Новая, персональная
Попробовать
Новости партнеров

В деле бывшего министра Михаила Абызова нашли нестыковки

Михаил Абызов
Михаил Абызов
Фото: Эмин Джафаров / «Коммерсантъ»

В 2015 году Генеральная прокуратура проверяла тогдашнего министра по делам открытого правительства Михаила Абызова на наличие скрытого имущества, однако нарушений не нашла. При этом сейчас ведомство настаивает на сокрытии Абызовым владения с 2012 года пятью кипрскими офшорами, через которые он незаконно управлял «Сибирской энергетической компанией» (СИБЭКО). Нестыковки в деле экс-министра нашел его адвокат Юлий Тай, передает РБК.

Защитник рассказал, что Абызов подробно раскрывал государству свое владение офшорными компаниями. В 2015 году Альфа-банк пожаловался президенту России Владимиру Путину на наличие у госслужащего скрытого имущества, однако Генпрокуратура и правительство не нашли нарушений. После этого, по данным РБК, вопрос был закрыт.

Сейчас же в иске прокуратуры говорится, что Абызов, будучи советником президента и затем министром, скрывал от контролирующих органов свое участие в капитале нескольких компаний. Речь идет о пяти фирмах, учрежденных в 2007-2009 годах, между которыми была распределена доля Абызова в СИБЭКО: это Vantroso Trading Ltd, Lisento Investments Ltd, Besta Holdings Limited, Kullen Holdings Limited и Alinor Investments Limited. Все они являются соответчиками по иску.

Генпрокуратура считает, что экс-министр «запрещенными способами» управлял компаниями через доверенных лиц и «теневые офисы» на Кипре и в России, скрывал их от контроля и «обогащал себя за счет их эксплуатации в период нахождения у власти». При этом в своих ежегодных справках о доходах он указывал, что является акционером лишь двух российских компаний: «РУ-Ком» и «Промышленные технологии» и что его доли в них отданы в доверительное управление.

В апреле 2017 года, по версии ведомства, Абызов решил продать свою долю в СИБЭКО и, «используя свой статус и авторитет министра», «лично и через доверенных лиц» провел соответствующие переговоры. Средства от продажи акций (32,52 миллиарда рублей) поступили на счета пяти кипрских компаний, открытые в Совкомбанке. Затем часть этих денег была вложена в немецкие гособлигации, что, как считают в прокуратуре, является попыткой скрыть их коррупционное происхождение.

Адвокат пояснил, что в декларациях о доходах Абызова не значились кипрские компании, поскольку они не принадлежали ему напрямую, а по цепочке контролировались его компанией «РУ-Ком». «Чиновник должен сообщить, что ему принадлежат, например, акции "Роснефти" или "Газпрома". Но он не должен и не может указать сотни дочерних, внучатых, правнучатых компаний, принадлежащих "Роснефти" и "Газпрому", в том числе потому, что он их зачастую просто не знает и не может знать», — отметил Тай.

По его словам, то, что СИБЭКО опосредованно принадлежала Абызову через «РУ-Ком» и еще несколько звеньев, не было ни для кого секретом.

Михаила Абызова и его 11 подельников обвиняют в создании организованного преступного сообщества (ОПС) и хищении с его помощью четырех миллиардов рублей. По версии следствия, создавали ОПС сам Абызов, гендиректор группы «Ру-ком» Николай Степанов и его заместитель Максим Русаков. В 2012–2014 годах Абызов, владея несколькими офшорными компаниями, вместе с сообщниками убедил акционеров СИБЭКО и «Региональных электрических сетей» (РЭС) купить у них акции четырех компаний по завышенной цене. Ущерб от сделки составил четыре миллиарда рублей. Никто из обвиняемых вину не признал.