Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Война за 19-летнего капрала

Захват израильского военнослужащего с каждым часом приближает сектор Газа к войне

События, последовавшие за тщательно спланированным нападением палестинских боевиков на расположение израильских военных вблизи границы с сектором Газа, сплелись в тугой и противоречивый клубок. Распутать его, не спровоцировав новый виток насилия в регионе, будет крайне тяжело.

25 июня, ровно в 4 часа…

Не более десятка палестинских боевиков проникли на территорию армейского поста близ пограничного перехода Керем Шалом по туннелю, заранее прокопанному под разделительным забором, отгораживающим палестинские территории от Израиля.

Затем они разбились на три группы, перед каждой из которых были поставлены отдельные цели. Нападение началось в предрассветный час, когда большая часть личного состава израильского поста спала.

Первая группа выстрелом из противотанкового гранатомета превратила в груду металла БТР, в котором на тот момент никого не было. Вторая группа напала на долговременную огневую точку израильтян, вступив в бой с находившимися на позиции солдатами. Третья атаковала танк, в котором находился расчет. Гранатометным выстрелом машина была повреждена, а находившиеся в ней солдаты получили ранения. Один из раненых, 19-летний капрал Гилад Шалит, был вытащен нападавшими из танка и уведен с собой.

В итоге боя, четверо израильских военных получили ранения, двое погибли и один попал в плен. Отступая, палестинцы (по их словам) потеряли двух человек убитыми. Израильтяне говорят о трех уничтоженных ими боевиках.

Скрылись боевики с пленным тем же путем, которым проникли на сопредельную территорию. Уходя, они взорвали за собой вход в туннель с израильской стороны.

Спустя несколько часов исламистская группировка "Комитеты народного сопротивления" распространила заявление, в котором взяла на себя ответственность за эту атаку. Представитель этой организации Абу Муджахид рассказал, что содействие в организации и осуществлении нападения им оказывали члены "Бригад Иззеддина аль-Кассама" - боевого крыла движения ХАМАС, а также сторонники "Исламской армии" - ранее неизвестной группы, которая, как позднее выяснилось, тоже имеет некоторое отношение к ХАМАСу.

Абу Муджахид похвалил своих соратников за проведение "шокировавшей сионистов" операции и пояснил, что она явилась ответом на убийство лидера "Комитетов народного сопротивления" Джамала Абу Самхаданы, который погиб от взрыва израильской ракеты в начале июня.

Бессильная мощь

Несложно предугадать ответные действия Израиля в том случае, если бы нападавшие ограничились расстрелом солдат и боевой техники противника. Ранее в подобных случаях в Газу вводились танки и солдаты, сотни арабов, подозреваемых в причастности к террористической деятельности, подвергались обыскам и арестам. Авиация проводила операции по точечному уничтожению лидеров различных экстремистских группировок.

Подобная тактика традиционно еще сильнее озлобляет террористов, но израильским обществом, требующим немедленной и жесткой реакции, воспринимается с одобрением.

Однако в ситуации, когда в руках боевиков находится хоть и раненый, но живой израильтянин, подобные мероприятия невозможно провести, не подвергнув серьезному риску жизнь пленника. А жизнь каждого военнослужащего - вне зависимости от звания или боевых заслуг - один из краеугольных камней военной доктрины израильского государства.

Войска незамедлительно были приведены в боевую готовность. Генеральный штаб развернул на границе с сектором танки, БТРы, другие боевые машины и тысячи солдат. В небе над Газой появились самолеты и вертолеты ВВС Израиля. Однако отдать приказ к наступлению всей этой силе никто не может: жизнь одного солдата стоит больше, чем десятки нейтрализованных террористов.

Премьер-министр Эхуд Ольмерт, министр обороны Амир Перец и прочие израильские руководители не перестают выступать с грозными заявлениями в адрес похитителей, обещая им страшные кары, если с головы солдата упадет хоть один волос. Самое меньшее, чем угрожают палестинцам - это полномасштабное вторжение в сектор Газа и жесткое выкорчевывание всей тамошней террористической инфраструктуры.

Будучи не в состоянии наказать реальных организаторов и исполнителей нападения, Иерусалим возлагает вину за произошедшее на правительство автономии. Несмотря на то, что все члены палестинского кабинета министров давно вышли из движения ХАМАС, в Израиле их все равно относят к руководителям радикалов.

Многие члены кабинета Ольмерта не скрывают своего горячего желания выкрасть или даже уничтожить своих палестинских коллег и премьера автономии Исмаила Ханию. Причем общественное мнение полностью разделяет эту позицию. Но все эти планы лежат скорее в умозрительной плоскости и имеют слабое отношение к реальному разрешению проблемы: действия против высшего палестинского руководства не только не помогут освободить похищенного капрала, но и приведут к новым нападениям и терактам.

Поэтому Ольмерту в данной ситуации приходится особенно несладко: с одной стороны он испытывает жесточайшее давление со стороны оппозиции и общества, требующих от него решительных действий. С другой - военные и служба безопасности Шин Бет объясняют, что "решительные действия" - это кратчайший путь к гибели Шалита и новому витку кровавого противостояния в регионе. А подобное развитие событий приведет к еще более жесткой критике внутри страны и возможному краху нынешнего правительства.

Пока же глава израильского кабинета министров может уповать только на разведку, которая бросила все силы на поиски похищенного, и на МИД, который добивается оказания международного давления на палестинцев и смог подключить к переговорам по освобождению капрала европейских и арабских дипломатов, работающих в секторе Газа.

Войска на границе с вотчиной ХАМАСа сейчас призваны оказывать только психологическое давление. Вторжение начнется только в том случае, если Шалита освободят или убьют.

Подкоп под мир

Пока Израиль грозит смертью Исмаилу Хании и его министрам, а населению сектора Газа - вторжением, реальные организаторы и исполнители нападения на армейский пост наблюдают за происходящим с чувством глубокого удовлетворения.

По данным из палестинских и израильских источников, планирование, финансирование и руководство осуществлением операции осуществлялось из Дамаска, где находится глава политбюро ХАМАСа Халед Машаль. Именно его называют самым радикально настроенным из лидеров движения и ему приписывают организацию большинства вооруженных провокаций ХАМАСа за последнее время. Так, в апреле текущего года в Иордании была задержана большая группа подручных Машаля, переправлявших в эту страну оружие и взрывчатку с целью организации терактов против иорданских властей.

Сам Машаль не отрицает своей причастности к нападению и призывает своих сторонников в Газе не отпускать пленника, не добившись значительных уступок со стороны Израиля.

По мнению людей, близких к главе политбюро ХАМАСа, нападение, помимо прочего, должно было продемонстрировать отношение радикального движения к сообщениям о достижении компромисса между правительством и главной автономии по вопросу о запрете операций против израильских интересов вне территории автономии.

Этот пункт так называемого "предложения заключенных", равно как и упоминание в этом документе права Израиля на существование, вызвали самые жаркие споры между Исмаилом Ханией и Махмудом Аббасом, а также их сторонниками. Нападение на израильский пост произошло в тот самый момент, когда стороны уже были готовы объявить о достижении взаимопонимания.

Халед Машаль, проживающий в Сирии, имеет немало сторонников среди членов движения ХАМАС и фактически осуществляет руководство действиями "Бригад Иззеддина аль-Кассама". Боевое крыло ХАМАСа предпочитает выполнять приказы крайнего радикала Машаля, нежели умеренного Хании, который, к тому же, уже давно формально не состоит в движении ХАМАС.

Халед Машаль вполне доволен действиями своих сторонников. Фото AFP
Халед Машаль вполне доволен действиями своих сторонников. Фото AFP

Машалю было необходимо новое обострение ситуации в Газе для того, чтобы повысить влияние своих собственных сторонников, которых последователи Хании стали постепенно оттирать от рычагов управления движением и его финансовых потоков. Кроме того, нормализация обстановки в автономии, признание Израиля и запрет на операции против "сионистов" делает воинственную риторику Машаля и его подручных никому не интересной - кроме них самих.

Проще говоря, председатель политбюро, организовав нападение на израильтян, напомнил о себе, повысил собственный авторитет среди населения автономии, а заодно и посадил в лужу Ханию и Аббаса, которым теперь надо как-то оправдываться перед жаждущим их крови Ольмертом.

Несмотря на серьезное обострение ситуации, Аббасу с Ханией все же удалось прийти к общему мнению относительно "предложения заключенных" и согласовать все спорные моменты. Однако в условиях, когда у границ Газы стоят три тысячи израильских военных, танки и БТРы, а в воздухе барражируют вертолеты ЦАХАЛа, ценность заключенного соглашения стремительно девальвируется. Если начнется полномасштабное вторжение с уличными боями и ликвидацией членов палестинского руководства, план, открывающий дорогу к диалогу с Иерусалимом, можно будет выбросить на свалку истории. Туда же, кстати, рискуют отправиться и нынешние палестинские лидеры: на войне их таланты переговорщиков никому не потребуются. А на передний план выйдут выдвиженцы Машаля из боевого крыла ХАМАСа и подобные им люди.

В результате на Ближнем Востоке ситуация осложнится настолько, что успокоить ее можно будет только через долгие годы.

Таким образом, один подкоп, десяток боевиков и единственная относительно удачная операция грозят сорвать наметившееся движение к стабилизации в Палестинской автономии и возможность начала палестино-израильского диалога.

Кругом одна война

На сегодняшний день главный вопрос на Ближнем Востоке звучит так: "Какая судьба ждет Гилада Шалита?" Причем любое развитие событий грозит непредсказуемыми последствиями.

Если капрала освободят сами палестинцы, без всяких предварительных условий, то израильтяне, скрепя сердце, могут отступить от Газы и не предпринимать очень радикальных действий. Но лидерам "Бригад Иззеддина аль-Кассама" и "Комитетов народного сопротивления" все равно будет очень неспокойно. Едва ли Иерусалим откажется от возмездия за убийство двоих солдат. Но этот вариант представляется абсолютно невероятным: свыше 80 процентов палестинцев выступают категорически против безусловного освобождения солдата.

Обмен Шалита на арабских заключенных (чего, собственно, и добиваются похитители) также не слишком вероятен, так как Эхуд Ольмерт уже официально заявил, что жизнь военного не может быть предметом торга, и никаких уступок палестинцам не будет. Однако если и солдат, и палестинцы попадут домой, то искушение отомстить его похитителям и организаторам нападения станет непреодолимым: точечные уничтожения лидеров боевиков продолжатся с новой силой.

Родственники палестинских заключенных уже определили цену жизни израильского солдата. Фото AFP
Родственники палестинских заключенных уже определили цену жизни израильского солдата. Фото AFP

В том случае, если Шалит будет освобожден спецназом, то последующее вторжение в Газу, бои и массовые аресты станут практически неизбежными. Иерусалим наверняка воспользуется случаем, чтобы нанести сокрушительный удар по террористической инфраструктуре, широко разросшейся в секторе за год отсутствия там израильских военных.

Все эти варианты развития ситуации относительно оптимистические. Самое худшее начнется, если солдат будет убит - либо боевиками, либо спецназовцами во время его освобождения. В этом случае палестинцам будет обеспечена и массированная атака наземных сил на Газу, и задержание руководства автономии, и даже ликвидация наиболее одиозных (c израильской точки зрения) представителей правительства.

Причем список целей уже подготовлен и даже обнародован. Эхуд Ольмерт через Махмуда Аббаса передал Исмаилу Хании, что возможность встречи с израильской ракетой ждет его самого, а также главу МИДа и МВД автономии - Махмуда Захара и Саида Сиама.

Разумеется, ликвидация высшего руководства автономии станет хорошим поводом для палестинских группировок начать новую интифаду против Израиля. Если сейчас действия террористов хоть как-то ограничены опасением подставить правительство ПА, то в случае убийства или захвата премьера и министров руки у них будут развязаны окончательно.

Учитывая то, что напряжение растет, а стороны не проявляют ни малейшего желания достичь компромисса, а лишь показывают, что готовы в своем противостоянии идти до конца, этот вариант является вполне реалистичным.

Блокада в обмен на солдата

В складывающихся условиях, возможно, единственным более или менее приемлемым выходом из сложившейся ситуации могло бы стать освобождение заложника стараниями Исмаила Хании. Хотя он не является членом ХАМАСа, его авторитет в этой организации достаточно высок для того, чтобы оказать влияние на похитителей, которые, как следует из их собственных слов, непосредственно связаны с радикальным движением.

Однако отдать израильтянина "просто так" Хания не сможет, так как в этом случае его жест будет расценен как слабость и он попросту потеряет поддержку арабской улицы - один из ресурсов, находящихся в его распоряжении. Ольмерт уже дал понять, что заключенных не отдаст - ибо, как и Хания, рискует показаться согражданам идущим на поводу у террористов.

Однако у сторон все же есть возможность договориться: приемлемой ценой за освобождение солдата может стать ослабление экономической блокады против автономии. Причем формальным поводом для этого может стать как раз подписание ХАМАСом "плана заключенных", то есть - хотя и неформальное, но все же признание права еврейского государства на существование.

Исмаил Хания может получить или потерять практически всё. Фото AFP
Исмаил Хания может получить или потерять практически всё. Фото AFP

В этом случае Хания сможет совершенно спокойно объявить согражданам, что предотвратил вторжение израильтян в Газу и добился снятия блокады. Кроме того, ему никто не помешает приврать, что он-де договорился начать переговоры об освобождении заключенных.

Ольмерт, в свою очередь, сможет похвастаться бескровным освобождением Шалита, а заодно - и признанием ХАМАСом Израиля. Так же, как Хании, ему можно будет заявить о том, что организаторы нападения на армейский пост будут найдены и ликвидированы.

Хотя эта версия разрешения кризиса выглядит устраивающей обе стороны, ее реализация сопряжена с огромным количеством условий, главное из которых - хладнокровие и политическая воля руководства обеих сторон. Но даже при соблюдении этих условий мирному окончанию противостояния могут помешать действия третьих сторон или какая-либо провокация.

Так, в израильских, а затем и мировых СМИ была распространена информация о том, что в ночь с 26 на 27 июня на западном берегу реки Иордан палестинцами был захвачен в заложники еще один израильтянин - 19 летний житель поселения Итамар.

Этот захват может переполнить чашу терпения Ольмерта и его правительства, и военная операция против палестинцев все же начнется.

Мир00:0611 октября

Русские, назад!

Нефть, коррупция, террор: зачем Россия возвращается в охваченный беспорядками Ирак?
Мир00:02 8 октября

Красная крепость

Как Северная Корея пыталась построить рай и обрекла свой народ на нищету