Долг на всю жизнь

Зачем нужны столетние облигации?

В начале октября правительство Мексики решилось на выпуск столетних облигаций. Ценные бумаги, срок погашения которых наступит в XXII веке, заинтересовали инвесторов: если сначала Мексика думала получить "всего" полмиллиарда долларов, то потом объем выпускаемых облигаций увеличился вдвое. Ранее только две развивающихся страны мира выпускали подобные ценные бумаги: Филиппины и Китай.

Как это работает?

Столетняя облигация - это, как и любая другая облигация, своего рода кредит эмитенту. Покупатель ценной бумаги как бы дает в долг тому, кто ее выпускает, а эмитент, в свою очередь, обязывается отдать долг через определенное количество времени и приплюсовать к нему премию за выдачу кредита. Иногда выплаты по облигациям проходят регулярно - например, раз в год.

Облигации используются инвесторами по всему миру как способ подстраховаться на случай неудач на рынке акций или как отличная возможность для сохранения, но не приумножения средств. Дефолты по облигациям случаются сравнительно редко, и едва ли не 99 процентов из этих ценных бумаг торгуются в довольно узком коридоре: на рынке облигаций редко можно наблюдать рост или падение сразу на пять-десять процентов за торговую сессию, как это нередко случается с акциями.

Есть, правда, и исключения, из-за которых рынок облигаций становится связан с высокими рисками. В середине июня, например, облигации печально известного Межпромбанка со сроком погашения 6 июля торговались по 93,5-97 процентов от номинала. Это означает, что доходность по ним повысилась до 66-190 процентов годовых, ведь до погашения облигаций оставалось меньше месяца. Инвесторы просто-напросто не верили, что Межпромбанку удастся расплатиться по ценным бумагам. Так и произошло: тем, кто вовремя не смог сбросить облигации, пришлось соглашаться на рефинансирование долга. А потом Межпромбанк и вовсе потерял лицензию, так что теперь возвращение облигаций оказалось под вопросом.

На государственном уровне

В случае если облигации выпускает не компания, а государство, правила игры на рынке меняются незначительно. Правительство того или иного государства рассматривается инвесторами как обычный эмитент. С той только разницей, что развитые страны могут выпускать облигации едва ли не в неограниченном количестве и по очень низким ставкам. Эти ставки отражают веру в эмитентов: дефолт по облигациям Франции или Германии представить себе просто невозможно.

Но образцом для всего мира считаются облигации США - именно по разнице между ценными бумагами Штатов и других государственных эмитентов определяется, насколько рисковыми являются облигации той или иной страны.

Обычно государства выпускают долги на срок от 5 до 30 лет. Например, правительство России, вернувшееся на рынок внешних заимствований после 10-летнего перерыва, в начале 2010 года разместило облигации на пять и на десять лет. Есть у России и 30-летние облигации, выпущенные в 1990-е годы. А вот столетних облигаций у РФ не было. И в ближайшее время вряд ли планируются - чиновники не раз говорили, что возвращаться на рынок внешних заимствований пока не намерены, даже несмотря на дефицит бюджета.

А вот другие развивающиеся страны столетние бонды (так по-другому называются еврооблигации) пусть редко, но выпускают. В 1996 году Китай продал столетних облигаций на сто миллионов долларов. Есть аналогичные ценные бумаги и у Филиппин, но они также были выпущены задолго до кризиса.

А вот в посткризисную эпоху развивающиеся страны вековых ценных бумаг еще не выпускали. Риски понятны: кто знает, что будет с Мексикой через сто лет? Предполагать можно все что угодно: и смену власти, и мощную девальвацию, и обвал экономики, и, скажем, войну или даже потерю страной независимости. Чтобы вкладываться в столетние облигации, нужно, как кажется, быть начисто лишенным фантазии или же рассчитывать с выгодой продать эти ценные бумаги через десяток лет.

Несмотря на все понятные минусы такого рода вложений, интерес инвесторов к долгу Мексики превысил прогнозы. Эксперты, опрошенные Bloomberg и The Wall Street Journal, объясняют это крайне благоприятной конъюнктурой.

Дело в том, что в последнее время инвесторы по всему миру скупают едва ли не рекордное количество облигаций развитых стран, из-за чего их доходность значительно сократилась (ценные бумаги могут, например, продаваться по цене выше номинала). В итоге на рынке возникла острая необходимость в облигациях более или менее надежных, но все же развивающихся стран, которые бы предоставляли более высокие ставки.

В последние месяцы редкие облигации не пользуются спросом. Инвесторы скупали все ценные бумаги, попадающие на рынок, не исключая государственного долга Греции и Ирландии - именно эти страны в 2010 году назывались главными жертвами долгового кризиса. Тем не менее, книги заявок на них оказались переподписаны в несколько раз.

Доходность мексиканских облигаций была оценена в 6,1 процента годовых - для рынка облигаций эта доходность является очень привлекательной.

Не только государство

Столетние облигации на мировом рынке выпускают не только страны. За XX век в мире появилось несколько компаний, которые могут быть более или менее уверены, что спрос на их товары никуда не денется и спустя столетие. Как, например, представить себе будущий мир без продукции Coca-Cola? Вот и инвесторы не могут этого сделать и потому с увлечением торгуют столетними облигациями этой компании.

Другой пример - Walt Disney. Студия выпустила столетние бонды в 1993 году, но оговорилась, что выплатить обратно средства компания готова в любой момент по истечении 30-летнего периода. Выпускал такие облигации и Ford, правда, недавний кризис показал, как можно уничтожить машиностроительного гиганта практически за несколько месяцев.

Однако столетние бонды частных компаний не прекратили выпускаться даже после кризиса. В 2010 году на это решились по крайней мере две компании: оператор железных дорог Norfolk Southern (привлек 250 миллионов долларов) и голландский банк Rabobank (привлек 350 миллионов долларов). И если с первой компанией все понятно (вряд ли железные дороги в ближайшее десятилетие выйдут из моды), то вот финансовая организация преподнесла сюрприз: кризис 2008-2009 годов показал, как быстро рушатся банковские империи даже со столетним опытом работы.

Кроме столетних облигаций на рынке есть еще более любопытные инструменты. Canadian Pacific Corporation и ряд других организаций выпустили тысячелетние бонды. Другие компании решились на эмиссию облигаций без даты погашения, этакие вечные ценные бумаги. Купонные выплаты по ним будут происходить, пока существует компания-эмитент.

Возвращение на рынок после кризиса столь редких инструментов, как столетние облигации, говорит о том, что эмитенты и инвесторы все больше думают, как получить прибыль, а не только о том, как сохранить нажитое в "хлебные годы". Интересно только, заметят ли через сто лет информагентства новость о том, что Мексика погасила облигации 2010 года?