Новости партнеров

Неизбежная случайность

Опубликован доклад по итогам расследования массового убийства в Вирджинском институте

Комиссия экспертов, созданная по указанию губернатора штата Вирджиния Тима Кейна для расследования массового убийства в Вирджинском политехническом институте 16 апреля этого года, когда 23-летний студент Чо Сын Хи открыл стрельбу в аудитории, застрелив 32 человек, обнародовала свой доклад. Эксперты в самых различных областях провели более 200 интервью, просмотрели десятки тысяч страниц документации.

Главной задачей было не установить виновных в произошедшем (виновный только один - сам Чо Сын Хи, который сразу после преступления покончил жизнь самоубийством), но разобраться в причинах произошедшего, понять, что натолкнуло студента на преступление, как разворачивались события до, во время и после бойни, каким образом можно было ее предотвратить, что не сумели или не смогли сделать, а также выработать ряд рекомендаций по предотвращению подобных инцидентов в дальнейшем.

Отсутствие коммуникации

Выводы, к которым пришли эксперты, далеко не утешительны, особенно для администрации института. По заключению комиссии, администрация не придала должного значения или, как сказано в докладе, не связала воедино многочисленные разрозненные жалобы студентов и даже преподавателей на весьма странное, труднообъяснимое и порой откровенно угрожающее поведение Чо Сын Хи.

Полицейский департамент института, судебный департамент, Университетский консультативный центр Кука по оказанию психологической помощи, так называемая "Команда по опеке", департамент по делам студентов - всем так или иначе пришлось иметь дело с Чо Сын Хи за время его пребывания в Вирджинском технологическом.

Однако из-за отсутствия должной коммуникации между учреждениями все эти разрозненные эпизоды, когда неадекватность Чо Сын Хи проявлялась особенно остро, не были сведены в единую картину - Чо Сын Хи занимались как бы все, но при этом не занимался никто. Их объединили уже задним числом на страницах доклада, и картина получилась весьма удручающая: портрет тяжело больного, мучающегося человека, живущего крайне напряженной и депрессивной внутренней жизнью, отчаявшегося, озлобленного, агрессивного и, как следствие, опасного для себя и окружающих.

Как отметила комиссия, к отсутствию взаимодействия между университетскими органами добавляется отсутствие должного взаимодействия между университетом и высшей школой, между высшей школой и школой средней, между средней и начальной.

Принимая Чо Сын Хи в университет, никто не знал о его прошлом, о том, что с раннего детства он страдал аутизмом, был болезненно стеснителен и замкнут, что ему поставили диагноз "избирательный мутизм", что ему пришлось обучаться по индивидуальной программе, что еще в 8 классе средней школы в сочинении он написал о намерении "повторить Колумбинский колледж", где в 1999 году два ученика расстреляли других школьников и покончили жизнь самоубийством, что после этого он в течении года проходил лечение у психиатра, в том числе медикаментозное, что с учетом всего сказанного специалисты не советовали ему поступать в Вирджинский технологический, где учится 35 тысяч человек.

Отсутствие реакции

Может быть, если бы в университете знали, что представляет собой "странный" студент, они бы смогли быстрее найти объяснения его выходкам и даже принять какие-нибудь предупредительные меры. К примеру, на курс "Творческое письмо: Поэзия" Ники Джиованни он являлся в зеркальных очках и черной шляпе, закрывающей лицо. Потом шляпу сменил черный шарф, обмотанный вокруг головы - "стиль бедуина". Он не отвечал на вопросы. Свои пьесы читал так тихо, что их не было слышно. Он, казалось, ненавидит всех, кто его слушает.

После того, как на одном из занятий ученики обсуждали вопрос о том, можно ли есть животных, он написал им пьесу-отповедь. "Я не знаю, с какой заброшенной, убогой планеты вы прибыли, но вы мне отвратительны. Вы все мне отвратительны. От вас, примитивные варвары, меня мутит так, что я хочу облевать свои новые ботинки. Если вы, жалкие человеческие существа, будете это продолжать [есть животных - Lenta.ru], вы сами не заметите, как превратитесь в каннибалов, жрущих своих детей и друзей. Я надеюсь, вы все будете гореть в аду за массовое убийство и поедание этих маленьких животных".

В дополнение к этой "пьесе" можно вспомнить одно из развлечений Чо Сын Хи - снимать своих однокурсников без разрешения на камеру телефона. Неудивительно, что на занятия Ники Джиованни стали приходить все меньше студентов, а некоторые из них прямо заявили преподавателю, что опасаются Чо Сын Хи.

Если бы в университете знали... Однако, как отмечается в докладе комиссии, при переходе с одной ступени образования на другую не обязательно передавать в следующее учебное заведение критические замечания и наблюдения, сделанные в отношении того или иного учащегося. Прежде всего, потому, что человек вступает в совершенно новую фазу своего развития. За исключением информации о судимости и "оценок" поведения, важно указать наличие прививок, а о душевном здоровье мало кто заботится.

Как ни парадоксально, но на этом фоне упреки комиссии в адрес администрации института в отсутствии должного взаимодействия выглядят не столь убедительно. Конечно, институтские власти призваны заботиться о безопасности своих студентов. Но разгадать в одном из 35 тысяч учащихся свихнувшегося убийцу, не имея никаких дополнительных "наводок" со стороны - ни от школы, ни со стороны врачей - очень трудно.

Примечательно, что во время учебы Чо Сын Хи попал в клинику на одну ночь, когда его заподозрили в попытке самоубийства. Однако два специалиста, в том числе один независимый эксперт, осмотревшие его на следующий день в больнице, не нашли следов серьезного расстройства, требующих изоляции больного, и подтвердили, что он не представляет опасности для окружающих.

Наконец, администрация университета ссылается на федеральные законы и законы штатов, вводящие строгие ограничения на доступ к частной информации, которая касается здоровья того или иного лица, и не позволяющие собрать личное досье на студента. Эти законы лишь в исключительных случаях предоставляют право доступа, в особенности, когда больной может представлять угрозу для окружающих. Но это, в свою очередь, могут определить только специалисты, а они, как было видно ранее, этого не сделали.

Отсутствие шансов

При прочтении доклада комиссии экспертов создается ощущение случайности и одновременно фатальности всего произошедшего. Оно еще больше усиливается при прочтении скрупулезно описанных событий 16 апреля. За два часа перед бойней в аудитории Чо Сын Хи совершил двойное убийство. Около семи часов утра он вошел в общежитие, где застрелил студентку Эмили Хилшер (Emily Hilscher) и старосту курса Райана Кристофера Кларка (Ryan Christopher Clark). Ключа от общежития у Чо Сын Хи не было, и, как полагают, его впустил кто-то выходивший из здания или входивший в него.

Почему Чо Сын Хи решил убить именно Эмили, остается неизвестным. На звуки выстрелов вышел сосед Райан Кларк и тоже был застрелен. После этого, оставляя кровавые следы, Чо Сын Хи вышел никем не замеченный и непонятно как покинул здание. Студенты на этаже не придали происходящему большого значения. Услышав выстрелы, они подумали, что кто-то упал с кровати, как это часто случалось. Но полицию все же уведомили.

Патруль департамента полиции университета прибыл почти моментально - в 07:24. Увидев, что произошло, полицейский известил полицию города Блэксбурга, запросив поддержку, которая тоже приехала оперативно. Быстро выяснилось, что Эмили Хилшер рано утром привез в общежитие ее бойфренд. Принимая во внимание тот факт, что девушка была убита вместе с другим мужчиной, подозрение пало именно на него. Если бы Чо Сын Хи позднее не пришел с пистолетом в аудиторию, никто бы не узнал, что первое убийство также совершил он.

Памятная церемония о погибших. Фото с сайта vt.edu
Памятная церемония о погибших. Фото с сайта vt.edu

Как отмечает комиссия, ошибка полиции была именно в том, что она сконцентрировалась на одной версии происшедшего, фактически исключив возможность, что убийца может прятаться где-то на территории института. С другой стороны, в докладе комиссии отмечается, что убийства на территории институтов вообще происходят крайне редко - 16 убийств на 4000 университетов в год. С учетом истории ранее случившихся убийств в университетах, вероятность того, что стрельба в институте повторится, была крайне мала. Поэтому полиция не предостерегла экстренный совет института и не попросила обязательно уведомить студентов о происшедшем.

Со своей стороны, совет медлил с оповещением студентов, памятуя о недавнем случае с преступником Уильямом Морвой (William Morva), сбежавшим в августе 2006 года из тюрьмы и укрывшимся на территории института. Тогда администрация распространила экстренное предупреждение. Одна из студенток рассказала по сотовому о произошедшем матери, которая поняла, что студентов взяли в заложники, и позвонила в полицию. На место тут же прибыл готовый к штурму спецназ. Началась паника, люди прыгали из окон.

Чтобы не повторять прошлогодних ошибок, сообщение студентам составили наиболее обтекаемо, сказав, что в общежитии "произошла перестрелка", и призвав всех к бдительности. Сообщение было разослано по электронной почте и SMS около 09:30. По мнению комиссии, это было немного запоздалым решением, так как большинство студентов уже пришли в аудитории или были в пути и не обратили внимания на сообщение. Кроме того, как полагают, необходимо было прямо сообщить о двойном убийстве.

В 09:25 был задержан бойфренд Эмили Хилшер. Предварительный допрос и экспертиза на наличие следов пороха показали, что он, скорее всего, не причастен к преступлению. Ситуация, таким образом, кардинально изменилась и стала намного более угрожающей. В этой связи многие задаются вопросом, могла ли администрация закрыть институт или, по крайней мере, прекратить занятия, приказав студентам запереться в аудиториях или наоборот выйти срочно на улицу.

Между тем, как говорится в докладе, согласно общепринятой практике американские университеты не закрывают после смерти студента вне зависимости от причины смерти. Кроме того, быстро закрыть и эвакуировать Вирджинский политех крайне сложно, если не невозможно.

Можно было бы прекратить занятия. Но, с другой стороны, никто не знал, где находится убийца. Он мог оказаться запертым вместе со всеми в одном из зданий или, напротив, выйти вместе с толпой студентов на улицу, что также могло привести к многочисленным жертвам. Можно было поставить охрану около корпусов, но для блокирования 131 здания понадобилось бы 400-500 сотрудников охраны, а департамент полиции института располагал 41 сотрудником. По утрам на дежурстве находились всего 14 полицейских.

Да и времени, как оказалось, уже не было. В 09:40 Чо Сын Хи открыл стрельбу в одной из аудиторий.

Алексей Демьянов

Мир00:02 2 августа

Черная заря

Самая страшная война современности продолжается до сих пор. О ней все забыли