Новости партнеров

16 лет для мальчика из хорошей семьи

Суд признал Александра Копцева виновным в разжигании межнациональной розни

15 сентября в деле о резне в Московской хоральной синагоге на Большой Бронной улице поставлена точка. Мосгорсуд со второй попытки приговорил 20-летнего Александра Копцева, признанного виновным в покушении на убийство и разжигании национальной и религиозной розни, к 16 годам тюремного заключения с принудительным лечением у психиатра по месту отбывания наказания в колонии строгого режима. В первое после нападения на прихожан синагоги время потрясенное случившимся общество терялось в догадках - как мог такой обычный, такой тихий, "домашний", ничем с виду не примечательный юноша просто взять нож и пойти убивать. Однако за восемь месяцев, прошедших с 11 января 2006 года, произошло много событий, в некоторой мере показавших не менее потрясенной общественности, что зреет в головах у скромных мальчиков из хороших семей.

Вечером 11 января, около 17:00 по московскому времени с криком: "Я пришел вас убить", - Александр Копцев ворвался в здание синагоги в то время, когда там шла служба, и прежде, чем его успели задержать, ранил принесенным с собой ножом девять человек, в том числе раввина синагоги Ицхака Когана и начальника охраны. Он был задержан силами самих прихожан еще до прибытия милиции.

Затем началось следствие, и Копцеву предъявили обвинения по трем статьям УК: в "покушении на убийство двух и более лиц по мотивам национальной и религиозной ненависти" (часть 2 статьи 105 УК РФ), "действиях, направленных на унижение достоинства группы лиц по признакам национальности и отношения к религии" (часть 2 статьи 282) и в "причинении тяжкого вреда здоровью по мотивам религиозной вражды" (часть 3 статьи 111 УК РФ).

На первом же допросе Копцев заявил о нетерпимости к лицам еврейской национальности и о том, что совершил преступление из зависти к ним, "поскольку они живут лучше". По его словам, это свое мнение он сформировал, читая материалы националистического характера в Интернете. Кроме того, Копцев сообщил, что собирался покончить с собой после того, как убьет несколько человек. Специалисты института Склифосовского, обследовавшие его, пришли к предварительному выводу, что Копцев вполне вменяем, однако впоследствии с ними не согласились специалисты Института судебной психиатрии имени Сербского. Исследовав личность Копцева, психиатры, вслед за его родителями, учителями и знакомыми, подтвердили, что он "спокойный, робкий, скромный и застенчивый человек". Но вместе с тем, они обнаружили, что еще в детстве он стал считать себя "избранным" и решил, что может стать героем или даже богом. Придя в синагогу, Копцев, по мнению специалистов Института имени Сербского, надеялся найти там геройскую смерть. Стать героем именно таким способом он решился под влиянием националистической и антисемитской литературы. Психиатры обнаружили у Копцева суицидальные наклонности и пришли к выводу, что он страдает шизотипическим расстройством. Это довольно редкий психиатрический диагноз, означающий, по словам экспертов, "ограниченную вменяемость". То есть напасть на синагогу Копцев решил под влиянием психического расстройства, но, совершая преступление, он отдавал себе отчет в его последствиях. Многие страдающие таким расстройством, и в том числе Копцев, нуждаются в принудительном амбулаторном лечении.

Отец обвиняемого, Александр Копцев-старший, заявил сразу после ареста сына, что тот действовал в состоянии помутнения рассудка. Кроме того, он рассказал о сыне несколько интересных подробностей. Так, по словам отца, Копцев-младший не состоял ни в каких религиозных или политических организациях, рос тихим и замкнутым домашним мальчиком, друзей у него было мало, он не пил, не курил и не связывался с хулиганами со двора. "В армию его не взяли: у сына не видит один глаз, а кроме того, в прошлом году Саша получил тяжелую психологическую травму после того, как умерла от рака его сестра. После этого он замкнулся, смотрел телевизор или играл на компьютере и крайне редко выходил из дома", – также сообщил Копцев-старший. Александр пытался работать в различных фирмах грузчиком, но всякий раз спустя недолгое время увольнялся. Любимыми занятиями тихого мальчика были бодибилдинг и компьютерные игры. Чаще всего Копцев-младший играл в Postal. Это игра про почтальона, который неожиданно сходит с ума, берет нож, выходит на улицы и начинает убивать прохожих (кстати, страстным фанатом Postal оказался и Кимвир Джилл, 13 сентября стрелявший в студентов колледжа, расположенного в пригороде Монреаля). Незадолго до резни в синагоге отец Копцева увидел на столе у сына книгу. "У нас дома вообще-то книг почти нет, – сообщил Копцев-отец. – Поэтому я и поинтересовался: что, мол, читаешь, сынок? Саша ответил, что книга – про то, как жиды продали Россию, но обсуждать прочитанное не захотел".

Впоследствии, уже в суде, мать обвиняемого, Татьяна Вениаминовна, вспомнила еще кое-что: его недовольство, высказанное "по поводу демонстрации убийств овец и баранов во время мусульманского праздника Курбан Байрам".

Между тем, как выяснила прокуратура, нападение 11 января стало не первой попыткой Копцева совершить нечто подобное. Еще в конце декабря 2005-го и 4 января 2006 года он пытался напасть на прихожан двух синагог. В первом случае Копцев приехал к зданию синагоги на 9-й Парковой улице, однако не смог совершить нападение, так как дверь в синагогу была закрыта. Во втором случае Копцев перепутал адрес и приехал не к тому дому в Новосущевском переулке.

Уже 2 февраля дело Копцева было передано в суд. Процесс начался в Мосгорсуде 28 февраля и проходил в открытом режиме. Обвиняемый отказался от суда присяжных, и судья рассматривал дело единолично. В ходе первого дня заседаний Мосгорсуда, сразу после того, как прокурор зачитал обвинительное заключение, Копцев не признал свою вину, заявив: "Так как Уголовный кодекс написан евреями и еврейской мафией, я отказываюсь признать себя виновным."

На каждом заседании суда в зале присутствуют бритоголовые молодые люди. Так, раввину Ицхаку Когану, направляющемуся в зал суда давать показания, один из них сказал: "Для вас Холокост еще не закончен".

Гособвинитель по делу Кира Гудим потребовала приговорить Копцева к 16 годам лишения свободы, однако 27 марта Мосгорсуд решил иначе. Копцев был признан виновным в покушении на убийство по мотивам межрелигиозной розни и приговорен к 13 годам лишения свободы. При этом по статье "Разжигание национальной и религиозной вражды" суд признал Копцева невиновным. Стоит отметить, что 22 марта, выступая с последним словом на процессе, Копцев принес извинения пострадавшим во время устроенной им резни, однако не удержался и заявил, что стремление к "войне против русского народа" у евреев "заложена в генах".

Уже 4 апреля адвокаты Копцева подали кассационную жалобу на приговор в Верховный суд с просьбой снизить наказание, назначенное Мосгорсудом, так как, по их мнению, суд не учел ряд смягчающих обстоятельств: Копцев положительно характеризуется и раскаивается в содеянном, а судебно-психиатрическая экспертиза признала его вменяемым лишь в ограниченной степени. Потерпевшие также не были удовлетворены приговором Мосгорсуда, поскольку он оправдал Копцева по статье "разжигание межнациональной розни".

И вот 20 июня Верховный суд отменил приговор и направил дело обратно в Мосгорсуд на новое рассмотрение в другом составе суда. В середине августа начался новый процесс по делу о резне в синагоге. В самом его начале Копцев вновь отказался признавать себя виновным в покушении на убийство и разжигании национальной розни, однако заявил, что раскаивается в содеянном и извинился перед потерпевшими."Я глубоко раскаиваюсь в случившемся и прошу прощения у их родных за то, что повредил их здоровье", - сказал, в частности, Копцев. "Я согласен, что поранил девять человек, но не могу согласиться с тем, что это было вызвано национальной ненавистью", - сказал он. По словам Копцева, он хотел просто покалечить потерпевших и не собирался их убивать. "Если бы я хотел их убить, то взял бы из дома патроны или сделал зажигательную смесь", - заключил обвиняемый.

Гособвинитель на процессе вновь потребовал приговорить обвиняемого к 16 годам лишения свободы, а также признать его виновным в покушении на убийство и разжигании национальной и религиозной розни. И вот, наконец, 15 сентября суд удовлетворил ходатайство обвинения, учтя при этом "повышенную общественную опасность совершенного Копцевым преступления и его тяжкие последствия". В то же время в качестве смягчающих обстоятельств были приняты во внимание положительные характеристики Копцева, состояние его здоровья, а также семейные обстоятельства, и тот факт, что Копцев ранее не был судим.

Хотя приговор Мосгорсуда может быть обжалован в десятидневный срок, все же у представителей потерпевшей стороны есть ощущение свершившегося правосудия. "На мой взгляд, Московский городской суд принял абсолютно правильное решение. И главное, что меня в этом приговоре удовлетворяет - это признание обвиняемого виновным в разжигании межнациональной розни", - заявил главный раввин России Берл Лазар, комментируя решение суда. При этом он подчеркнул, что "это решение Мосгорсуда носит прорывный характер, так как до сих пор статья уголовного кодекса о разжигании межнациональной и межрелигиозной розни практически не использовалась. В результате националистические преступления рассматривались только с точки зрения нанесенного физического ущерба - как хулиганство при более или менее отягчающих обстоятельствах. Соответственно, и в обществе начало вырабатываться опасное представление о том, что нападение на человека, потому что у него другая вера или другой цвет кожи, - это всего-то на всего хулиганство, которое не стоит судить слишком строго".

А вот раввин той самой синагоги Ицхак Коган, хоть и удовлетворен решением суда по делу Копцева, считает сроки заключения слишком большими. "И 13 лет, и 16 лет — это огромный срок для молодого человека. Дай Бог, если это послужит для его исправления. Главная причина его прихода в синагогу — то, что он хотел убивать евреев, а не просто убивать людей на улицах, — принята во внимание", — сказал раввин.

То, что правосудие в деле Копцева, пусть и со второй попытки, но все же восторжествовало, говорит о том, что власти все же напуганы так называемым "феноменом индивидуального террора" - тенденцией, с особой силой проявившейся в этом году, уже после первого суда по делу Копцева, на котором с него были сняты обвинения в разжигании национальной и религиозной вражды. Уже первая неделя апреля ознаменовалась всплеском преступности на почве национальной и расовой неприязни: 1 апреля в Москве был избит министр культуры Кабардино-Балкарии Заур Тутов, в ночь со 2 на 3 апреля подвергся нападению продюсер НТВ Эльхан Мирзоев, 7 апреля в Санкт-Петербурге выстрелом в голову был убит сенегальский студент Лампсар Самба. Все эти преступления, по данным следствия, были совершены представителями прослойки молодежи, которые формально не связывают себя с какими-либо экстремистскими группировками, но при этом питают подчеркнуто националистические настроения и, судя по всему, Копцев стал их героем. Последний пример деятельности подобного рода активистов - группа студентов-химиков, добропорядочных мальчиков из хороших семей, взорвавших Черкизовский рынок. О том, что государство задумалось о происходящем, говорит, например, еще и тот факт, что 14 сентября прокуратура Воронежской области потребовала более сурового наказания для осужденных по делу об убийстве перуанского студента Анхелиса Уртадо Энрике, убитого в октябре 2005 года. Убийцы перуанца - все те же тихие молодые люди, студенты, не привлекавшиеся, не участвовавшие, положительно характеризующиеся и так далее.

Кроме того, приговор Копцеву имеет особое значение на фоне событий последних дней - вспышек межнационального насилия в разных точках страны - Кондопога, Самара, Сальск, Вольск. Хочется надеяться, что решение Мосгорсуда подействует отрезвляюще на хотя бы одного тихого мальчика, мечтающего об убийстве человека с другим цветом кожи.

Татьяна Щеглова