Поторопился и упал

За месяц истребитель Rafale отметился сразу двумя скандалами

Истребитель Rafale за последнее время не единожды приковывал к себе внимание. 7 сентября гордость французского авиапрома объявили победителем крупного тендера ВВС Бразилии, а спустя пару дней эта информация была опровергнута. 24 сентября два аналогичных самолета ВМС Франции потерпели катастрофу над Средиземным морем. Как выяснилось позже, причиной падения истребителей, базировавшихся на авианосце "Шарль де Голль", стало столкновение во время выполнения испытательных полетов. Два события, на первый взгляд, мало связаны друг с другом, но они стоят того, чтобы поближе присмотреться к французскому самолету.

Rafale сегодня можно назвать одним из самых больших неудачников рынка вооружений, хотя, по мнению экспертов, он обладает многими важными качествами, необходимыми современной боевой машине. За почти десятилетие с момента представления и двадцать лет с дня первого полета французам так и не удалось найти ни одного покупателя для своего истребителя, хотя предпосылки для этого имелись.

Достаточно сказать, что знаменитые французские боевые самолеты семейства Mirage стояли и по сей день стоят на вооружении десятков государств, что само по себе должно было стать позитивным фактором в продвижении более современного Rafale. Но самолет пока не смог пробиться даже на рынки тех стран, где раньше французская боевая авиация пользовалась популярностью.

Скорое появление экспортных истребителей пятого поколения F-35 так и вовсе свело на нет попытки французов завоевать симпатии военных развитых стран. Сегодня разработчики Rafale и официальный Париж "воюют" за менее лакомые рынки третьих стран, конкурируя с очередными модификациями старых, но проверенных временем американских F-16 и F/A-18, чуть более удачливыми европейцами Gripen и Typhoon, а иногда и с российскими самолетами.

Единственным заказчиком Rafale сегодня, как и прежде, остается французская армия, купившая лишь 120 машин для ВВС и ВМС. Понятное дело, что при таких объемах проект можно назвать почти провальным.

Бразильский тендер FX-2 как минимум мог бы принести Парижу заказ на 36 машин, а в перспективе - и до 120. Понятно, что для Rafale это был бы не только крупный финансовый, но и психологический прорыв - истребителю впервые удалось бы вырваться на зарубежный рынок. Причем вырваться триумфально.

Rafale, впрочем, и так считался в этом конкурсе фаворитом в силу многих причин. И сами бразильцы этого не скрывали, даже несмотря на ряд очевидных недостатков машины. Так, французы пока не могут предложить такой же широкий спектр вооружений, как конкуренты.

В последнее время страсти вокруг "бразильского пирога" стали накаляться еще больше. Производитель Rafale французская компания Dassault Aviation когда-то первой из конкурсантов предложила латиноамериканцам передать технологии производства в случае победы. Однако незадолго до окончания сроков подачи предложений конкуренты засыпали бразильцев аналогичными, не менее заманчивыми посулами.

Американская Boeing, продвигающая последнюю модификацию своего знаменитого F/A-18 - F/A-18E/F Super Hornet, пообещала бразильцам наладить производство в их стране, если самолет окажется победителем. Для Super Hornet, который пока в качестве временной альтернативы F-35 заказала лишь Австралия, это будет второй экспортный контракт. В остальном же перспективы самолета на мировом рынке достаточно туманны: богатым странам он не нужен - им обещают скорое появление F-35, а из бедных мало кто способен заплатить за новые истребители.

С аналогичным предложением к бразильцам обратилась и шведская компания Saab, пытающаяся продать свой Gripen NG. К слову, именно эта новая модификация пока еще находится на этапе разработки, а вот предшественник шведского самолета в последнее время также переживал неудачу за неудачей, капитулируя даже там, где, казалось бы, шансы на победу были высоки. Правда, в отличие от французов, производителю удалось продать JAS 39 Gripen нескольким странам.

Бразильцев Saab просто засыпала заманчивыми предложениями. Например, шведы обещают, что в случае победы в эту латиноамериканскую страну будет перенесено до 40 процентов производства Gripen NG. Бразильцы также получат полный доступ к технологиям истребителей. Кроме этого, в Стокгольме сообщили, что готовы предложить "очень конкурентную цену" за свой самолет.

JAS 39 Gripen. Фото Saab.
JAS 39 Gripen. Фото Saab.

В то время, когда страсти вокруг тендера накалялись, президент Бразилии Луиш Инасиу Лула да Силва неожиданно косвенно объявил о победе в конкурсе Rafale, сообщив, что его страна намерена приобрести у французов 36 самолетов. Заявление прозвучало во время визита в Бразилию президента Франции Николя Саркози и показалось "ложкой к обеду", поскольку тесные связи двух стран в военно-технической области прекрасно известны. После этого представитель программы Rafale пояснил, что заявление бразильского президента однозначно свидетельствует о победе их самолета.

Но Саркози уехал, а военным пришлось оправдываться за своего главнокомандующего. Спустя буквально пару дней министр обороны Бразилии Нельсон Жобим (Nelson Jobim) сообщил, что Бразилия продолжит переговоры с тремя участниками тендера и при этом в них будут учтены изменения в предложениях кандидатов. А в конце сентября ВВС латиноамериканского государства продлили еще на десять дней до 2 октября 2009 года сроки подачи предложений для участников. Военные пояснили, что это было сделано по желанию производителей самолетов.

Происшествие с французскими истребителями над Средиземным морем не будет способствовать их успеху в тендере. Хотя и существенного влияния на решение бразильцев также наверняка не окажет - очевидно, что, несмотря на бурные страсти, латиноамериканцы намерены развивать сотрудничество с этим европейским государством во многих областях военно-технического сотрудничества. В том числе и такой стратегически важной, как строительство первой атомной подводной лодки - она также должна появиться благодаря французам.

Тем не менее, потеря сразу двух истребителей за один день подпортила почти безупречную биографию Rafale. При всем при том, что летают эти самолеты уже двадцать лет, до недавнего времени была потеряна лишь одна машина - в сентябре 2007 года. Причиной этого, как позже заявили французы, стала "дезориентация пилота", который погиб в результате катастрофы. Для сравнения, в истории шведского JAS 39 Gripen, который можно назвать ровесником Rafale, было отмечено пять таких инцидентов.

Андрей Федоров

Наука и техника00:0112 ноября

«России требовалось продержаться полгода»

Эту войну с немцами тоже называли Отечественной, но потом о ней забыли
Наука и техника00:01 8 ноября

Ядерный привет

Китайские ракеты напугали Америку, но из-за них страдает Россия