Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте
Новости партнеров

...С чадами и домочадцами

Генпрокуратура прибегла к последнему средству, чтобы заставить Ходорковского эмигрировать

"Если стоит задача выкинуть меня из страны или посадить, то лучше посадить, но политэмигрантом я не стану", - с такими словами Михаил Ходорковский, тогда еще преуспевающий бизнесмен и глава НК "ЮКОС", выступил на пресс-конференции в октябре 2003 года, за три недели до своего ареста.

О своей будущей судьбе бизнесмен тогда еще ничего не знал, но тучи над его головой сгущались: 19 июня 2003 года был арестован начальник 4-го отдела службы внутренней и экономической безопасности "ЮКОСа" Алексей Пичугин, а через две недели, 2 июля, под арест попал и ближайший соратник Ходорковского - председатель совета директоров МФО "МЕНАТЕП", совладелец "ЮКОСа" и по совместительству один из самых состоятельных российских бизнесменов Платон Лебедев. Ближе к осени тогдашний заместитель генерального прокурора России Владимир Колесников высказался совершенно недвусмысленно: "Я лично не хотел бы, чтобы Ходорковский сидел за решеткой".

"ЮКОС" и Генпрокуратура

Все ожидали, что молодой и честолюбивый предприниматель сделает из этих слов правильные выводы и предпочтет уехать. "Ходорковскому в конечном счете уготована дорога в Лондон", - утверждал тем же летом другой опальный российский олигарх Борис Березовский, к тому времени уже перебравшийся из Москвы на берега Темзы. Полагали так и другие. Но Михаил Ходорковский был тверд. Приняв решение связать свою жизнь с Россией, он дождался ареста, затем - суда и, судя по всему, скоро дождется и приговора.

Сегодня, после всех событий вокруг НК "ЮКОС", после фактического раздела основных активов компании руками государственных структур, всем уже ясно, что Ходорковский прежде всего мешал властным структурам получить по возможности полный контроль над нефтяными запасами страны. Сам опальный олигарх, вот уже полтора года коротающий время в СИЗО номер 4 на территории тюрьмы "Матросская тишина", не раз во всеуслышание заявлял, что его посадили для того, чтобы лишить бизнеса. Правда, говорил Ходорковский, он никак не предполагал, что для этого Кремль станет дробить и разрушать сам "ЮКОС" - успешную компанию, приносящую стабильно высокий доход. Но так или иначе, у людей, еще в 2003 году прицеливавшихся на строительство в России госкапитализма, не было выбора: Ходорковского надо было удалить так или иначе, причем власть явно предпочитала видеть его политэмигрантом, чем зэком - так хлопот меньше.

Власть как в воду глядела: арест главы "ЮКОСа" вызвал очень бурную реакцию как в самой России, так и за ее пределами, и в результате политический вес московского сидельца стал быстро расти (а капитализация "ЮКОСа", соответственно, падать). Вскоре Ходорковский прямо из тюрьмы стал выступать с громкими идеологическими и даже политическими заявлениями, явно претендуя на роль лидера определенных, достаточно влиятельных, кругов российского общества. В либеральных СМИ стали поговаривать, что после своего освобождения Ходорковский мог бы составить сильную оппозицию любому кандидату на любой из высших постов страны, вплоть до президентского. Стало ясно, что выпускать его теперь нельзя еще и по этой причине.

Но нельзя же и держать человека в тюрьме всю жизнь, даже если он обвиняется в хищении у государства нескольких миллиардов долларов и в создании преступной группировки. К тому же по ходу слушания дела Ходорковского-Лебедева-Крайнова пристрастность и необъективность "басманного правосудия" стали настолько очевидны всем наблюдателям, что стало понятно: много бывшему главе "ЮКОСа" не дадут. Гособвинитель Дмитрий Шохин запросил для Ходорковского и Лебедева наказание в виде лишения свободы сроком на десять лет для каждого, но к этому времени даже сами прокуроры за истечением срока давности отказались от своего первоначального обвинения - якобы имевшего место незаконного присвоения Лебедевым и Ходорковским 20 процентов акций ОАО "Апатит" в 1994 году. Да и совсем уж не учитывать общественное мнение суд не может - если бывшие совладельцы "ЮКОСа" получат максимальный срок, на Россию обрушится новая волна критики. Но если дать Ходорковскому, скажем, пять лет, то через каких-нибудь три года, учитывая срок, уже проведенный им за решеткой, он выйдет на свободу. А через три года в России - новые президентские выборы.

Но нет предела глубине прокурорской мысли. И вот 30 марта, сразу после вынесения приговора бывшему сотруднику Михаила Ходорковского Алексею Пичугину, которого присяжные приговорили к 20 годам лишения свободы в колонии строгого режима, гособвинитель Камиль Кашаев, выступая на пресс-конференции в Москве, заявил, что дело Пичугина еще не закончено. Более того, в нем, оказывается, появился новый фигурант - отец бывшего главы НК "ЮКОС" Борис Ходорковский.

Напомним, что присяжные признали Пичугина виновным в убийстве супругов Сергея и Ольги Гориной, бесследно исчезнувших в ноябре 2002 года, а также в покушении на убийство советника мэра Москвы по общественным связям Ольгу Костину. Якобы сначала Горин по просьбе Пичугина организовал покушение на Ольгу Костину, а потом стал шантажировать Пичугина фактом этого "заказа", обещая рассказать все правоохранительным органам, если Пичугин, тогдашний шеф безопасности "ЮКОСа", не устроит его на работу в компанию. По версии следствия, эти угрозы и стали мотивом, из-за которого Пичугин пошел на убийство Горина и его жены. Так вот Кашаев, обращаясь к журналистам, рассказал, что имя Бориса Ходорковского упоминается в показаниях одного из свидетелей по делу Пичугина, который показал, что за полгода до своей смерти - в мае 2002 года - Сергей Горин "с другом ездил на дачу к отцу Ходорковского, где состоялся разговор", длившийся более полутора часов.

Оказалось, что прокурору известно и содержание этого разговора. "Горин проинформировал отца Ходорковского о заказах, убийствах", - сказал Кашаев. По словам гособвинителя, на встрече с Борисом Ходорковским Горин также заявил, что если ему не заплатят вознаграждение за выполненные "заказы", "он все расскажет". На вопрос журналистов, почему следствие не привлекает Ходорковского-старшего и не предъявляет ему никаких обвинений, Кашаев заявил, что в данный момент он не хочет комментировать эти обстоятельства.

О том, что самое непосредственное отношение к "делу Пичугина" имеет другой крупный владелец акций "ЮКОСа" Леонид Невзлин, российская Генпрокуратура говорит уже давно и даже не раз делала попытки арестовать этого человека, проживающего в настоящее время в Израиле. Но о том, что в "деле Пичугина" фигурируют еще и Ходорковские (да-да, и Ходорковский-младший - а иначе зачем Сергей Горин стал бы жаловаться на Пичугина Ходорковскому-старшему, который никогда и нигде не фигурировал как лицо, имеющее какой-то вес в компании сына), общественность услышала впервые. И сразу поняла - это неспроста.

Судя по всему, нелепое обвинение пожилого человека в причастности к темным махинациям юкосовских боссов - не что иное как еще одна попытка надавить на Ходорковского и все же склонить этого упрямого человека к бегству из России. План предельно прост: как заявил сегодня все тот же Кашаев, следствие по ряду эпизодов, в которых обвиняется Алексей Пичугин, не закончено. Как это совместить с прозвучавшим сегодня судебным приговором Пичугину, непонятно, но, наверное, дело не юридических тонкостях, а в главном: следующим фигурантом по делу об убийствах и покушениях станет отец Михаила Ходорковского. При всей фантастичности подобного развития событий у него есть одна очевидная цель, которая описывается одним-единственным словом - шантаж.

Никто не хочет больше никакого "ЮКОСа", но если это потребуется для того, чтобы заставить платить налоги, правительство пойдет на это.

Игорь Шувалов, помощник Владимира Путина

Нетрудно предположить, что будет дальше. Суд над бывшими совладельцами "ЮКОСа", суровый обвинитель, красноречивый адвокат, строгий, но справедливый судья, и в результате - мягкий приговор, позволяющий российскому руководству продемонстрировать на весь мир, что никто не хотел преследовать Ходорковского по каким-то там политическим мотивам, а просто закончилось обычное дело о финансовых махинациях. Вот и помощник президента РФ Игорь Шувалов только вчера заявил, что "ЮКОС", собственно, попал под пристальное внимание Генпрокуратуры случайно, что сама по себе нефтяная компания была отнюдь не хуже других, но надо же было подвергнуть кого-то из олигархов показательной порке, вот и остановились на "ЮКОСе", чтобы дать урок всем, кто использует схемы минимизации налогов.

А так как Ходорковский сидит уже полтора года, да и повод для амнистии всегда найдется, то можно будет со спокойной совестью выпустить его на свободу. Да и Лебедева заодно, чтобы закрыть это дело. Но при одном маленьком условии - чтобы бывший глава НК "ЮКОС" собрал в охапку оставшиеся у него чемоданы и со всеми своими чадами и домочадцами навсегда покинул просторы России.

И ему будет хорошо, и нынешней кремлевской власти спокойно.

Дмитрий Иванов

Другие материалы
Бывший СССР00:03Сегодня

«Кому-то расскажешь — перережу глотку»

Сотни женщин в Армении рассказали о насилии и инцесте. Теперь их травят даже политики