Свобода по-чеченски как очередная дубина для русских парней

Американская радиостанция начала вещание на чеченском языке — ее не смогли остановить ни Госдепартамент США, ни Сергей Ястржембский

Событие, о котором впервые заговорили еще зимой 2000 года, свершилось - спонсируемое Конгрессом США радио "Свобода/Свободная Европа" начало трансляции на Северокавказский регион на чеченском языке. Не только на чеченском, впрочем - часовой блок новостей состоит из четырех пятнадцатиминутных разделов: чеченского, аварского, черкесского и русского. Но если последние три раздела - это рядовой вопрос языковой политики радиостанции, то первый, чеченский, - вопрос политики большой, потому что затрагивает взаимоотношения между дирекцией "Свободы" и помощником президента РФ Сергеем Ястржембским, между Конгрессом США и Госдепартаментом этой же страны и, наконец, между США и Россией.

Рождение идеи

Первым идею обратиться из Праги со свободным чеченским словом непосредственно к чеченскому народу выдвинул теперь уже бывший председатель сенатского комитета Конгресса США по иностранным делам республиканец Джесси Хелмс еще в разгар "дела Бабицкого" в начале 2000 года. Напомним, тогда весь мир, затаив дыхание, следил за злоключениями российского сотрудника американской радиостанции, который был похищен в Чечне непонятными людьми в масках, потом участвовал в странном обмене на пленных российских военных, а потом столь же непонятным образом очутился в Дагестане, где попал в руки российской милиции. После этого состоялся суд, Бабицкий был признан виновным в подделке документов, вину свою не признал и уехал в Прагу приходить в себя.

История эта наделала много шума; в частности, Америка воспользовалась ею как поводом в очередной раз обвинить Россию в преследовании независимых журналистов, которые пытаются объективно освещать обстановку в Чечне. Главный пиар-агент второй российской кампании в Чечнее Сергей Ястржембский отчаянно отбивался от этих обвинений, выдвигая собственную версию истории с Бабицким, но в целом этот эпизод информационной войны, как и положено на войне, больше походил на разговор слепого с глухим, чем на конструктивный диалог. В результате Америка решила наказать Ястржембского и возглавляемое им информационного ведомство, организовав собственное вещание на Северный Кавказ на чеченском языке.

Правда, Конгресс одобрил эту идею не сразу. Потребовался почти год, чтобы инициатива сенатора-республиканца была оформлена законодательно. Когда же это произошло, последовала крайне болезненная реакция Москвы, предупредившей Запад, что в случае начала чеченских радиопередач под угрозу будет поставлена работа собственно московского бюро "Свободы", которое действует в России в соответствии с лицензией от Минпечати, каковую лицензию Минпечати легко может у "Свободы" отобрать.

Между 11 сентября и "куриной войной"

Однако "Свободу" это не остановило, хотя тут же, летом 2001 года, приступить к задуманному она не смогла - сперва нужно было собрать и подготовить соответствующий штат сотрудников. Тем временем грянуло 11 сентября - Россия и США неожиданно для самих себя оказались в одном лагере борцов с международным терроирзмом, и поднимать провокационный вопрос о чеченском вещании американской стороне было как-то неловко. Когда же это все-таки произошло - а как же иначе, если конгрессмены приняли соответствующий закон, а дирекция "Свободы" подготовила ведущих и корреспондентов - в дело вмешался Госдепартамент, которому удалось отсрочить назначенное на 28 февраля этого года начало вещания Северокавказского бюро радиостанции.

По словам директора "Свободы" Тома Дайна, 26 февраля представители Госдепа через голову Конгресса обратились прямо к нему с просьбой отложить вещание на 30 дней. Просьба эта была мотивирована надеждой на то, что между чеченским и российским руководством начнутся переговоры, которые положат начало процессу замирения. Тем временем Госдеп брался уладить вопрос с законом и конгрессменами. Дайн согласился на отсрочку, однако мирный процесс в Чечне так и не начался, а Конгресс с Госдепом, а значит, и с администрацией Буша, договариваться отказался, заявив, что закон есть закон и раз он принят - его надо выполнять. К тому же у американских законодателей появился новый повод обидеться на Россию и пригрозить ей информационной экспансией - праву чеченцев на независимую информацию неожиданно содействовала разразившаяся между Россией и Америкой "куриная война". Так что ведомство Тома Дайна во второй раз начало готовиться к выходу в эфир на чеченском, а заодно на аварском и прочих языках. Очередной день "Х" был назначен на 3 апреля.

Первый блин

Впрочем, Ястржембский тоже не сидел сложа руки, а регулярно предпринимал контрдемарши - например, еще в феврале предупреждал, что российская сторона рассматривает планы руководителей "Свободы" как вмешательство в свои внутренние дела и может "в рамках закона" вынести радиостанции официальное предупреждения. Двух таких предупреждений, говорил Ястржембский, будет достаточно, чтобы лишить московское бюро "Свободы" лицензии на вещание. Правда, подобная мера была бы, скорее, мелкой местью со стороны Москвы, чем по-настоящему действенным средством остановить нежелательное вещание, которое предусмотрительный Том Дайн ведет из своей штаб-квартиры в Праге.

Узнав о том, что чеченцы все-таки услышат "Свободу" на родном языке, Ястржембский решил опередить события: 2 апреля советника-посланника посольства США в Москве вызвали в российский МИД, где вручили ноту с выражением соответствующей озабоченности. С российской стороны было подчеркнуто, что инициирование специфического пропагандистского вещания на Северокавказский регион, в том числе и на Чечню, где в рамках антитеррористической операции предпринимаются активные шаги по противодействию экстремизму и религиозному фанатизму, может осложнить усилия федеральных властей по стабилизации ситуации в этом районе. "Этот шаг не совместим с общей борьбой с терроризмом, с духом формирующихся между Россией и США отношений партнерства", - отмечалось в тексте ноты.

Одновременно была организована широкая кампания по заведомой дискредитации планов "Свободы". Все ответственные лица, связанные с Чечней и прилегающими территориями, - глава чеченской администрации Ахмад Кадыров, полномочный представитель президента в Южном федеральном округе Виктор Казанцев, сенатор от администрации Чечни Ахмар Завгаев, председатель правительства Чечни Станислав Ильясов - дружно выразили недоверие американской радиостанции, подчеркнув, что они не против свободы слова, но не верят в то, что передачи пражского коллектива журналистов на Чечню будут объективными. В довершение выступил и сам Ястржембский, строго предупредив Тома Дайна, что будет внимательно мониторить его передачи на предмет их благонадежности.

3 апреля, ровно в 21:00 по московскому времени, передача Северокавказского бюро "Свободы", освещавшая ситуацию в Чеченской республике, вышла в эфир. Большая часть времени первой трансляции была отведена изложению доклада международной правозащитной организации "Human Rights Watch", которая якобы призывает Организацию Объединенных Наций уделить особое внимание контролю за соблюдением прав человека в Чечне. Кроме того, в передаче обсуждалась статья журналистки "Новой газеты" Анны Политковской о спецоперации федеральных сил в селении Старые Атаги.

Это, разумеется, не могло понравиться Сергею Ястржембскому, у которого имелось собственное представление о том, каким должно быть содержание передач "Свободы". "Логично было бы ожидать, что радио "Свобода" обратит внимание слушателей на содержание принципиально важного приказа командующего ОГВ Владимира Молтенского, который стал поистине событием в общественной жизни республики, вызвав там большой резонанс. Но нет, на проблему был дан только один взгляд. Проблема - действия военнослужащих - была показана односторонне, через призму небезызвестной позиции журналиста "Новой газеты" Анны Политковской", - заявил Ястржембский. В результате действия Северокавказской службы радио "Свободы" были расценены как мешающие проводить антитеррористическую операцию в Чечне. "Первый блин явно вышел комом", - констатировал помощник президента.

А Госдума, в свою очередь, приступила к выполнению плана, которым Ястржембский загодя пугал руководителей "Свободы". Комитет нижней палаты по международным делам начал готовить проект обращения парламентариев к российскому правительству с просьбой отозвать лицензию на вещание у этой радиостанции. По словам Сергея Шишкарева, заместителя руководителя этого комитета, вещание на территорию, где проводится контртеррористическая операция, можно расценить как вмешательство во внутренние дела России. Впрочем, самих кавказцев-"свободинцев" такая реакция не напугала - они, напротив, сочли свой дебют удачным и даже на радостях решили увеличить эфирное время с одного часа до двух.

Конечно, политинформация по-чеченски вряд ли откроет глаза жителям мятежной республики на что-то такое, о чем они сами не знают - репортажи той же Политковской рассчитаны скорее на тех, кто войны никогда не видел, а не на тех, кто живет с ней бок о бок. Поэтому все эти информационные и дипломатические баталии имеют мало общего с заботой о собственно чеченцах, аварцах и черкесах. Северокавказское бюро "Свободы", очевидно, является именно тем, чем оно должно было стать по изначальному плану Джесси Хелмса - очередным инструментом политического и экономического давления США на Россию. Будущее покажет, станет ли он действенным и эффективным, или Ястржембскому с компанией удастся отстоять радиоэфир Северного Кавказа для себя.

Другие материалы
Россия00:0416 декабря

«Рождение внука он отметил запоем»

Как взять на работу мужчину и не облажаться? Отвечает владелица бизнеса