Новости партнеров

Запах свободы

Следователи объявили Дымовского безработным и бездомным

1 марта Следственный комитет со скрипом согласился пересмотреть вопрос о мере пресечения бывшему милиционеру Алексею Дымовскому, получившему известность благодаря критике начальства в интернете. Следователи не скрывают, что данное решение принято под давлением общественности. Сами они уверены, что Дымовский должен оставаться под арестом, потому что он - опасный безработный бомж.

Каким образом Дымовский стал безработным - известно. Его уволили из милиции осенью 2009 года, сразу после публикации видеообращения, которое, вызвав волну подражаний, ударило по репутации МВД едва ли не так же сильно, как громкое преступление начальника ОВД Царицыно Дениса Евсюкова. Впрочем, и тут все не совсем однозначно. 18 февраля 2010 года Дымовский подал в суд иск с требованием восстановить его на работе.

А вот то, что бывший майор милиции является лицом без определенного места жительства, стало совсем неожиданной новостью. Оказывается, Дымовский не имеет прописки в родном Новороссийске. А временная регистрация в поселке Ключи Омской области, полученная майором в декабре 2009 года, 16 февраля 2010 года была признана недействительной (попутно на главу Ключей Олега Иванова завели дело о мошенничестве и драке с милицией; впрочем, формально это не имеет отношения к Дымовскому).

Хотя на самом деле то, что Дымовский остался без законной регистрации по месту жительства, не так уж и удивительно. Бывший майор не очень уважает бюрократические формальности. В частности, он до сих пор не зарегистрировал брак со своей гражданской женой Олесей, которая 8 февраля родила ему дочку Софию. Супруги собирались сходить в ЗАГС 29 января, причем неизвестно, что в большей степени подтолкнуло их к этому решению - большой срок беременности или предчувствие скорого ареста. Так или иначе, свадьба не состоялась - 21 января майора арестовали. Теперь Олесе и Дымовскому придется расписываться уже в СИЗО. В дневнике общественного представителя Дымовского, главы "Новороссийского городского комитета по правам человека" Вадима Карастелева говорится, что брак будет зарегистрирован в ближайшее время.

То, что Дымовского, несмотря на статус бомжа, некогда приняли на работу в МВД - тоже неудивительно. Закон "О милиции" позволяет стать милиционером любому гражданину РФ 18-35 лет "независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям".

А вот освобождению из-под ареста отсутствие прописки действительно способно помешать. Подписка о невыезде, согласно 102-й статье УПК РФ, состоит в письменном обязательстве "не покидать постоянное или временное место жительства без разрешения дознавателя, следователя или суда". Таким образом, отсутствие постоянного или зарегистрированного временного места жительства является вполне весомым доводом в пользу такой меры пресечения, как арест. Теоретически бомжа могут отпустить на свободу только под залог (а денег на залог у бывшего майора, по всей вероятности, нет).

Кроме того, следователи подчеркивают опасность Дымовского. В СКП утверждают, что бывший майор якобы пообещал чуть ли не переубивать всех представителей власти, которые имеют отношение к его уголовным делам, - от милиционеров до судей.

То, что при таких козырях СКП согласился хотя бы поднять вопрос об освобождении майора, - очевидное следствие активности сторонников Дымовского. Бывший милиционер получает мощную поддержку на всех уровнях: известный правозащитник Лев Пономарев выступает с требованиями выпустить его из-под ареста, а простые соратники пишут для него умопомрачительные песни:

Я возмущен, майор Дымовский,
Что власть вас в клетку упекла!
Но скоро кончен будет беспредел ментовский,
И плохо кончит власть лживая Кремля!
Да! Да! Да! Да!

Одновременно Дымовский пытается получить поддержку уже с самого верха... Нет, на этот раз не от Владимира Путина, которому были адресованы первые видеообращения майора (в Путине Дымовский давно разочаровался). 19 февраля Вадим Карастелев написал в своем дневнике, что бывший майор попросил выпустить его из СИЗО ради посещения неких святых для него мест (о каких местах шла речь, не уточняется). Однако следователи не только не вняли этой просьбе, но еще и сочли ее основанием для назначения майору психиатрической экспертизы. Адвокат Дымовского Николай Украинцев обжаловал это назначение, заявив, что российская конституция провозглашает свободу совести. А значит, отправлять человека вместо "святых мест" к психиатру - противозаконно.

Впрочем, есть вероятность, что на решение следователей повлияла не только просьба о паломничестве, но и оригинальный лексикон майора. В своих письмах соратникам он называет свой арест "пленом". В дневнике Карастелева говорится, что майор даже начал писать книгу под названием "Записки пленного". Правда, черновик изъяли после того, как сотрудники СИЗО нашли в санпропускнике записку с просьбой передавать в камеру Дымовского жалобы на условия содержания. Майор заявил, что записка, завершающаяся словами "Лучше умирать стоя, чем жить на коленях", не предназначалась для передачи другим заключенным, а должна была войти в состав книги. Однако ему не поверили.

В знак протеста Дымовский перестал разговаривать с сотрудниками СИЗО и во время плановых проверок вместо того, чтобы представиться устно, показывает лист бумаги со своим именем.

К сожалению, в последние дни читатели дневника Карастелева лишены возможности знакомиться с захватывающей хроникой жизни бывшего майора. 19 февраля автор дневника был задержан за проведение несанкционированного митинга. Сам он утверждает, что лишь раздавал в Новороссийске листовки с приглашением на легальный митинг в поддержку Дымовского, который должен был состояться 21 февраля. Однако вокруг него собралось так много любопытных прохожих, что милиционеры приняли их за протестующих. За незаконную уличную акцию правозащитника оштрафовали на две тысячи рублей, а за сопротивление при задержании на неделю посадили под арест.

Впрочем, Карастелев воспринял арест лишь как увлекательную возможность продолжить борьбу со злоупотреблениями в правоохранительных органах. Как стало известно СМИ, в камере он по собственной инициативе мыл полы, скрупулезно знакомился с условиями содержания и вел агитационную работу среди заключенных. В пропаганде он преуспел настолько, что сотрудники изолятора были вынуждены перевести всех его соседей в другие камеры. Остаток срока правозащитник досиживал в гордом одиночестве, не преминув отметить, что в соседних камерах царит страшная теснота.

Единственное, на что не смог пожаловаться Карастелев - это отношение персонала. По словам правозащитника, с ним обращались предельно корректно.

Вечером 26 февраля представитель Дымовского с чистой совестью вышел на свободу и готов был продолжить свой дневник. Однако уже на следующий день около его дома в поселке Гайдук на него напали двое мужчин с палками. Сильно избитый правозащитник до последнего думал о своем сайте. На страницах ресурса говорится, что сразу после избиения "он отзвонился в редакцию dymovskiy.name, несколько раз теряя сознание во время разговора". Скорую помощь Карастелеву вызвала его мать, ставшая свидетельницей избиения.

Один из участников избиения был пойман с поличным проходившим мимо милиционером. Второму удалось скрыться. В милиции утверждают, что оба нападавших являются жителями Гайдука и побить Карастелева они решили из личной неприязни. В то же время адвокат Николай Украинцев заявил, что преступники, по его мнению, выполняли чей-то заказ. Их действия Украинцев расценивает как покушение на убийство. Однако пока пойманного злоумышленника лишь посадили на 10 суток под арест - опять же за сопротивление сотруднику милиции. Каким образом он и его подельник будут наказаны за нападение на Карастелева, пока неясно.

Опыт Карастелева и главы поселка Ключи Олега Иванова показывает, что активная поддержка Дымовского идет на пользу самому экс-майору, но никак не участникам группы поддержки. Конечно, напрямую соотнести их беды с бывшим милиционером нельзя, но какая-то мистическая связь явно существует. Помог Дымовскому - и тут же или в мошенничестве обвинят, или деревенские хулиганы старые обиды припомнят... Наверное, на бывшем майоре лежит какое-то проклятие. Может быть, ему и правда было бы полезно прокатиться по "святым местам"...

Татьяна Ефременко