День, когда Москва перепугалась

Теракты 29 марта глазами блогеров

29 марта 2010 года посещаемость LiveJournal - самого популярного в России блог-сервиса - выросла примерно в полтора раза, до 250-260 тысяч посетителей в час. Об этом сообщил "Интерфаксу" руководитель Livejournal.ru Борис Овчинников. Что искали и что нашли в блогах все эти люди?

Для начала - еще немного статистики. По данным "Яндекс.Блогов", к вечеру 29 марта количество записей о взрывах в московском метро перевалило за 5,5 тысячи, или за 15 процентов от общего количества записей в русскоязычных блогах. Таких информационных всплесков мы не видали давно.

Ранним утром, в первые часы после терактов, среди всеобщей сумятицы, блоги были нужны прежде всего для того, чтобы сообщить друзьям и знакомым, что с тобой все в порядке, и выяснить, все ли в порядке с друзьями и знакомыми. Утренние записи в основном короче и суше дневных и вечерних: блогеры обменивались новостями, иногда добавляя что-нибудь вроде "страшно", "не верится" или "нет слов". Бурные словоизвержения, захлестывающие эмоции, яростные поиски виновных начались позже.

Журналисты тоже ринулись в блоги: всем нужны были свидетельства очевидцев и фотографии с мест терактов. Объявлениями о поиске очевидцев пестрели журналистские сообщества (например, paparazzi) и блоги (например, ведущего новостей Первого канала Дмитрия Борисова). Многие СМИ публиковали на своих сайтах посты очевидцев (например, "Эхо Москвы") или обзоры блогов (например, Слон.Ру, Газета.Ru, "Московский комсомолец", "Росбалт"). Особой популярностью пользовался рассказ ЖЖ-юзера davete, который оказался на "Парке культуры" в момент второго взрыва, а также пост журналиста Аркадия Бабченко о том, что происходило в метро в первые часы после терактов.

Граница между СМИ и блогами 29 марта стала зыбка как никогда. Блогеры и журналисты неустанно производили все новые килобайты и мегабайты информации, ссылаясь друг на друга до ряби в глазах. Это была настоящая информационная лихорадка. Все жаждали хоть каких-нибудь новостей. СМИ могли предложить отрывочные и зачастую противоречащие друг другу данные из официальных источников. Блогеры могли предложить эмоции. Сначала это были эмоции людей, которые видели взрыв, слышали взрыв или слышали/читали о взрыве. Потом - эмоции испуганных и разозленных жителей города, в который пришла беда, людей, вдруг почувствовавших себя беззащитными и беспомощными. Все это перемешалось в одну кучу.

Из этого утреннего информационного бурления родились слухи о третьем взрыве в метро - на станции "Проспект Мира". И тут, по замечанию Марины Юденич, обозначилась граница между СМИ и блогами: "[СМИ] сообщили [о третьем взрыве] и через некоторое время (максимум час) сообщение опровергли, приведя информацию официальных органов. Иное дело Twitter - любимый и незаменимый, правдивый, оперативный, опровергающий ложь и несущий исключительно истину. В последней, разумеется, инстанции. Он кричит от третьем взрыве и в эту минуту" (время публикации этого поста Юденич - 16:15, а опровержение поступило около 9:30).

Справедливости ради отметим, что большинство блогеров все же опровергли третий взрыв вслед за СМИ. Именно здесь, в районе понятия "опровержение", пролегает естественная граница между журналистикой (гражданской или профессиональной - в данном случае не так важно) и блоггингом.

Впрочем, куда больше "блогерских" новостей остались без подтверждений или опровержений. Например, об избиениях на улицах Москвы и в метро кавказцев, о невообразимо взвинченных ценах на такси (что тоже, говорят, приводило к дракам). Тем не менее, на эти сообщения сочли необходимым отреагировать официальные лица (таксистов, например, пристыдили патриарх Кирилл и премьер Владимир Путин).

СМИ весь день следили за блогами, выискивая там новостные поводы. А блогеры следили за СМИ. Но не только для того, чтобы узнать о происходящем во всех подробностях, но еще и для того, чтобы вынести свой вердикт: а как "журналюги" отработают эту тему?

Больше всего досталось, конечно, федеральным каналам, которые и в 11:30 как ни в чем не бывало показывали сериалы и передачи для домохозяек, обильно сдобренные рекламой. Как тут было не вспомнить эфир во время "Норд-Оста" в 2002 году, когда по телевизору чуть ли не непрерывно показывали Дубровку, даже если там ничего не происходило, - ну а вдруг произойдет?! Как это бывает - все уже, похоже, забыли, и телевизионщики в первую очередь. Блогерам же наперебой "стыдно" за российское ТВ. Блогерам вообще часто бывает стыдно за что-то, чего не стыдно стыдиться. Собственных промахов они стыдятся куда реже.

И разумеется, блогеры не были бы блогерами, если бы не нашли тут же виноватых. Причем не обязательно было даже заглядывать в блоги, чтобы узнать, кто кого обвиняет. Немедленно выделилась шумная группа, которая возложила ответственность за теракты на российские власти. Некоторые (например, оппозиционное движение "Солидарность" устами Бориса Немцова) обвиняли власти в преступной халатности. Другие (например, Андрей Илларионов) намеками или прямо заговорили о том, что "ФСБ опять взрывает Россию". Третьи (например, Борис Якеменко), наоборот, усмотрели в происшедшем вину оппозиции, "грантополучателей, фашистов, националистов, "правозащитников" своих, коррупционеров, посетителей борделей и наркоманов", - короче, врагов Стабильности. Наконец, четвертые (например, Владимир Тор) вменили коллективную ответственность за взрывы "ВСЯЧЕСКИМ кавказцам". Кроме того, кое-кто всерьез полагает, что теракты могли устроить американские, британские или грузинские спецслужбы, армянские или еврейские ("нынче Песах", - с готовностью поясняют юдофобы) террористы.

Боль, страх, злоба, истерика, слухи, сплетни, поспешные выводы и едва заметная толика дельной информации - вот что нашли в блогосфере те сотни тысяч посетителей, которые рылись в ней 29 марта 2010 года, в тот день, когда Москва впервые за шесть лет по-настоящему испугалась.

Интернет и СМИ00:03 6 декабря

«Ни дня без смерти или оскорблений»

Злобные шутки и необразованные люди сделали интернет опасным. Как это исправить?