Китайские колокольчики в головах европейских политиков

Французские оружейники спровоцировали международную дискуссию о сущности китайской политической системы

Составитель толкового словаря, из которого взято определение, вынесенное в эпиграф, явно пропустил еще одно свойство оружия - оно является ходким товаром, который может стать одной из важных статей государственного дохода. В ХХ веке оружие уже практически перестало быть только радикальным средством разрешения конфликтов - оно превратилось в причину политических баталий и склок, а также в повод для экономических войн. Гонка вооружений в прошлом и нынешнем веке уже стала коммерческим спортом - новейшие виды оружия создаются не столько ради "поражения живой силы или подачи сигналов", сколько ради того, чтобы продать его покупателям. И в ходе этой гонки военные законы все больше отходят на второй план - их вытесняют законы торговли. Создавая новый вид вооружений, конструкторы думают не столько о том, чтобы оно эффективно служило обороне родной страны, сколько о том, чтобы его можно было выгодно продать.

В Поднебесной все спокойно

Самым ярким примером такого положения вещей стала история с эмбарго на поставки оружия в Китай. Европейский союз ввел этот запрет 27 июня 1989 года в ответ на жестокое подавление китайским правительством народных выступлений по всей стране. Самые жестокие акции проходили с 3 по 4 июня в столице КНР Пекине, где на площади Тяньаньмэнь солдаты Народно-освободительной армии Китая убили сотни демонстрантов, преимущественно студентов. Сколько именно человек погибли в те дни - неизвестно. Точных данных не существует, в первую очередь потому, что солдаты и танки, расправлявшиеся с демонстрантами, заблокировали площадь со всех сторон.

События на площади Тяньаньмэнь дорого обошлись китайским властям - страна на несколько лет оказалась в политической изоляции, против нее были введены экономические санкции, КНР занесли во все мыслимые "черные списки". И это после нескольких лет успешных политических и экономических реформ... Без сомнения, Компартии Китая дешевле было уступить демонстрантам, тем более что требования, которые они выдвигали - борьба с коррупцией, выделение больших средств на образование, повышение зарплат, большая открытость властей для народа - давно уже воплощены в жизнь.

Но что было, то было. Международное возмущение, а следом за ним и санкции, потихоньку сошли на нет. Единственное, чего пока не сделали китайцы, чтобы полностью реабилитироваться в глазах Запада, - не принесли официального покаяния за проявленную жестокость, а также не наказали ряд государственных деятелей, ответственных за решение о подавлении демонстраций. Соверши они эти шаги - и никто не стал бы настаивать на продлении эмбарго. Впрочем, как выяснилось, даже этого от китайцев уже не требуется - Европа простила КНР и без публичного покаяния. На сегодня остались всего два последних противника отмены запрета - США и Япония, но ЕС готова договориться и с ними.

Эмбарго - "за" и "против"

Об отмене эмбарго в Европе заговорили еще в октябре 2003 года, сначала осторожно, затем все настойчивее. В феврале Европарламент отказался пересмотреть условия запрета. Этот вопрос был рассмотрен по предложению Франции и Германии. Однако по настоянию Великобритании, которая, естественно, лоббировала интересы США и Японии, было принято решение оставить запрет в силе. Но ненадолго. В октябре прошлого года французский президент Жак Ширак в беседе с Дзюнитиро Коидзуми "успокоил" его, заявив, что хотя он все равно добьется отмены эмбарго, "никаких значительных изменений в случае отмены санкций против КНР не произойдет".

Можно себе представить, как вытянулось при этом лицо японского премьера - Китай со времен Средневековья является главным врагом Страны Восходящего солнца, а события Второй мировой войны окончательно отбили у Пекина охоту устанавливать добрососедские отношения с Токио. Теперь, когда китайская экономика бьет все рекорды роста, самой неприятной для Японии была бы перспектива того, что Пекин сможет покупать любое оружие в любых количествах.

Другой противник отмены эмбарго - США - руководствуется несколько иными мотивами. Американцы всерьез опасаются, что КНР, получив доступ к высокотехнологичной кормушке европейского ВПК, сможет в короткое время заполучить вооружения и военные технологии, которые сделают его армию и флот гораздо боеспособнее и, в конечном счете, дадут китайцам возможность оккупировать ("освободить" - с китайской точки зрения) остров Тайвань, который предпочитает считаться независимым. Для США Тайвань является своего рода непотопляемым азиатским авианосцем - американцы держат на острове свои военные базы, незаменимые при любом конфликте в этом регионе. На словах США выступают в качестве гарантов демократии и всячески обвиняют Пекин во всех смертных антидемократических грехах. Естественно, в течение всего прошлого года и первых месяцев нынешнего американцы беспрестанно твердили о жутких последствиях отмены "китайского эмбарго".

Однако, несмотря на протесты и угрозы американцев и японцев, о планах Евросоюза по отмене эмбарго летом 2005 года было объявлено официально. 12 января министр иностранных дел Великобритании Джек Стро заявил, что запрет, по всей вероятности, будет снят в течение ближайших шести месяцев. При этом Стро заверил, что торговля оружием с Китаем останется под жестким контролем ЕС. Предательство главного союзника сломило волю Вашингтона к сопротивлению - сделав несколько заявлений различной степени тяжести, американцы сдались. Во время своего официального европейского турне новоизбранный госсекретарь США Кондолизза Райс подтвердила, что американская администрация смирилась с предстоящей через полгода отменой "китайского эмбарго". "Неплохо уже то, что европейцы прислушались к аргументам США", - горько заметила она перед отъездом на родину.

Каким образом европейцам удалось уговорить гордых янки поступиться самым дорогим, что у них есть - демократическими принципами? Аргументы, которые приводили преимущественно французы в пользу отмены эмбарго, даже с точки зрения человека, несведущего в тонкостях мировой политики, выглядят довольно неубедительно:

  • Эмбарго является пережитком Холодной войны, который мешает КНР и ЕС налаживать экономические, политические и культурные связи. Снятие запрета на продажу оружия придаст импульс развитию этих связей и благотворно скажется на обеих сторонах сотрудничества. Однако КНР является членом ВТО, количество товаров, которые производятся в Китае и продаются на европейских рынках, не стоит даже обсуждать, и, кроме того, никакой культурной блокады КНР никто не устанавливал.

  • Эмбарго бессмысленно, так как Китай уже закупил все необходимые вооружения в России. Да, действительно, Китай является одним из крупнейших экспортеров российского оружия и военных технологий. Однако, во-первых, между Москвой и Пекином постоянно возникают трения по вопросам оснащения тех же истребителей современным оружием, которое Россия не хочет поставлять соседу, а во-вторых, качество и технический уровень российских вооружений зачастую оставляют желать лучшего. Во всяком случае, европейцы без труда найдут тот товар, который россияне не успели предложить на этом рынке. Кроме того, рынок электронного оборудования для уже поставленных российских самолетов и кораблей неисчерпаем, учитывая большое их количество в КНР. В настоящее время во многих странах концепция создания новых вооружений сменилась на модернизацию старых, а в этой области высокотехнологичным разработкам европейцев составить конкуренцию смогут, наверное, только израильтяне.

  • Эмбарго лишь подстегивает китайские научно-конструкторские работы в области военных технологий. По словам министра обороны Франции Мишель Аллиот-Мари, "отмена эмбарго является гораздо лучшей защитой, чем его поддержание", так как оно побуждает китайских ученых создавать то оружие, которое им запрещено покупать. "Китай постоянно развивает свою оборонную промышленность, и наши эксперты считают, что в течение ближайших пяти лет китайцы смогут строить такое же современное оружие, которое мы строим сегодня, и они обязательно будут его производить, если не смогут купить", - сказала она. Однако американцы более всего опасаются именно того, что европейские военные технологии, если они попадут в Китай, лишь помогут тамошним ученым создавать более совершенное оружие - у них на руках будут образцы, которые останется лишь разобрать и скопировать. Практически все китайское оружие несет на себе отпечаток советской и российской конструкторской мысли - так уж исторически сложилось, что своей собственной мощной научной базы КНР не создал. Зато копировать и дорабатывать научился очень неплохо.

    На самом деле причины, по которым Европа (в особенности Франция) старается отменить эмбарго, очевидны - европейцы хотят заработать на продаже оружия. Собственно, французы несколько дней назад признались в этом в открытую. По словам сотрудника департамента по закупкам и продаже вооружений Министерства обороны Франции Жан-Поля Пани, дела французской оборонки год от года идут все хуже и хуже - страна сдает свои позиции на всемирном рынке вооружений под натиском компаний из США, России и Израиля. По его словам, несмотря на то, что французы продолжают удерживать третье место в мире (после США и Великобритании) по объемам продаж оружия, французский сегмент мирового рынка сужается.

    По данным, которые привел чиновник, с 1994 по 2003 годы Франция удерживала за собой примерно 12 процентов рынка. Ежегодная прибыль страны от поставок оружия оставляла около пяти миллиардов евро. Однако уже в 2002 году доходы сократились до 4,4 миллиардов, а в 2003 - до 4,2 миллиардов евро. Самыми крупными клиентами французских компаний пока остаются Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Греция, Великобритания, Пакистан и Индия. Вот и все. Так что Франция ищет новые рынки, а дискуссии о Холодной войне и демократии - это не что иное, как этикетка на пакете предложений французского ВПК.

    Цена вопроса

    На самом деле американцы и не думали сдаваться. Просто они поняли, что словами Европу не убедить. И подготовили несколько сюрпризов, которые, возможно, ограничат устремления европейцев на китайский военный рынок.

    Во первых, США пригрозили Евросоюзу введением ограничений на поставки передовых военных технологий, если ЕС не предоставит гарантий, что эти технологии не попадут Китаю после снятия европейского эмбарго на торговлю вооружениями. Учитывая, насколько интегрированы военно-промышленные комплексы стран НАТО, это может серьезно сказаться на боеспособности европейских армий.

    Консервативные республиканцы из Палаты представителей во главе с Дунканом Хантером, председателем комитета по вооружениям, уже пытались в прошлом провести через Конгресс закон, ограничивающий поставки ряда технологий в Европу, несмотря на возражения Пентагона. Кроме того, нижняя палата успешно блокировала попытки военного ведомства расширить оборонное сотрудничество с Великобританией. Теперь у "проевропейских" конгрессменов может не хватить аргументов против подобных законов.

    Еще одним инструментом давления на Европу могут стать американские контракты европейских оборонных компаний. По данным американского издания Business Week, почти все компании из Европы имеют интересы на американском рынке. К примеру, итальянская компания Finmeccanica, которая владеет вертолетостроительной фирмой AgustaWestland, недавно заключила контракт на постройку вертолетов для самого президента США. Этот выгодный контракт может рухнуть в одночасье из-за протестов конгрессменов, которые пообещали провести расследование обстоятельств, при которых тендер на создание нового президентского вертолета выиграла компания, созданная с участием иностранного капитала. Другой европейский концерн - EADS - также связан с США несколькими крупными контрактами и, кроме того, ожидает подписания еще нескольких, решение по которым пока не принято.

    Итак, судьба китайских поставок теперь целиком зависит от того, насколько талантливыми политиками покажут себя европейцы. Смогут ли они провести свой торговый корабль между Сциллой американского гнева и Харибдой китайских аппетитов? Пока что все те, кто отчаянно защищает отмену эмбарго, оговариваются, что одновременно будет создан некий новый кодекс саморегулирования - Европа будет ограничивать свои предложения таким образом, чтобы и США не обидеть, и самим внакладе не остаться. Вот только будут ли эти предложения востребованными в КНР? Время покажет.

    Павел Аксенов

  • Другие материалы
    Бывший СССР00:02Сегодня

    Остановим Русский мир!

    Белорусские добровольцы сражаются в Донбассе за независимость своей родины