Новости партнеров

Краткий курс богоборчества для школьников

Писатель Филип Пулман готовится к большой шумихе

За четыре месяца до выхода на экраны детского приключенческого фильма "Золотой компас" британские СМИ вновь обратили внимание на автора литературного первоисточника картины - Филипа Пулмана. Вовсе не обделенный славой, писатель предусмотрительно готовится к шквалу критики, по сравнению с которым скандал вокруг "Кода да Винчи" может показаться детской игрой.

Мировую известность ныне 61-летнему Пулману принесла трилогия "Темные начала" ("His Dark Materials"), опубликованная в 1995-2000 годах. Входящие в серию повести принесли автору не только престижные литературные премии, но и продолжительный конфликт с церковной прессой.

Преподаватель английского языка и литературы, Пулман взял в качестве заголовка трилогии строчку из эпической поэмы Джона Мильтона "Потерянный рай": "Unless th' Almighty Maker them ordain / His dark materials to create more Worlds" (книга 2, строки 915-916). В русском переводе Аркадия Штейнберга это место звучит иначе: "Пока Творец Всевластный не велит / Им новые миры образовать".

Более чем на тысяче страниц "Начал" Пулман изложил не только приключения девочки по имени Лира Белаква, но и обстоятельную критику христианского мировоззрения. Весь роман - насквозь богоборческий, в мильтоновском духе. Это более отчетливо сформулировано во второй и третьей книгах, первая же повесть - "Северное сияние" - получилась самой детской и, пожалуй, самой удачной с литературной точки зрения.

Лира Белаква живет в параллельном нашему мире, где сосуществуют Оксфордский университет, говорящие медведи, добрые ведьмы и дирижабли: нормальный набор steam-панковской литературы. Мир Лиры - не единственный, существующий во вселенной, он - лишь один из мириадов; и наш, говоря языком новейшей детской литературы "маггловский", мир тоже в ней присутствует. Множественность миров позаимствована Пулманом (со всеми полагающимися реверансами) у Хью Эверетта и Брайса Девитта, американских физиков, предложивших такую интерпретацию квантовой механики, которая признает сосуществование параллельных вселенных.

На протяжении всего романа герои ищут объяснение явлению под названием "Серебристая Пыль" (так в русском переводе; если следовать библейскому контексту, то его стоило бы называть "Прах"). Церковь, существующая в мире Лиры, Пыли боится и прикладывает изрядные усилия, чтобы уничтожить ее, поскольку полагает, что она есть материальное проявление первородного греха. Остальные герои подозревают, что все не так просто, и Пыль эта хорошая и полезная. В конце концов, оказывается, что она - субстанция, имеющая прямое отношение к человеческому разуму, что-то вроде физической ипостаси ноосферы. Чем больше люди думают и творят, тем больше появляется Пыли. Жизнеспособность некоторых параллельных миров прямо зависит от поступления в них Пыли.

В мире Лиры существует Бог, которого в книге называют Властителем. Пулман рассматривает его как гностик: это демиург, то есть одна из многих, к тому же низших, сил во вселенной, создавшая скверный мир, в котором люди несчастливы и страдают. С какого-то момента Властитель-тиран то ли стал стар, то ли просто отошел от дел, но его по-прежнему чтят на земле, и его именем ограничивают человеческие свободы, особенно, свободу мысли. Часть персонажей трилогии посвящает все свое время и средства подготовке к войне с демиургом и вступает в нее в конце третьей книги ("Янтарный телескоп").

Газета Christian Herald после публикации "Телескопа" написала весьма яростную рецензию на роман, в которой "Темные начала" были названы богохульными и "достойными сожжения". Пулмана такая реакция только обрадовала, но на протяжении последних семи лет ему десятки, если не сотни раз приходилось пикироваться с представителями различных деноминаций. Правда, на его защиту в 2004 году встал архиепископ Кентерберийский, Роуэн Уильямс, который постарался смягчить резкость пулмановских высказываний, переводя их в плоскость "институционального контроля", а не вопросов веры. Но все это - высокие материи, интеллигентная дискуссия для посвященных и толерантных. Пока фильм "Золотой компас", адаптация первой части трилогии, не выйдет на экраны, можно только предполагать, как его сценаристы распорядились богоборческой составляющей книги. Если они ее выкинули совсем, то это означает, что вторую и третью части им будет экранизировать крайне затруднительно: сюжет рассыпется. Если они ее оставили, то пресс-службе New Line Cinema стоит спешно вербовать союзников из числа либеральных священнослужителей, иначе с разгневанными верующими родителями и консервативными СМИ им будет очень сложно справиться. Еще бы: большой Голливуд соблазняет малых сих прямо перед Рождеством. Что рядом с этим глуповатый и спекулятивный "Код да Винчи" или невинный "Гарри Поттер", где вопросы сотворения мира не то что вынесены за скобки, а не существуют вовсе? А ведь как много религиозной критики обрушилось на Дэна Брауна и Джоан Роулинг после публикации их романов.

Тем временем Пулман дал понять, что оружия не складывает и пишет продолжение "Темных начал" под названием "Книга Пыли", в котором намеренно много места и внимания будет уделено вопросам веры, свободы воли и, надо полагать, теоретической физики. Кстати, сам писатель, утверждающий, что он атеист, невольно обнаруживает в себе твердого протестанта: он придерживается доктрины предопределения (в неявном виде эта мысль несколько раз появляется в "Началах") и безусловно верит - не в Бога, так в Разум и Науку. Он - добродетельный моралист. Но об этом стоит знать заранее: прежде чем спецэффекты затмят текст.

Юлия Штутина