это сами потребители, так называемый «социальный сбыт»: все скидываются, один покупает — и передает другим. Еще одни жертвы этих составов — закладчики, по сути, расходный материал наркобизнеса, постоянно возобновляемый ресурс. Их сажают в огромном количестве, но на борьбе с наркобизнесом это не сказывается никак.

Впрочем, предложения по смягчению статьи 228.1 УК РФ не нашли одобрения у сотрудников правоохранительных органов. В частности, представители Генпрокуратуры отметили, что «из-за привлечения закладчиков не стоит менять Уголовный кодекс».

«Самая репрессивная норма»

На второй встрече группы, назначенной на 6 марта, вновь будут говорить о смягчении части 2 статьи 228 УК РФ (крупный размер без цели сбыта). В беседе с «Лентой.ру» Арсений Левинсон назвал ее «самой репрессивной нормой, по которой чаще всего назначается реальное лишение свободы впервые привлекаемым за наркотики».

— Мы провели исследование с помощью добровольцев, которые откликнулись на наш призыв в социальных сетях, — говорит он. — Собрали на сайтах судов более двух тысяч приговоров, затем программисты собрали еще около 35 тысяч решений. Из 13 тысяч приговоров мы получили информацию о виде и размере наркотиков. В среднем, крупным размером оказывались от одного до нескольких граммов вещества.

Согласно информации правозащитников, половина обвиняемых в хранении наркотиков в крупном размере ранее не имела судимостей, и, больше того, у нее были смягчающие обстоятельства. Тем не менее фигурантов все равно приговорили к реальным срокам лишения свободы — в среднем, на три года.

— Было показано огромное количество дел, где впервые привлекаемых студентов, молодых матерей и отцов, работающих и учащихся сажали за граммы и даже за миллиграммы, — отмечает собеседник «Ленты.ру». — По нашим оценкам, примерно 16 тысяч таких приговоров было за последние два года. Важно и то, что сейчас по части 2 статьи 228 УК РФ наркозависимым невозможно пройти лечение.

Ситуация изменится, если преступление перестанет считаться тяжким и его отнесут к преступлениям средней тяжести. Тюрьма точно не лечит людей — человек должен иметь возможность бесплатно и полноценно лечиться и проходить реабилитацию. Проблема в том, что сегодня государственные приоритеты смещены на правоохранительные способы решения проблемы, которая является не криминальной, а социально-медицинской.

У нас все огромные госресурсы тратятся именно на полицейские способы решения вопроса. С одной стороны — колоссальные ресурсы, которые каждый год тратятся на тысячи уголовных дел и огромное количество заключенных. С другой — развитие реабилитации и медицинских сервисов для наркоманов, программ снижения вреда… в России практически нет.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru
Что происходит в России и в мире? Объясняем на нашем YouTube-канале. Подпишись!