Путешествие туда и обратно

Россияне вновь понесли свои сбережения в банки

Во время резкого обострения мирового финансового кризиса в сентябре-октябре 2008 года россияне в массовом порядке стали забирать свои сбережения из банков. Паники добавляло и то, что никто не знал, как долго продлится кризис и насколько серьезным он окажется. В ноябре-декабре масштабы бедствия стали более или менее понятны, в результате чего россияне понесли деньги обратно.

Согласно официальным данным, в сентябре 2008 года, когда начался резкий спад российских фондовых индексов, а у нескольких банков возникли сложности с выполнением операций, россияне унесли из финансовых организаций полтора процента от общего объема вкладов, то есть приблизительно 90 миллиардов рублей.

В октябре, когда в критическом положении оказались уже десятки банков, а правительство отреагировало на кризис лишь рядом не вполне успокоивших россиян мер, отток составил уже шесть процентов, или 354,5 миллиарда рублей за месяц. Больше всех от беспокойства вкладчиков пострадал Сбербанк – из крупнейшей финансовой организации страны россияне унесли 95 миллиардов рублей.

Впрочем, учитывая, что доля Сбербанка на рынке вкладов составляет чуть более 50 процентов, можно сказать, что крупнейший банк страны еще легко отделался. Гораздо больше пострадали средние и мелкие частные финансовые организации.

Официальной статистики по оттоку вкладов за ноябрь Центробанк пока не представил – скорее всего, это будет сделано в ближайшие недели. Тем не менее, уже сейчас можно предположить, что отток вкладов значительно сократился. Это следует из заявлений представителей крупнейших банков и профильных организаций, которые, естественно, подсчитали свои основные операционные показатели быстрее, чем ЦБ проанализировал ситуацию во всей банковской системе.

Так, в Ассоциации региональных банков России еще в конце ноября сообщили, что отток вкладов по итогам первых трех с половиной недель ноября составил менее половины процента от их общего объема. Глава Сбербанка Герман Греф через несколько дней подтвердил данные АРБ, отметив, что в ноябре отток вкладов из его финансовой организации практически прекратился.

В других крупных российских банках "Ленте.Ру" также подтвердили то, что отток вкладов в ноябре практически прекратился. Так, в ЮниКредит Банке заявили, что по итогам последнего месяца осени 2008 года общий прирост всех средств физических лиц составил два процента, а прирост срочных депозитов вырос до 7,2 процента. Для сравнения, в октябре отток оказался на уровне 13,5 и 14,8 процента соответственно.

В "ВТБ 24", розничной "дочке" ВТБ, "Ленте.Ру" заявили, что у них не было зафиксировано оттока вкладов даже в октябре. По данным финансовой организации, за этот месяц вкладчики принесли в "ВТБ 24" два с половиной миллиарда рублей, а в ноябре – 11 миллиардов рублей.

Сведения от государственного банка могут означать, что в период обострения кризиса российские вкладчики не только стали в массовом порядке забирать средства из финансовых организаций, но и перекладывать свои сбережения из частных банков в государственные. О такой тенденции еще в середине октября 2008 года публично заявлял глава "ВТБ 24" Михаил Задорнов.

Данные по первым дням декабря у банков пока самые предварительные. Тем не менее, по ним уже можно судить о том, что россияне окончательно успокоились и поверили в банковскую систему. Во всяком случае, в Сбербанк за первую неделю декабря они принесли 18,5 миллиарда рублей, а в "ВТБ 24" – 11 миллиардов рублей.

Оправданный риск

Смена массового оттока вкладов почти столь же массовым притоком может объясняться не только тем, что правительство убедило вкладчиков в нормальном функционировании Системы страхования вкладов. Отчасти россияне понесли средства в банки просто из-за того, что деньги больше некуда было деть.

В самом деле, те, кто взял деньги со своих депозитов в сентябре и октябре, скорее всего, сразу же перевели их в доллары или евро, ожидая резкого падения курса рубля. Однако его не произошло – Центробанк стал снижать стоимость российской валюты только с середины ноября, не допуская резких колебаний рубля. Так, с 11 ноября коридор бивалютной корзины (0,45 евро и 0,55 доллара), в рамках которого ЦБ сдерживает курс рубля, был расширен всего пять раз, причем последние два раза – в декабре.

Таким образом, расчет на значительную прибыль от перевода средств в доллары и евро не оправдался. Кроме того, инфляция в стране в последние месяцы если и замедлилась, то не слишком значительно, поэтому деньги, сложенные "под матрасом", все больше обесценивались.

Еще одной причиной притока средств могла стать политика банков. Они довольно быстро поняли, что у россиян за начало осени скопилось много свободных средств, и начали активные рекламные кампании для привлечения новых клиентов. Агрессивной политике частных банков поспособствовали и меры Центробанка, который дважды поднял ставку рефинансирования. Обычно эта мера приводит к увеличению ставок как по депозитам, так и по кредитам.

И действительно, в последние недели многие банки объявили о том, что повышают ставки по депозитам. К этому финансовые организации призвал даже вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин. В начале ноября он заявлял, что ставки по рублевым вкладам по-прежнему составляют меньше 12 процентов, хотя инфляция с начала года уже превысила эту отметку.

Несмотря на требования главы Минфина и общую экономическую ситуацию, некоторые банки все же решили не только не повышать ставки, но и снизить их. Так, в "ВТБ-24" с 3 декабря были уменьшены ставки по вкладам в иностранной валюте на один процентный пункт.

Если резкий приток вкладов в середине и конце декабря продолжится, то за один месяц россияне могут "вернуть" в банки все средства, забранные в течение осени. Однако, скорее всего, к концу месяца объемы притока средств сократятся или он прекратится совсем, ведь многие предпочтут потратить свободные средства на подарки к Новому году. Уже в январе тенденция может восстановиться – тому будут способствовать новогодние премии, которые получит часть успешно работающих россиян. Впрочем, в условиях финансового кризиса таких премий может и не быть совсем.