Новая, персональная
Попробовать
Новости партнеров

Заложники Японского моря

У берегов России много лет находят лодки с мертвецами. Кто эти люди и почему они гибнут?

Фото: Aly Song / Reuters

«Лодки-призраки» под флагами Северной Кореи и с мертвецами на борту в последние годы все чаще находят на берегах Японского моря — как с российской, так и с японской стороны. Давно известно, что в чужие воды они заплывают неслучайно: рыбаки из КНДР массово занимаются браконьерством. Но почему эти люди так часто гибнут в море? Расследование, проведенное в 2020 году, показало, что в этой мрачной истории замешан Китай и его непомерные запросы на морские биоресурсы. «Лента.ру» разбиралась, откуда берутся таинственные суда, как китайцы наживаются на корейских моряках и какую роль во всем этом играют планы КНДР по созданию ядерной бомбы.

Воды Японского моря регулярно прибивают к российскому берегу утлые деревянные суда. Местные жители находят на борту рыбацкие снасти, старые газеты с Ким Чен Ыном, а часто и людей. В большинстве случаев — мертвых. Документов у них, как правило, нет, и только по косвенным признакам удается установить, что это тела рыбаков из Северной Кореи. Часто трупы находят на поздних стадиях разложения — и тогда невозможно даже установить причины смерти.

К такой картине на Дальнем Востоке уже привыкли: в последние годы все больше северокорейских лодок прибивает к российским берегам

Экипажи таких лодок порой находят последнее пристанище на кладбище под Владивостоком: над их могилами стоят металлические памятники с красной звездой, а вместо имен — номера. Ни российские, ни северокорейские власти не интересуются этими неизвестными моряками, которых хоронят и на других кладбищах региона, рассказывает Владимир Гороховский, глава похоронного бюро из приморского поселка Ольга.

То же происходит и в Японии. Местные пограничники регулярно находят на побережье лодки с мертвецами. За их телами, захороненными по японским правилам, тоже никто не является. Изначально японцы даже подозревали, что среди рыбаков могут скрываться шпионы из Северной Кореи, однако в реальности на берег выносит обычных рыбаков — жертв непогоды, голода и жажды.

Сколько брошенных лодок, с трупами и без, каждый год прибивает к российским берегам — неизвестно. Однако власти Японии ведут и публикуют полную статистику. По их данным, за последние пять лет к японскому берегу причалили более 500 «лодок-призраков», 158 — в одном только 2019 году. Особенно резко их число выросло в 2017-м, когда ужесточились международные санкции против КНДР.

Ученые из Тихоокеанского океанологического института им. В.И. Ильичева, используя спутниковые снимки, выяснили: хрупкие деревянные лодки составляют многотысячный рыболовный флот КНДР. Немногочисленные стальные суда выводят на буксире из порта целые караваны таких посудин (часто у них пластиковые винты, а вместо якоря — камень на веревке), а в открытом море отпускают их в свободное плавание.

Хлипкие баркасы, толком не подготовленные для морских путешествий, отдаляются от родных прибрежных деревень на сотни морских миль. В последние годы они все чаще промышляют незаконным ловом на севере и на востоке — в экономических зонах России и Японии. А порой заходят и в территориальные воды соседних государств.

Пираты товарища Кима

Осенью, когда в Японском море начинаются шторма, деревянные лодки тонут особенно часто. Баркас может и уцелеть в буре, но если сломается двигатель — экипаж скорее всего обречен на гибель. Некоторых счастливцев прибивает к берегу или подбирают другие шхуны, но так везет не всем — многих ждет смерть от голода и холода.

Те, кому удается выжить и добраться до берега на поврежденных судах, порой находят приют в домах у россиян. Так, семья Геннадия Воробьева, живущая на крохотном российском острове Рейнеке, в прошлом году спасла с потерпевшей крушение лодки четверых корейцев. Они были в тяжелом состоянии и рассказали, что еще трое их товарищей не выжили.

Поиском морских браконьеров занимается Береговая охрана Пограничной службы ФСБ. Пограничникам часто приходится спасать рыбаков с тонущих шхун и ботов, а порой удается поймать их с поличным: так, в сентябре 2019-го силовики задержали сразу 260 человек: восемь рыболовецких судов с большим уловом кальмара — 30 тысяч тушек.

Чаще всего браконьеры сразу сдаются, но так бывает не всегда. В том же сентябре 2019 года пограничная служба столкнулась с вооруженным сопротивлением: экипаж одной из лодок атаковал военнослужащих, ранив нескольких из них. Пограничники открыли ответный огонь, в итоге при задержании пострадали шестеро корейцев, один из них вскоре скончался.

Остальные члены команды пошли под суд. В июле этого года в городе Находке суд вынес приговор первому из них: четыре года колонии строгого режима. Пообщавшись с адвокатом одного из обвиняемых, журналисты France 24 узнали, что они просятся домой — несмотря на то, что по законам КНДР им, вероятнее всего, грозит смертная казнь.

Добыча морской фауны, в особенности кальмара, — один из важнейших промыслов для корейцев. По международным договорам, воды Японского моря поделены между Японией, Россией, КНДР и Южной Кореей. Почему же рыбаки Северной Кореи регулярно покушаются на чужие уловы, отправляются так далеко от своих берегов?

В июле 2020 года некоммерческая организация Global Fishing Watch (GFW) завершила исследование спутниковых данных и объявила о, возможно, крупнейшем в истории случае браконьерства. Речь шла о более чем 3 тысячах северокорейских лодок, замеченных в российской экономической зоне в 2018 году.

Выяснилось, что рыбачить в своих водах корейцы просто не могут: их участок Японского моря занимает сосед с непомерными аппетитами. Пока лодки из портов Северной Кореи отправляются к далеким чужим берегам, их собственный участок «возделывают» китайцы

Сотни судов из гаваней Китая добывают ценные морепродукты в экономической зоне КНДР, хотя делают они это вопреки международному праву. Дело в том, что в 2017 году ООН запретила любой международный рыбный промысел в водах Северной Кореи. Страна отказалась предоставить данные о своей атомной программе. А значит, неизвестно и то, насколько соблюдаются при этом нормы безопасности — и насколько опасно употребление в пищу той рыбы, что плавала в районе возможных ядерных испытаний.

Большие прибыли большого брата

Крупные китайские рыболовецкие шхуны — не чета жалким северокорейским суденышкам. При этом по количественным показателям флот КНР сопоставим с корейским: GFW удалось подсчитать китайские суда на спутниковых фотографиях (современные технологии позволяют видеть через облака и ночью). В 2017 году удалось выявить более 900 китайских шхун, в 2018-м — более семи сотен.

Основная цель этого промысла — мясо кальмаров. Только за эти два года, по подсчетам организации, Китай добыл больше 160 тысяч тонн кальмара.

550
миллионов долларов
могли заработать китайские предприниматели на корейском кальмаре за 2017-2019 год

Возможность получать такие доходы, конечно, предполагает и траты: разрешение на промысел китайские предприниматели покупают у северокорейских властей через различные «серые» каналы — дипломатов, военных, их родственников. В общей сложности за те же два года власти КНДР получили около 120 миллионов долларов — а государству, много лет живущему под санкциями, эти средства просто необходимы.

Такое плотное сотрудничество с КНР появилось не на пустом месте. Пекин, фактически безальтернативный союзник Пхеньяна, еще с 90-х годов преследует свои интересы: в первую очередь выход к Японскому морю, прямой доступ к которому китайцам перекрывают корейские и японские воды. При этом КНР обеспечивает деньгами и инфраструктурой особую экономическую зону соседней страны — портовый город Расон, в котором не работает часть принятых в Северной Корее ограничений на предпринимательство.

Взамен Китаю достается политическое, экономическое и даже военное влияние в регионе

Стоит отметить и всякие полу- и нелегальные практики, к которым уже много лет прибегают китайские и корейские партнеры. Так, портал FishNews еще в 2012 году указывал на данные российских ведомств о том, что КНДР не только выдает китайцам разрешения на рыбную ловлю в своих водах, но и сдает им в аренду собственный флаг для промысла в российских водах. Это порождает сомнения в результатах исследования GFW: можно ли точно выяснить, сколько действительно корейских судов было среди браконьеров, если, по некоторым данным, до половины из них — на самом деле китайские?

Но помимо денег в северокорейский бюджет жителям страны все же нужна еда. И потому сотни и сотни лодок каждый день отправляются на промысел в дальние воды, а их экипажи становятся браконьерами поневоле, попадают в тюрьму или гибнут. Ко всем неподтвержденным, но и не опровергнутым пугающим слухам о КНДР добавился новый: об опустошенных рыбацких деревнях на побережье Японского моря, населенных одними лишь вдовами моряков.

Тяжелое положение северокорейских рыбаков усугубляет еще и то, что всю добытую рыбу распределяет государство. На кадрах France 24, заснятых с китайской стороны границы, видно, как прибывших моряков встречает военная инспекция. Как рассказал журналистам гид-китаец, в Северной Корее действует политика «армия прежде всего» — в первую очередь вся еда достается военным и их семьям.

Как отмечают в Global Fishing Watch, такая практика не идет на пользу экологии, а популяция кальмара за последнее десятилетие сократилась вдвое. Русские рыбаки отмечают, что с ростом числа корейцев заметно меньше стало ловиться и всей другой морской фауны. И отдельная важная проблема состоит в том, как именно нелегалы относятся к промыслу.

На лодках, что прибивает к российским берегам, находят дрифтерные сети, запрещенные в России и других европейских странах. С помощью этих сетей, в длину достигающих 50-60 метров, ловится не только рыба, но и морские птицы — и вообще все живое, что в них попадет. Легко в них запутаться и водолазу, что грозит гибелью — а браконьеры зачастую бросают свои неводы после того, как опустошат их. Япония, активно использовавшая такие сети в середине прошлого века, заметно подкосила экономику советского Дальнего Востока: это событие известно как «дрифтерная катастрофа».

Из-за таких варварских методов промысел угрожает не только крупным популяциям, но и видам, находящимся под угрозой, однако вряд ли это что-то значит для китайских предпринимателей в гонке за прибылью или для гибнущих моряков из Северной Кореи. Ситуация не меняется год от года и закономерно продолжит усугубляться: китайские аппетиты растут, а корейские рыбаки, конечно, не видят альтернативы нынешнему безрадостному положению — у них просто нет иного выхода, кроме как продолжать незаконный и опасный промысел.

Ни Китай, ни Россия, ни западные державы пока не высказали официальных позиций по поводу того, что стало известно GFW. Вероятно, пока всему этому не будет прямых подтверждений, молчание продолжится. А значит российское побережье еще не раз увидит разбитые лодки с сине-красными флагами — и без единой живой души на борту.

Мир00:0128 сентября

Старый бодрый Трамп

Протесты, кризис и коронавирус. Как самый неудачливый президент в истории США может выиграть выборы?
Мир00:0224 сентября
Ёсихидэ Суга

«Отношения с Японией будут только хуже»

Новый премьер Японии — мастер политических интриг. Как он собирается забрать Курилы у России?