Ускользающий "меч Аллаха"

Лидеру дагестанских боевиков удалось скрыться

В дагестанской столице Махачкале прошла очередная спецоперация. При подведении ее итогов выяснилось, что правоохранительным органам противостояли боевики из так называемого Буйнакского джамаата, который носит название "Сейфулла" ("Меч Аллаха"), причем лидеру группировки удалось уйти от преследования, хотя его сын был убит.

Спецооперация началась вечером 13 января, когда боевики были блокированы в одной из квартир многоэтажного дома. После опознания убитых выяснилось, что один из них является сыном Баматхана Шейхова, известного под радиопозывным Ассадулла и который, по сведениям силовых органов, возглавляет теперь буйнакскую группировку.

По словам начальника дагестанского управления ФСБ Вячеслава Шаньшина, уничтоженные боевики ускользнули из селения Гимры Унцукульского района республики, где в середине декабря проводилась масштабная спецоперация. Селение было блокировано силами милиции и Внутренних войск, и в нем была проведена тотальная проверка паспортного режима.

Результатом операции, в которой участвовали свыше 700 сотрудников силовых структур, стали двое задержанных по подозрению к причастности к незаконным вооруженным формированиям. Также были обнаружены несколько находившихся в угоне легковых автомобилей. Однако главной цели силовики не достигли: в Гимрах в ночь на 10 декабря был убит депутат дагестанского парламента Газимагомед Магомедов, и в его убийстве подозревался лидер гимринских боевиков Ибрагим Гаджидадаев. Однако следов последнего обнаружить не удалось.

Что касается предполагаемой причастности к этому преступлению буйнакской группировки, то ее костяк был уничтожен, по уверениям властей, в ноябре 2007 года. Тогда опять же в Махачкале были ликвидированы восемь боевиков "Сейфуллы". Среди них был, как утверждали правоохранительные органы, главарь группировки Хизри Мамаев.

В Дагестане буйнакских боевиков считают самыми опасными и боеспособными. Им приписывают подготовку двух покушений на главу республиканского МВД Адильгерея Магомедтагирова и ряд других знаковых преступлений. После ноябрьской ликвидации буйнакцев в Махачкале власти заявили, что знают всех членов группировки поименно, и что перед началом спецоперации их насчитывалось 16 человек.

Простые арифметические подсчеты показывают, что после двух операций в ноябре и январе в буйнакской группировке должно оставаться шесть человек во главе с Шейховым. Возможно, силовики и правы, и на некоторое время в этом секторе установится затишье. Однако об уничтожении лидеров этой группировки сообщалось неоднократно и ранее, но по-прежнему, чуть ли не каждый второй боевик в Дагестане связан с Буйнакском. Их активности совершенно не мешает тот факт, что в этом городе расквартирована 136-я мотострелковая бригада Минобороны.

Составить точную картину происходящего из отрывочной информации, предоставляемой правоохранительными органами, представляется делом почти невозможным. Даже имена лидеров боевиков каждый раз указываются новые и меняются от сообщения к сообщению.

Например, по словам Магомедтагирова, после ликвидации в сентябре 2007 года Раппани Халилова дагестанское подполье возглавил уроженец азербайджанского города Закаталы Эльдар Малачиев, собственная группировка которого действует Дербенте и Дербентском районе.

Именно за членами его банды была устроена очередная крупная охота с привлечением авиации в начале января текущего года. Всего, по данным главы МВД республики, за несколько дней спецоперации удалось уничтожить шесть боевиков.

Очевидно, что террористическое подполье в Дагестане невелико и предпочитает методы индивидуального террора против представителей власти, нежели массовые теракты. Обращает на себя внимание, что из этой республики сообщения об операциях силовиков приходят чаще, чем о действиях боевиков. При этом сложно сказать, о чем это свидетельствует: то ли о проведении пиар-кампании, прозванной показать решимость властей бороться с преступностью, то ли на самом деле власти повели активное наступление на оставшихся боевиков.

Между тем в других региона Северного Кавказа на первый взгляд наступило некоторое затишье, что особенно заметно на фоне прошлогодней активности боевиков в Ингушетии. Но, скорее всего, это связано с тем, что члены бандформирований просто пережидают зиму в населенных пунктах, и соответственно меняются их тактика.

О применении методов городской партизанской войны свидетельствует убийство в Нальчике начальника Управления по борьбе с организованной преступностью в Кабардино-Балкарии полковника Анатолия Кярова. Вечером 13 января автомобиль, в котором находились полковник и еще двое офицеров УБОПа, был обстрелян из автоматического оружия недалеко от офиса Госнаркоконтроля. Киров и один из его коллег были убиты. Еще один офицер получил ранения, как и двое случайных прохожих. Попытка поймать преступников по горячим следам результатов не принесла, и МВД республики объявило о готовности выплатить крупное вознаграждение за информацию, которая поможет раскрыть этой убийство.

С другой стороны, как показывает практика, в городских условиях боевикам сложнее скрыться при обнаружении их правоохранительными органами. Поэтому они вынуждены сражаться до последнего, как это произошло в Грозном, где в ночь на 15 января был ликвидирован лидер группы боевиков, занимавшейся убийствами сотрудников милиции, а также трое его подручных.

Но придет весна, и вновь, как и в прежние годы, обнаруженные и казалось бы надежно блокированные бандиты будут растворяться в густых кавказских лесах.